Хроника событий Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко Керри: США добиваются от Киева выполнения минских соглашений МИД Украины признал, что Нуланд действительно привозила в Киев печенье Порошенко назвал число украинцев, погибших в Донбассе

Киеву придется заплатить газовые долги

Украинцы не терпят никаких бумаг, если это не деньги

24 июня 2014 в 16:54, просмотров: 17209

За двадцать три года новейшей истории Украины эта страна неоднократно демонстрировала полную неспособность заключать какие-либо соглашения и особенно их выполнять. Так было в начале 1990-х, когда Киев отказался отдавать свою долю по бывшим долгам СССР, в 2000-х, когда из-за воровства украинцами газа из экспортной трубы Европа надолго оставалась практически без «голубого топлива». Так происходит и сейчас — Киев требует от Москвы скидок, но не погашает долги. Теперь российско-украинские газовые разборки дошли до Стокгольмского арбитражного суда. Пожалуй, это единственная инстанция, способная заставить украинцев выполнять свои обязательства. Однако судебный процесс может продлиться несколько лет. За это время Россия может ликвидировать зависимость от украинской газопроводной системы, построив новые маршруты в обход Украины и переориентировав часть экспортных поставок в азиатском направлении.

Киеву придется заплатить газовые долги
фото: AP

Шо не зьим, то понадкусываю

Тянуть на себя одеяло Украина начала сразу же после прекращения существования Советского Союза. В декабре 1991 года был заключен договор, определяющий порядок выплаты внешнего государственного долга СССР бывшими союзными республиками. Доли были распределены на основании удельного веса республик в экспорте и импорте, национального дохода и численности населения. России досталась доля в 61,3%, Украине — 16,4%. Следует сказать, что на тот момент больше 50% оплачиваемого валютой импорта доставалось республиканским бюджетам, тогда как 90% валютного экспорта — сырье и энергоносители — было произведено в России. Пик платежей приходился на 1992–1993 годы, когда необходимо было погасить задолженность на сумму в $29 млрд.

Кроме нашей страны, никто это соглашение не выполнил, и реализация договора была сорвана. В конце концов Россия сделала решительный шаг и взяла внешние долги на себя, но оговорила, что «коллеги» после этого не будут претендовать ни на какие советские активы за рубежом. Стоимость наследства Советского Союза превышала $140 млрд — это было гораздо больше внешних долгов. Однако на деле можно было получить не более $30 млрд. Очевидно, что Россия, взяв на себя чужие обязательства — и в первую очередь украинские обязательства, — фактически начала субсидировать экономику сторонних государств, которые такого благородства явно не оценили.

Поцелуй Сосковца ценой в $8 млрд

Эти субсидии сохранялись практически на протяжении всего времени. После распада Советского Союза Россия постоянно выплачивает Украине «газовые алименты». Уже два раза происходила реструктуризация украинских долгов за «голубое топливо», первая — в середине 1990-х годов, вторая — в начале 2000-х.

Первое российское газовое противостояние было также сопряжено с определенными событиями в Крыму. В 1994 году «Газпром» предъявил Киеву счет за газ. Платить украинцы, разумеется, не собирались. Одновременно тогдашний президент Крыма Юрий Мешков попытался отделить полуостров от Украины и присоединить его к России. Однако в его кабинет однажды вошли спецназовцы, и он ближайшим рейсом был отправлен в Москву. Должность спецпредставителя Киева в Крыму в то время занимал Евгений Марчук. Именно он и бывший российский вице-премьер Олег Сосковец в феврале 1995 года парафировали договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве двух стран. Они расцеловались возле трапа самолета, и Россия фактически простила Украине $4 млрд под видом реструктуризации. По неофициальным данным, в общей сложности Киев отжал у Москвы более $8 млрд. Крым также достался Украине.

В 2000-е годы ситуация повторилась. На этот раз был списан крупный долг корпорации «Единые энергетические системы Украины» перед российским Минобороны. Финансовые потоки украинской энергокомпании негласно контролировала Юлия Тимошенко.

Плавали — знаем!

Договориться о чем-либо было сложно не только с нынешней, прозападной властью Киева, но и с более лояльным к России свергнутым президентом Виктором Януковичем. Причем нефтегазовая отрасль — отнюдь не единственная сфера российско-украинского сотрудничества, взаимопонимание в которой давалось с трудом и большими трениями. Более того, частенько Украина доводит ситуацию до последней черты, своими необъяснимыми действиями провоцируя накал страстей или даже кризис.

Хорошим примером служит постсоветская история Черноморского флота. После распада СССР предполагалось, что морская боевая техника и флотская инфраструктура, находящиеся на территории Украины, и в первую очередь в Крыму, достанется нашей стране. Однако в середине 1990-х годов Киев выторговал у Москвы несколько сторожевых кораблей, а группировка войск была поделена на российскую часть Черноморского флота и украинский ВМФ. Россия начала выплачивать арендную плату, которая, в частности, направлялась на погашение государственного долга Украины.

Несколько лет воинские подразделения стран сохраняли достаточно мирные, добрососедские отношения. Проблемы возникли после избрания Виктора Ющенко президентом Украины. Он заявил, что российская база в Крыму противоречит национальным интересам его страны. Со стороны Киева последовали провокации в отношении наших моряков: украинские военные мешали высадке российского десанта на полуострове, пытались захватить ялтинский маяк, отказывались продлевать срок аренды, неоднократно задерживали российских матросов.

По словам директора Института стран СНГ Константина Затулина, украинская сторона намеренно продолжала тактику наращивания напряжения. «Курс оранжевой власти оставался тогда неизменным и был направлен на выдавливание Черноморского флота», — отмечает эксперт.

В 2010 году положение вроде бы урегулировали. Дмитрий Медведев подписал с Виктором Януковичем так называемые Харьковские соглашения, продлившие пребывание наших войск в Крыму до 2042 года. В ответ Москва согласилась снизить на 30% цену за поставляемый газ.

Однако уже год спустя Украина снова встала в позу и вопреки предыдущим договоренностям отказалась подписывать соглашение о модернизации судов Черноморского флота. Киев затребовал невозможное — предоставить данные о вооружении новых кораблей, то есть информацию, которая в любом государстве попадает под гриф «совершенно секретно». В результате договор так и не был подписан.

Во время крымского кризиса этого года, выводя с полуострова свой ВМФ, украинцы затопили в озере Донузлав два военных корабля — противолодочный «Очаков» и спасательный «Шахтер». Кроме того, они пытались взять под контроль находящуюся в Крыму подводную лодку «Запорожье», предлагая экипажу перейти на свою сторону. Подводникам пришлось пригрозить подрывом боекомплекта, чтобы сорвать планы украинского спецназа. Избежать столкновения позволило только вмешательство российских военнослужащих.

Послать Союз на три буквы

Неспособность вести конструктивный диалог и отвечать за собственные обещания хорошо иллюстрируют взаимоотношения Украины и Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Киеву неоднократно предлагали если не вступить в эту организацию, то хотя бы подписать некоторые ее протоколы. Обещаны были многочисленные преференции и льготы. «За счет расширения кооперации производства в высокотехнологических отраслях, роста товарооборота и экономической активности в перспективе Украина сможет получить дополнительный рост 1,3% от ВВП в течение 10 лет. Для Украины это $100 млрд», — прогнозировал советник российского президента Сергей Глазьев.

Оставаясь верными своим этническим традициям, украинцы подтвердили, что не терпят трех вещей: худой свиньи, пьяной бабы и никаких бумаг, если это не деньги. Несмотря на заявления Киева о пользе интеграции с ТС, все посулы остались на словах. Оставаясь министром иностранных дел, Петр Порошенко ездил в Вашингтон договариваться об объединении с Евросоюзом.

Россия надеялась на лучшее. Как говорил тогда первый вице-премьер Игорь Шувалов, в случае вхождения в Таможенный союз Киев мог рассчитывать на отмену пошлины на экспорт газа. Это означало для бюджета Украины примерно $2–3 млрд экономии в год.

Выгоды от вступления в ТС украинские власти определяли вплоть до отстранения от власти Виктора Януковича. Теперь же речи об экономических обязательствах Украины перед СНГ не идет. Киев готов подписать условия ассоциации с Евросоюзом до 27 июня. Как заявил Владимир Путин, в связи с этим «мы не сможем сохранить — это уж совершенно точно — нулевую ставку ввозных таможенных пошлин». Выгоды и потери от переориентации Киева очевидны: ежегодные потери Украины от снижения торгово-экономических отношений с Таможенным союзом составят $33 млрд, или 19% ВВП страны, а присоединение к ЕС даст в лучшем случае не более $3–5 млрд, да и то если Европа даст гарантии стабилизации на юго-востоке Украины и пролонгирует ряд экономических соглашений с Россией.

 Не в коня корм

Демонстрируя прозападную позицию, Украина тем не менее продолжает требовать от России скидок на «голубое топливо». Сейчас поставки газа в Незалежную осуществляются на основе соглашения от 2009 года. В рамках этого документа «Газпром» обязан поставлять украинским потребителям до 52 млрд кубометров. Причем Украина обязана отобрать из этого объема не менее 80%. Даже в случае недобора «Нафтогаз» должен заплатить именно за этот объем (например, если отобрано 70% из 52 млрд кубов, то покупатель все равно оплачивает 80%). Такие условия прописаны практически во всех соглашениях «Газпрома» с зарубежными партнерами.

В 2009 году стоимость тысячи кубометров для Украины была определена в $360. Однако со временем ставка неуклонно поднималась. Объяснить, почему цены росли, очень просто: Киев оплачивал поставки с задержками, а его сотрудничество с Россией в других сферах деятельности оставляло желать лучшего. Многие украинские промышленные производители, в частности химической и металлургической отраслей, являлись прямыми конкурентами россиян, поэтому предоставлять им льготы было бы со стороны «Газпрома» неразумно.

Кроме того, Украина продолжала идти на интеграцию с Евросоюзом. Остановить этот процесс могли лишь деньги. В декабре прошлого года средства были предложены — Россия пообещала Украине кредит на 15 млрд евро и даже успела перечислить первый транш в 3 млрд евро. Самое главное, Виктору Януковичу снизили цены на газ: если в конце прошлого года они доходили до $480–510 за тысячу кубометров, то с января этого — снизились до $268,5.

Помощь братскому народу, как назвал эту сделку Владимир Путин, оказалась напрасной. После февральского переворота оплата газа прекратилась. В соответствии с договором 2009 года «Газпром» повысил газовый тариф до $385,5. После вхождения Крыма в состав России была также отменена арендная скидка за расположение на полуострове Черноморского флота, и цены выросли до $485,5.

Хотя давить на экономику Украины, которая продолжала плодить и поощрять радикально настроенных националистов, было разумно с геополитической точки зрения, поднимать стоимость «голубого топлива» до такого уровня было явным перебором. Украинцы пожаловались, что цены, которые заламывает «Газпром», не являются рыночными, и призвали в союзники чиновников Евросоюза. С начала мая прошло более десятка раундов трехсторонних переговоров между Москвой, Киевом и Брюсселем — и ни один из них не увенчался компромиссом.

Со своей стороны «Газпром» предлагал Украине различные скидки: оплатите долг (сначала — около $2 млрд, сейчас — примерно $4,5 млрд) и сможете экономить на таможенных пошлинах, получите корпоративный дисконт или даже сможете убрать из договора кабальное условие take or pay, предполагающее штрафные санкции за недобор утвержденных объемов газа.

Киев отвечал неадекватными поступками и заявлениями. Украинцы утверждали, что цена в $268,5 является взяткой Януковичу за отказ от интеграции с Евросоюзом, однако настаивали, чтобы она сохранилась и для новой власти.

Шаг навстречу Украина все же сделала — «Нафтогаз» перечислил «Газпрому» более $785 млн за поставки в феврале-марте. Россия отодвинула сроки прекращения поставок газа, рассчитывая на продолжение. Однако его не последовало, и 16 июня «Газпром» отключил Украину от российской трубы и ввел авансовую систему оплаты поставок из России.

Бомбы в обмен на топливо

Сейчас газовый конфликт Киева и Москвы перешел в самую активную фазу. Стороны обратились в Стокгольмский арбитражный суд — международную инстанцию, где «Газпром» настаивает на возврате долга на сумму в $4,5 млрд, а Украина — на пересчете цены в меньшую сторону с компенсацией в $6 млрд. В пользу Киева говорит пока только один прецедент. В прошлом году немецкая компания RWE выиграла арбитраж у российской монополии с требованиями, похожими на предъявляемые сейчас «Нафтогазом». Летом прошлого года немцы через Международный арбитражный трибунал в Вене взыскали с «Газпрома» около $400 млн перечисленных ранее платежей.

Потенциальные возможности Киева победить «Газпром» в этом судебном процессе выглядят весьма условными. По мнению юристов, выдвигая исковые заявления к нашей стране, Украина сама делает шаг навстречу своей экономической гибели. У российской монополии есть чем ответить, например, выдвинуть еще один иск к «Нафтогазу» на сумму в $18 млрд за невыбранные объемы газа в 2012–2013 годах по условию take or pay.

Еще один возможный иск к Украине — это штрафные санкции за просрочку уплаты долга. В 2009 году, когда Украина перекрыла трубу в Европу, «Газпром» платил своим европейским клиентам около $17 млн за один день в виде штрафов и пенни за срыв поставок. В отношении Украины может быть применена аналогичная формула, в результате чего ее долги вырастут еще на $3–4 млрд. Представитель «Газпрома» утверждает, что такой иск вполне реален. «Однако в нынешних условиях для нас приоритетная задача — вернуть основной долг в $4,5 млрд», — отмечает менеджер монополии.

В Киеве ненадежность судебного разбирательства прекрасно понимают. Помимо российского фактора — неуплаты долгов — существует еще одна составляющая. Евросоюз, взявший под опеку украинских революционеров Майдана, оценивают трезво. Просроченные платежи за топливо грозят остановкой поставок не столько Украине, сколько европейским странам. Здесь борьба грозит перерасти в фазу тотального препятствия противоборствующих сторон. Два месяца переговоров позволили накопить Киеву более 12 млрд кубометров газа в своих хранилищах. Это топливо поставлялось Украине бесплатно, на основе предыдущих договоренностей. «То есть «Газпром» выполнял свои обязательства — поставлял газ. Киев газ воровал — Арсений Яценюк, будучи ставленником госдепартамента, а не премьером независимого государства, продолжал забирать топливо из России. В Луганске и Донецке гибли гражданские ополченцы, а в Киеве привели к присяге шоколадного магната Петра Порошенко и армянского предпринимателя Арсена Авакова, еще в 2012 году объявленного Интерполом за хищение около $100 млн в международный розыск. Теперь и сподвижник Авакова украинский националист Игорь Коломойский, охранная структура которого (фирма «БОГ — безопасность, охрана, гарантия») бомбит с помощью артиллерии и авиации мирные населенные пункты, также может быть арестован по международному праву — соответствующие санкции уже последовали со стороны России.

Российского газа хватит с лихвой. Но только Китаю

В настоящем виде газовая война между Россией и Украиной прежде всего в интересах США. Вашингтон обещал Брюсселю возместить газовые поставки из России, если они будут прерваны. Обещание не было выполнено: американские компании оказались не в состоянии изыскать столько свободных энергоресурсов, сколько требовалось Европе. Однако желание подвинуть Россию на европейском топливном рынке сохранилось.

Американцы намерены купить газотранспортную систему Украины. Представители США уже начали брать на себя управление украинским топливным комплексом. Украинская ГТС нужна американцам для создания на Украине газового плацдарма для поставок «голубого топлива» в Евросоюз. Серьезные запасы сланцевого газа сконцентрированы в Донбассе. Местные компании не спешат разрабатывать эти месторождения, объясняя это риском экологической катастрофы. Вашингтон, получив в распоряжение трубопроводы и ресурсные базы Донбасса, сможет наладить поставки топлива в страны Евросоюза и снизить долю российского газа в энергобалансе Старого Света.

Россия готовится дать отпор экспансии американцев на энергетический рынок Европы. «Газпром» намерен реализовать два новых экспортных проекта, однако уже в азиатском направлении. Это газопроводы «Сила Сибири» и «Алтай». После выхода на проектную мощность они смогут поставлять до 100 млрд кубометров «голубого топлива» ежегодно в Китай или другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Еще один способ поставок российского топлива иностранным покупателям — это экспорт сжиженного природного газа (СПГ) с завода во Владивостоке, который собирается построить российская монополия. Его первая линия должна заработать к 2018 году. Целевым потребителем российского СПГ обещает стать Япония. Впрочем, Токио вслед за США и Евросоюзом ввел против нашей страны некоторые санкции экономического характера, поэтому проект во Владивостоке может быть еще переориентирован. Правда, с этим проектом могут возникнуть сложности. Объем природного газа при сжижении снижается примерно в 600 раз. Это является главным преимуществом СПГ. Однако российские технологии сжижения «голубого топлива» уступают мировым аналогам. «Газпрому» придется либо разрабатывать собственные механизмы изготовления СПГ, либо покупать подобные установки на Западе или в Азии, страны которых могут отказать нашей стране в приобретении таких инноваций.

Впрочем, покупателей на наше топливо хватает с лихвой. Энергопотребление того же Китая растет на 15–25% в год. Рынок СПГ здесь наиболее востребован — танкерные перевозки топлива расширяют географические возможности экспортеров в поставках своего сырья, поэтому конечным пунктом доставки западносибирского газа могут стать Гонконг, Шанхай, Сингапур или даже Куала-Лумпур.

Поставки российского СПГ могут быть налажены даже в направлении Индии, с которой «Газпром» заключил контракт на продажу 3–3,5 млн тонн в год в течение 25 лет.

В ближайшие годы спрос на российский газ в Юго-Азиатском регионе будет расти. Китай намерен перевести свои генерирующие станции с угля, наносящего серьезный вред экологии, на более чистый и дешевый газ. Это может привести к дефициту «голубого топлива», восполнить который способны только российские поставщики.

Нельзя забывать и про «Южный поток». Несмотря на претензии Брюсселя, процесс реализации этого проекта не остановлен. С поддержкой России выступают Австрия, Болгария и Сербия, по которым должна пройти сухопутная ветка газопровода. Главная претензия Евросоюза к этому проекту заключается в том, что «Газпром» рассчитывает стать монополистом по поставкам и транспортировке газа по «Южному потоку». Еврокомиссия требует, чтобы оба вида бизнеса были разделены — «Газпром» должен пустить в трубу третьих производителей, либо отказаться от контроля над газопроводной системой. В принципе это возможно. Например, российская монополия может предоставить странам — транзитерам «Южного потока» долю в доходах от трубопроводных веток, проходящих по их территориям, что формально позволит «Газпрому» уклониться от исполнения европейских правил.

Правда, России придется отозвать иск во Всемирную торговую организацию, в котором наша страна просила международных арбитров оказать давление на чиновников Европарламента. Впрочем, при наличии доброй воли Брюсселя в отношении «Южного потока», а многие европейские потребители понимают, что без строительства этого маршрута не обойтись, судебные процессы вокруг этого проекта могут закончиться мировыми соглашениями.

Украина — слуга всех господ

Сейчас Украина убивает собственных граждан. Киев во всем винит спецслужбы России — наши бойцы якобы давно воюют в рядах донецких и луганских ополченцев, что означает вторжение российских войск на украинскую территорию. Нужен ли России украинский юго-восток? Однозначного ответа не существует.

Территория, где сейчас сконцентрированы оппозиционно настроенные разношерстные повстанцы, находится на границе с Россией. Противостояние с российскими Вооруженными силами повлечет за собой международный конфликт, итог которого непредсказуем. Украинская национальная гвардия, оплотом которой стали ультраправые радикалы самообороны Майдана и националисты «Правого сектора», готовы пойти на крайние методы — убивать демонстрантов, расстреливать добровольцев, брать в плен мирных граждан в обмен на захваченных активистов. Уговаривать боевиков нет смысла — назначенный главой Днепропетровска Игорь Коломойский заявил, что дерусофикация Украины — справедливое и необходимое решение.

Предоставить скидки на газ в таких условиях для России было бы равнозначно геополитическому самоубийству. Тем более что Украина уже показала, что готова отхватить по локоть протянутую руку помощи. Как же тогда быть?

Эксперты полагают, что экономические факторы в такой обстановке должны быть тесно увязаны с политическими обстоятельствами. Например, Россия может простить либо снизить часть газовых долгов и предложить скидки в дальнейшем. Правда, в обмен Украина должна пообещать выполнять обязательства по оплате топлива и не накапливать долги, как это происходило до последнего времени. Евросоюз может выступить в роли гаранта такой договоренности.

Кроме того, Москва за счет газовой трубы может попытаться остановить войну в Донецке и Луганске. В частности, потребовать вывода ополченцев и их семей в Россию, принятия решения об образовании автономии этих областей со своей администрацией, собственной милицией и ОМОНом, а также сохранения в местном бюджете фиксированного объема налогов.

Есть и другие варианты. Однако существуют большие сомнения в том, что Киев, особенно при нынешнем режиме, будет способен хоть на какой-либо компромисс. Договариваться с украинцами, как это показывают исторические хроники, невозможно — либо обманут сразу после финального рукопожатия, либо сделают это чуть позже, но гораздо болезненнее.

Новая Украина. Хроника событий


Партнеры