Хроника событий Реальная инфляция превысила официальную почти в два раза Когда умрет рубль Цены на хлеб в России оказались завышены в 10 раз В Москве начали расти цены на мороженое Рубль рухнет под давлением укрепляющегося доллара

Григорий Явлинский: «Продолжение сегодняшнего курса — это путь в тупик»

На краю отрыва

11 ноября 2014 в 15:09, просмотров: 63477

Как остановить падение рубля? Должен ли россиян волновать его курс? Что будет с экономикой в следующем году? Когда Россия станет наконец великой и сильной и что для этого сейчас нужно делать? На эти и многие другие вопросы «МК» отвечает Григорий Явлинский.

Григорий Явлинский: «Продолжение сегодняшнего курса — это путь в тупик»
фото: Геннадий Черкасов

— Сначала — про больное. Про рубль. Почему он стал падать со сверхзвуковой скоростью?

— Причин падения рубля — несколько.

Первая группа причин — слабость российской экономики в целом. Экономика — сырьевая, плохой инвестиционный климат, серьезное технологическое отставание, слабые институты, суды, законы, права собственности, низкий уровень госуправления, коррупция, избыточность госрасходов, большие потери в таких сферах, как ЖКХ, а в последнее время — еще существенное снижение сбережений, и как результат — инфляция, отток капитала. Еще в прошлом году рост экономики снизился до 1,3%. А за этот год тенденция спада только усилилась. На фоне неблагоприятных прогнозов резко возросли негативные ожидания, и общая атмосфера ухудшилась.

Вторая группа причин — текущие экономические факторы, которые наложились на слабость экономики. Это: а) снижение цен на нефть за последние месяцы более чем на 25% и б) долги российских компаний и банков западным финансовым институтам.

Общая сумма этих долгов — более 600 млрд долларов. Это в 1,4 раза больше наших золотовалютных резервов. В 2014-м — начале 2015 года компаниям и банкам нужно заплатить 150 млрд долларов долгов, а кредиты им недоступны из-за санкций, и они не могут перезанять, как делали раньше. Но основные выплаты должны быть произведены в ноябре–декабре, поэтому сейчас они скупают доллары. Соответственно, спрос — очень большой.

Третья группа причин — политика, которая проводится руководством страны: а) ее непредсказуемость — никто не знает, будет война, не будет войны, и б) ссора со всеми развитыми странами и санкции — как результат этой политики. Означающие, например, что нельзя взять кредит, но платить все равно надо, и разные другие неприятности…

Коротко говоря, рубль как национальная валюта отражает состояние экономики и страны в целом — показывает, что происходит.

— Сколько будет продолжаться падение рубля? Почему Центробанк не может ничего с этим сделать?

— Теоретически рубль может приостановить падение искусственно — после реального вмешательства ЦБ — или естественным образом — после того, как компании рассчитаются с кредиторами и перестанут скупать доллары, т.е. после декабря. При условии, конечно, что не будет ухудшения политической ситуации, новых санкций и дальнейшего снижения цен на нефть.

Но уверенность в стабильности и надежности рубля появится только после того, как отменят санкции и начнет уверенно расти цена на нефть.

Однако Центробанк понимает, что необходимые для остановки падения рубля валютные интервенции довольно быстро уничтожат все его финансовые резервы. Чтобы поддерживать курс рубля, ЦБ только в четвертом квартале этого года придется потратить не менее 15% золотовалютных запасов. Вообще же с учетом всего, что происходит — и если все так и будет дальше, — финансовых ресурсов хватит на полтора-два года.

— Сейчас люди еще не ощущают на себе в полной мере все эти падения и санкции. Но они не могут не отразиться на нашей жизни. Чего нам ждать?

— К сожалению, неизбежным результатом будет ускоренный рост цен, и скоро буквально все это почувствуют. В связи с падением рубля граждане потеряли порядка 20% своих рублевых накоплений. Фактически на столько же понизились их зарплаты. Люди будут меньше покупать, и у экономики окажется еще меньше стимулов развиваться, чем прежде.

В целом по этому году роста реальных доходов у людей не будет совсем. В будущем году доходы будут падать, цены — расти (особенно весной), а объемы производства — снижаться. Такое состояние экономики называется стагфляцией. Это одна из самых тяжелых экономических болезней. Стагфляция разрушает экономику очень глубоко, невозможно ничего планировать, инвестиции стремятся к нулю, все пытаются решать только мелкие, сиюминутные задачи.

У государства в такой ситуации не остается другого пути, кроме как собирать больше денег с населения. Поэтому будут вводить новые налоги: на недвижимость, на дивиденды, на занятие бизнесом… В придачу к тому, что у вас снизятся доходы, вас еще обложат новыми налогами.

— Многие думают: пускай рост цен, налоги, безработица — ничего, как-нибудь переживем, зато наши дети будут жить хорошо, в сильной стране, самостоятельной, уважаемой, с Крымом, в котором не будет натовских баз… Вы согласны с этим?

— Я бы тоже очень хотел, чтобы Россия была сильной и уважаемой страной. Но такая страна — это страна с хорошо развитой экономикой. У нас, как мы уже говорили, экономика слабая, поскольку реформы 90-х провели по-дурацки, в 2000-х ничего не исправили, и вообще уже давно никаких серьезных улучшений в экономике не делаем, а просто меняем нефть и газ на разные импортные товары. В то время как США и страны ЕС производят 45% мирового ВВП, Россия — всего 2–3%.

При этом, по мнению Минфина, бюджетные расходы в реальном выражении за семь лет к 2015 г. выросли на 27%, а доходы — только на 1%. И в ближайшие годы расходы увеличатся еще больше.

За 2014–2016 гг. расходы на оборону должны вырасти примерно на 60%. Кроме того мы официально потратим как минимум 650 млрд руб. на Крым.

Прибавьте сюда же Восточную Украину. Сколько сейчас на нее денег уходит — это никто не может сказать, это просто неизвестно. А сколько понадобится, чтобы помочь ей восстановиться?..

Очевидно, начальство думает, что после войны там будет, как с Олимпиадой: поручим олигархам, и они отстроят шахты, заводы, дороги, жилье, отопление — все, что разрушено в Донецкой и Луганской областях. Но из-за санкций олигархи теперь не имеют доступа к кредитам. Они не смогут этого сделать, и эти расходы тоже лягут на бюджет страны.

Чтобы обеспечить все эти выросшие разом расходы — на оборону, на Крым, на восстановление и прочее, — годовой рост экономики должен быть 4,5% минимум, а цена на нефть должна быть 110–112 долларов за баррель. Но рост экономики у нас нулевой, и правительство не имеет никакого убедительного плана, чтобы его стимулировать в нынешних условиях. А прежних цен на нефть ждать можно очень долго. Откуда же возьмется сильная страна?

— Если мы на 60% увеличиваем расходы на оборону, страна в любом случае не будет слабой.

— Все равно страны НАТО так не догнать. Потому что они тратят на военные расходы 2,5% ВВП, но при этом объем финансовых ресурсов — то есть денег — у них в 7 раз больше, чем у нас — при наших военных расходах 4,1% ВВП.

К тому же сильная страна не может занимать 134-е место в мире по продолжительность жизни. В сильной стране у людей хорошее здоровье. А у нас на здравоохранение выделяется денег почти в два раза меньше среднего мирового уровня — чуть более 3% ВВП. Россия на 106-м месте по расходам на здравоохранение — между Буркина-Фасо и Сейшельскими островами…

— Но не всегда же так будет. Трудные времена когда-то закончатся. Нефть поднимется, Крым отстроится, компании расплатятся по кредитам, экономика начнет развиваться, народ поздоровеет. Советский Союз все-таки был сильной страной. Почему Россия не может ею стать?

— Если бы Советский Союз был сильной страной, он бы не развалился.

Советская экономика была изолированной от мира. В самом начале 90-х она окончательно разрушилась, и на ее месте стали строить другую экономику, капиталистическую.

Но «реформаторы» не понимали, как важно для экономики создавать правовую систему, чтобы закон был одинаковым для всех, чтобы частная собственность была неприкосновенна, чтобы суд был независимым, чтобы приватизация была честной, а не мошеннической и криминальной… И в результате капитализм, который построили в России, получился периферийным. Он оказался на периферии европейского капитализма — пытался использовать оттуда что мог: правила бухучета, менеджмента, инвестиционные технологии… Даже ЕГЭ мы и то оттуда заняли.

А в последние три года европейский курс у нас стал меняться на «евразийский» — то есть антиевропейский. И сейчас у нашей экономики по политическим причинам происходит разрыв с центральной частью глобальной экономической системы.

И поскольку наша экономика периферийная, она не имеет достаточных внутренних ресурсов для саморазвития. Если ставишь стену между периферией и центром, от которого идет подпитка, периферия начинает скукоживаться. Именно это и происходит с нашей экономикой.

— Но можно же выстроить новую экономику — евразийскую — вместо прежней, ориентированной на Европу…

— Что такое «евразийская экономика» — неизвестно. Поэтому никто ничего не строит. Пока только разрушается то, что было построено.

Изменился политический курс, и в этом новом «евразийском» курсе экономика стала уже не нужна. Она перестала быть целью. И учитывая ее особенности — все эти институциональные проблемы, — она начала разрушаться.

Это не просто отставание, плохие показатели, банкротство десятка банков. Это разрушение всей системы.

Она не была идеальной, она не была хорошей даже. Не была ни современной, ни эффективной. Но она работала, и ее с очень большим трудом и многими жертвами 25 лет создавали. А теперь ее разрушают.

Вот у вас, скажем, плохая машина, но она ездит. И вы куда-то едете на ней. Но на середине пути вы вдруг решили слить масло из двигателя, залить дизель вместо бензина, зачем-то ломаете аккумулятор...

Вот это наша экономика сейчас. В таком же точно положении.

Все политические решения, которые принимаются государственным начальством, направлены точно на то, чтоб ее разрушать.

— Куда же мы, по-вашему, приедем в итоге?

— У мировой экономики в перспективе будет рост порядка 3,5%, а у Соединенных Штатов — и того больше. А мы будем все сильнее отставать, и наше значение в мире от таких мероприятий — а нам все говорят, что у нас будет большое значение, — только уменьшится. Через десять-пятнадцать лет при таком развитии, как сейчас, у нас в лучшем случае будет около 1% мирового ВВП, и по экономическому влиянию мы будем, как сейчас Малайзия…

Успешное существование вне глобального мира в XXI веке невозможно. Антиевропейский курс — «евразийский» курс — может привести к катастрофическим последствиям. Это будет не кризис, а крах.

— Можете назвать те составляющие экономического механизма, которые сейчас у нас работают принципиально неправильно?

— Давайте я в качестве ответа лучше расскажу про просьбу «Роснефти». Об этом много писали: она недавно попросила более 2 трлн рублей у государства.

Представляете, что это за сумма? Она больше суммарных затрат бюджета на здравоохранение, образование и ЖКХ в 2014 году. Потому что на них отведено 1 трлн 244 млрд рублей.

Она больше совокупного объема дорожных фондов: они составляют 1 трлн 16 млрд.

Больше расходов федерального бюджета на госпрограмму сельского хозяйства: на нее заложено 1,5 трлн до 2020 года.

А «Роснефть» — нефтяная компания, которая должна кормить страну, — просит 2 трлн!

— А зачем им такие астрономические суммы?

— А у них долги такие: купили ТНК-BP за 54 млрд долларов, взяв кредиты у иностранных банков. Поэтому в этом и следующем году «Роснефть» должна выплатить по долгам 30 млрд долларов.

Они заняли деньги на Западе, чтобы приобрести собственность, с которой будут получать прибыль. А чтобы отдать этот долг, хотят взять деньги у государства. У нас, другими словами. Сначала полтора триллиона просили, теперь просят два…

— Красиво.

— Не то слово!

Но они не одиноки. Посмотрите экономические газеты: футбольный чемпионат — 664 млрд. Внешэкономбанк просит увеличить его уставной капитал на 50–60 млрд. «Газпром» хочет продать своих акций на 40 млрд Фонду национального благосостояния. Еще нужны субсидии селу, которое должно заместить импортную еду, на 40–50 млрд. И так — без конца и края. Это такая экономика. ПП — полный привет. Мягко выражаясь…

Те, кто должен создавать благополучие страны, вместо этого тянут и тянут из нее государственные деньги. И я вас уверяю, что изъятие пенсионных накоплений и новые налоги ни в коей мере не удовлетворят их запросы.

При этом Росстат сообщает, что в последний год в среднем зарплаты чиновников выросли на 32%, в Администрации Президента — на 35%, в аппарате правительства — на 26%. А на рост зарплат только в Администрации Президента и аппарате правительства на три ближайших года в бюджете запланировано около 15 млрд рублей.

— Что, вы считаете, сейчас надо делать, чтобы спасти экономику?

— В первую очередь главным чиновникам и министрам надо перестать обманывать, рассказывая, что все хорошо, и «вам должно быть абсолютно все равно, какой там курс рубля».

Вместо этого, чтобы хоть немного успокоить ситуацию и снизить негативные ожидания, надо внятно сказать, чего точно делать правительство не будет, и запретить говорить всякие бессмыслицы советникам и прочим «специалистам» от имени президента и правительства. Выработать и обязательно обнародовать план действий в условиях разворачивающегося экономического кризиса — пускай с ним можно будет спорить, но надо создать ситуацию мало-мальски предсказуемую.

А по крупному — надо менять политический курс, потому что сейчас наша экономика уничтожается политикой. Надо находить общий язык с миром и двигаться к отмене санкций, отказаться от курса на милитаризацию и наконец начать проводить жизненно важные реформы, создавать современную экономику.

Возможно, все это по тем же политическим причинам пока звучит утопично, но продолжение сегодняшнего курса — это путь в тупик.

Рост цен и падение рубля. Хроника событий


Партнеры