Токовая терапия

Куда реформы завели рынок энергетики?

11 ноября 2014 в 11:00, просмотров: 3047

На днях на российском рынке электроэнергетики произошла очередная корректировка правил игры. Правительство решило сократить расходы малого и среднего бизнеса на подключение к электросетям: к 2017 году они смогут присоединяться практически бесплатно. За этот подарок придется заплатить всем остальным потребителям: выпадающие расходы предлагается заложить в тариф на передачу электроэнергии.

Токовая терапия
Фото: Ольга Мамонтова

Царский подарок

По решению правительства, с 1 октября 2015 года в плату за техприсоединение потребителей электроэнергии с максимальной мощностью менее 150 кВт будет входить не более 50% инвестиций на строительство сетей к существующей инфраструктуре («последняя миля»). С октября 2017 года эти расходы для потребителей до 150 кВт вовсе исключат из платы за подключение к сетям. Кроме того, бизнес получит возможность беспроцентной рассрочки 95% платежа за присоединение до трех лет. Получается, что расходы сетевых организаций на т.н. «последнюю милю», не учтенные в плате за техсоединение, будут признаны «выпадающими» и учтены в тарифе на передачу электроэнергии. По оценке экспертов, с 2015 по 2018 годы затраты госхолдинга «Россети», на балансе которого находится основная часть электросетей, на «последнюю милю» для потребителей до 150 кВт составят 34 млрд руб. Видимо, предполагается, что доходы от увеличения налогооблагаемой базы перекроют потери госкомпании от новой льготы. Однако не все эксперты разделяют оптимизм властей. Эта мера будет неэффективна: расходы сетей на ТП льготных категорий (до 15 кВт и до 150 кВт) потребителей растут в геометрической прогрессии, но не компенсируются дальнейшим ростом тарифа на передачу, говорит глава НП территориальных сетевых организаций Александр Хуруджи. Дешевизна услуги стимулирует потребителей заказывать больше мощности, чем им нужно. С ним солидарен и первый заместитель гендиректора МОЭСК Александр Иноземцев: «Никакой ответственности за заявленные, но неиспользуемые мощности для потребителя не предусмотрено. Все льготное подключение для МОЭСК — чистой воды убыток и выполняется за счет средств компании. Например, недофинансирование льготных категорий потребителей в 2013 году, не компенсируемое полученной выручкой, только по Московской области составило около 2 млрд руб. Действующий механизм RAB-регулирования предусматривал компенсацию этих убытков в тарифе на передачу. Де-факто была возможность переложить затраты по подключению льготных категорий заявителей на всех остальных. Поскольку на сегодняшний день рост тарифа на передачу ограничен, то и возможность включения туда выпадающих доходов от льготного техприсоединения также сильно ограничена».

Точка отсчета

Очередные нововведения не добавили оптимизма ни инвесторам, ни рядовым гражданам. Изменения идут почти без остановок, хотя формально энергореформа завершилась в 2008 году. 6 лет назад РАО «ЕЭС России» прекратило свое существование, а на его месте появилось 28 независимых компаний. Упрощенно энергосистема страны была принудительно разделена на три сектора: генерацию, сети и сбыт. Главные цели либерализации — возникновение конкуренции и снижение цен. Раздел наследства «РАО ЕЭС» проходил по любимой для капиталистов схеме: самые доходные и относительно новые бизнес-активы — производственные мощности и сбыт — передали в частные руки. А наиболее изношенный (износ основного сетевого оборудования в энергетической отрасли РФ составляет около 70%) и проблемный актив — сетевой комплекс — милостиво оставили государству. Причем на балансах сетевых госкомпаний оставили огромные долги старой энергосистемы. На деле смелый эксперимент пока далек от завершения. Главной задачей реформы было создание конкурентной среды. По сути же, вместо одной госмонополии появилось несколько региональных монополий, которые снова объединили генерацию и сбыт в одни руки. Так, «Федеральная антимонопольная служба (ФАС) подозревает структуры «КЭС- холдинга» (прим. ред. — объединяют территориальные генерирующие компании ТГК-5, ТГК-6, ТГК-9, Волжскую ТГК и КЭС-Энергосбыт) в завышении цен на электроэнергию с декабря 2011 года по январь 2013 года», сообщала газета «Ведомости».

Призрачные надежды

Подобная картина наблюдалась и в секторе сбыта. Хотя, по замыслу реформаторов, именно сбытовые компании должны были создать конкуренцию на розничном рынке. Однако некоторые владельцы сбытовых компаний вместо сбора и распределения средств за оказанные сетевые услуги, поставленную энергию, начали выводить активы на сторону. Так, в 2012 году в эпицентре скандала оказалось руководство компании «Энергострим», включая бывшего гендиректора Юрия Желябовского. «Как говорится в материалах расследования, в 2008—2012 годах, используя свое служебное положение, обвиняемые похитили акции десятка региональных энергосбытовых компаний, включая дагестанскую энергосбытовую компанию, «Пензаэнергосбыт», «Ивэнергосбыт» и др., затем ценные бумаги выводились на компании, подконтрольные господину Желябовскому», — сообщала газета «Ъ». Часть сбытовых компаний после вывода активов признавались банкротами. Функции гарантирующих поставщиков вынужденно, согласно решению правительства, принимали на себя сетевики. При этом, приняв долги банкротов, настроив их работу, сети обязаны снова отдавать сбыты на аукцион, поскольку по закону (ФЗ-35) им больше года нельзя выполнять эти функции. На днях в российском парламенте предпринята попытка вынуть краеугольный камень реформы Чубайса. Комитет по энергетике поддержал поправки в закон об электроэнергетике, разрешающие территориальным сетевым организациям исполнять функции энергосбытовой организации и гарантирующего поставщика. «Серьезную отрасль, какой является электроэнергетика, отчасти заставили играть по абсурдным правилам. Что касается конкуренции — ее никогда не было — это иллюзия, дым. Так что решение Комитета Госдумы по энергетике, разрешающее сетевым организациям выполнять функции по сбыту электроэнергии, — первый позитивный шаг в направлении здравого смысла», — отметил председатель Комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев.

Вольные цены

Второй задачей реформы Чубайса было снижение тарифов. Напротив, они только увеличивались. Даже в кризисный период 2009—2011 годов цены для конечных потребителей выросли больше чем вдвое. И это при том, что на российском энергорынке образовались огромные «излишки». Минэнерго и «Системный оператор» (диспетчер единой энергосистемы) разрабатывают механизмы вывода «лишней» генерации из эксплуатации, но, признают в регуляторах, даже если нормативная база будет готова мгновенно, ликвидировать 20 ГВт избытка к 2016 году невозможно. «После завершения либерализации рынка и перехода отрасли к «ручному управлению» ситуация стала абсурдной: цены на электроэнергию в России, обладающей избыточными энергетическими ресурсами, приблизились к уровню стран, испытывающих серьезный недостаток в энергетическом сырье», — отметил Иван Егоров из AEnergy. По его оценке, особенно резким был скачок цен два года назад, в среднем он превышал 40%. Таким образом, для значительной категории российских потребителей уже сегодня тарифы на электричество сравнимы или выше, чем в США и Восточной Европе.

Сети дешевеют

Не стала лучше жизнь после либерализации рынка и у государственных сетевых компаний, которые уже после реформы объединили в холдинг «Россети». Подставить плечо российским сетевикам могли бы зарубежные инвесторы, но ждут, когда будут отрегулированы механизмы управления сетевым хозяйством. А пока отрасль продолжает терять выгодных клиентов: многие крупные потребители, стремясь сократить расходы, заключают прямые договоры с ФСК (сетями высокого напряжения), где тариф значительно ниже. Выпадающие доходы сетей компенсируют недостаточно, а расходы на эксплуатацию и содержание нужно нести в полном объеме. Частные владельцы акций крупных сетевых компаний (а это в основном крупные фонды и структуры) слабо сопротивляются этим процессам. У них, похоже, свой интерес — госпакеты обесцениваются и их можно купить по более низкой цене при фактически монополистическом положении и высокой стоимости реальных активов.

Единые стандарты

Простота создания территориальной сетевой компании породила еще одну проблему. В этом году количество ТСО в России превысило 3500. Подавляющее большинство из них — мелкие компании, не способные в полной мере гарантировать надежность энергоснабжения: они зачастую испытывают недостаток специальной техники, обученного персонала. Это особенно очевидно во время наводнений и ледяных дождей. В стратегии развития электросетевого комплекса запланирована консолидация мелких ТСО. Очевидно, что небольшим игрокам просто не под силу постоянно содержать в исправности сложное хозяйство. Правительство России надеется, что в ходе реформ и укрупнения количество игроков на этом сегменте рынка к 2030 году сократится до 800. Пока процесс консолидации проходит болезненно. У сетевиков растут долги, не хватает средств на развитие. Так, анализ финансовой отчетности ряда МРСК показывает, что компании терпят серьезные убытки. Чтобы программа развития Единой энергетической системы России на 2014—2020 годы оказалась успешной, а запланированные в ее рамках капиталовложения в генерацию и электросетевое хозяйство объемом 2,3 трлн руб. — полезными, необходимо сформировать общие условия и единые правила для всех участников рынка электроэнергии страны, считают эксперты. Это необходимо и энергетикам, чтобы реализовывать долгосрочные инвестиционные программы. Это нужно и потребителям (бизнесменам и гражданам), чтобы понимать формулу образования тарифов и минимизировать свои расходы.

Ольга Басова



Партнеры