ЦБ и Минфин заставят стать институтами развития

Не случайно в ВЭБе сменилось руководство

26 февраля 2016 в 19:44, просмотров: 4298

Владимир Путин сменил главу Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (ВЭБ). Вместо Владимира Дмитриева, который возглавлял ГК 12 лет, назначен зампред Сбербанка и бывший кадровик ЮКОСа Сергей Горьков. Впрочем, ничего неожиданного в этом нет. Конечно, дыра в бюджете ВЭБа, по данным СМИ, составляет до 1,3 трлн рублей. Но это последствия выполнения госзаказов, связанных с Олимпиадой в Сочи и приобретения в свое время активов на Украине. Проблема в другом. Чуть ли не все так называемые институты развития (к ним принадлежит и ВЭБ), которых, по подсчету президента, уже более двух десятков, превратились, опять же по его словам, в «помойки с плохими долгами». И нуждаются в «чистке». То есть деньги на рост государство дает, и немало, а ВВП продолжает падать.

ЦБ и Минфин заставят стать институтами развития
фото: Геннадий Черкасов

Не секрет, что в России успешным и эффективным может быть только ручное управление. Это доказано буквально столетиями существования нашего государства. Другое дело, что далеко не все правители принимали соответствующие вызовам времени решения. Иначе не было бы у нас столько революций.

Внедрение в систему госуправления в «нулевых» годах институтов развития вначале принимали буквально на ура. Как-никак часть бюджетных денег пошла не на проедание чиновниками и обездоленными, а на стимулирование экономического роста. Создали их немало. Вместе с региональными структурами вообще более 200. Казалось бы, сейчас можно было бы стричь купоны. Ан нет — ВВП стремительно сокращается. Почему?

Ответов довольно много. Но главный — структура экономики. Она, под стать «ручному» политическому управлению, является сверхмонополизированной государством. В ней нет места здоровой конкуренции, зато коррупция просто процветает. И отдельными посадками губернаторов тут ничто не исправишь.

По разным оценкам, государственными активами в России являются сейчас от 50% до 70% ВВП. Явный перебор. До 2003 года, по данным ОЭСР, государство владело лишь 20% национальной собственности.

Славу богу, это дошло и до Кремля. Объявлена массовая приватизация нефтяных компаний и госбанков. Но кто их в условиях кризиса и западных санкций купит?

Самое время вспомнить об институтах развития. Но не тут было. Возьмем для примера «Роснано».

1 июля 2015 года Следственный комитет возбудил уголовное дело о растрате 220 млн рублей из средств этой госкорпорации в отношении трех экс-руководителей: главы корпорации Леонида Меламеда, его бывшего зама Андрея Малышева и бывшего финдиректора Святослава Понурова. Следствие полагает, что 220 млн рублей госкорпорация выплатила незаконно частной компании за фактически не оказанные услуги. На самом деле эти деньги якобы являлись «золотым парашютом» ушедшего в отставку Меламеда.

При этом «Роснано» давно демонстрирует свою неэффективность. В 2014 году чистый убыток корпорации составил 14,57 млрд рублей при выручке в 6,3 млрд. Данных по прошлому году пока нет. Совсем недавно банкротом был признан завод «Роснано» по производству литий-ионных аккумуляторов. «Лиотех» заработал в декабре 2011 года как СП «Роснано» и китайской Thunder Sky Group. Общий объем инвестиций составил 14,8 млрд рублей, но завод так и не вышел на проектную мощность. В 2013 году из проекта вышел китайский партнер. Теперь завод не может расплатиться по долгам. Зато глава «Роснано» Анатолий Чубайс на новогоднем корпоративе похвастался, что у компании «очень много денег».

В условиях углубляющегося кризиса деньгами разбрасываться невозможно в принципе. Трудно сказать, заменят ли Чубайса более эффективным менеджером, как Дмитриева. Важнее другое. Явно институты развития проредят, и очень серьезно. Дело в том, что многие из них бюджетные деньги держат на депозитах коммерческих банков вместо их реального использования. Минфин уже предупредил, что в этом году эту практику прекратит. Для начала все их депозиты переведут в Федеральное казначейство, а 1 июля все не использованные вовремя средства вернут в казну.

Впрочем, есть и вдохновляющие примеры. Так, учрежденный только в прошлом году в рамках федерального бюджета Фонд поддержки промышленности, которому выделили всего-то 20 млрд рублей, собрал, во-первых, уже более 700 млрд рублей заявок, а во-вторых, на его средства успели построить и первый завод.

Дальше — больше. ЦБ за последние два года выделил под льготные 6,5% до 300 млрд рублей на знаковые промышленные проекты.

Однако все равно получается замкнутый круг. У коммерческих банков нет дешевых кредитов. А без этого нет роста. Экономику душит госмонополизм. Приватизация буксует. Остается только финансирование отдельных проектов ЦБ и Минфином. Но правительство Дмитрия Медведева заметных средств в экономику не вкладывает. В ответ ВВП продолжает падать. Явно нужны прорывные решения. Которых нет.



Партнеры