Как стать миллионером

29 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 1365

Кто сказал, что время шальных денег прошло? Зарабатывать миллионы можно и сегодня. Когда, казалось бы, поезд уже ушел. Закончилась ваучерная приватизация, а скандальные залоговые аукционы, породившие наших олигархов, больше не проводятся. Всего-то и нужно — не корпеть годами над бизнес-планами и поднимать производство. А прибрать к рукам какое-нибудь предприятие, даже самое завалящее. Сразу оговоримся, речь не идет о покупке завода ради производства. Серьезные деньги сегодня можно заработать разве что на нефти, газе и металле. Но здесь, как говорится, все украдено до нас. Поэтому самый эффективный и быстрый путь к миллиону — захватить предприятие с землей, на которой оно стоит. А стоят московские заводы на очень дорогой земле. Метр стоит баснословные тысячи. Что уж говорить, когда счет идет на гектары. Так что цена вопроса — цифры с шестью нулями.


Правила игры: Понятно, что просто так, за красивые глаза, делиться своим добром дураков нет. А если собственник и захочет расстаться с ним, то выставит на аукцион. За такие деньги, что мало не покажется. Поэтому цель — увести предприятие у владельцев, причем вполне законными — внешне — способами.

С каждым новым этапом задача усложняется, но и ставки растут. К тому же на пути к заветной цели есть подсказка и, как в телеигре, три несгораемые суммы, добравшись до которых можно выйти из игры с прибылью.

Что предпочитают захватчики?

Недружественное поглощение — это такая же примета времени, как 10 лет назад — приватизация. Тогда у нас на смену мегасобственнику (государству) пришли миллионы мелких. Только кому-то достался один ваучер, а кому-то — чуть ли не целая отрасль. 10 лет назад молодые и предприимчивые старались урвать кусок у государства, сегодня — по большей части друг у друга. За это время методы стали более цивилизованными, хотя цель все та же — заработать побольше денег.

О вкусах не спорят. На первый взгляд кажется, будто люди, затеявшие очередной передел Москвы, хватают все, что подвернется под руку. От предприятия, специализирующегося на ломе цветных металлов, или НИИ шинной промышленности до мехового ателье и даже магазина для толстяков. (Такие данные обнародовало городское управление экономической безопасности.) Такая неразборчивость — лишнее доказательство тому, что захватчиков интересует не столько сам объект, сколько земля под ним.


План действий: Для начала нужно разведать, что именно числится на балансе “лакомого” объекта. Глупо ведь мерить площадь завода шагами, а стоимость недвижимости определять на глазок. У самого непрезентабельного заводика может обнаружиться скрытый ресурс — ведомственный пансионат в престижном Подмосковье, а значит — плюс пара десятков га “золотой” земли.

Эту информацию можно заполучить в органе по регистрации прав на недвижимое имущество (Москомрегистрация). Причем проводить разведку лучше боем — сразу завязать нужные знакомства. Они потом сыграют не последнюю роль, когда станете переписывать захваченное добро на себя.


По данным городских властей, компании поглощают ради земельных участков, которые потом используются для других, куда более прибыльных, видов бизнеса. Так, за последние три года из 37 организаций легкой промышленности, где сменились собственники, 20 полностью прекратили свою деятельность, в машиностроении было ликвидировано 15 организаций, в пищевой промышленности — 5. Город потерял около 11 тысяч рабочих мест.



Купить немного акций

И стать так называемым миноритарным акционером. Человека с улицы и близко к предприятию не подпустят. А акционер — это не просто звучит гордо, но и дает кучу всяких прав. И неважно, сколько у тебя акций. Главное — правильно ими распорядиться. Дело в том, что закон “Об акционерных обществах” в подавляющем большинстве случаев позволяет держателю всего-навсего одной акции запрашивать список всех акционеров, любую информацию о них и о сделках компании и т.д. Так что купить акции — все равно что получить код доступа. Обладая им и дополнительными ресурсами (обширными связями и некоторой суммой в кошельке), можно выстраивать план “корпоративной войны”. К примеру, заручившись поддержкой суда, добиться запрета на голосование большим пакетом акций. То есть перехватить власть у настоящего владельца предприятия.



Где покупать?

Не на бирже. Там торгуют самыми крутыми промышленными гигантами. Но большинство московских заводов к таковым не относится. Поэтому надо идти к работягам. В разгар приватизации большинство предприятий досталось трудовым коллективам — каждый рабочий смог обменять свой ваучер на акцию родного завода. Впрочем, дивидендов по ней так никто и не заплатил, да и досталась на халяву. Так что уговорить людей, случайно ставших акционерами, продать свое добро довольно легко. Цена вопроса — 500—1000 рублей за штуку. Если, конечно, на предприятие не положили глаз конкуренты. Тогда ставки возрастают, и та же акция может взлететь в цене до 1000, но уже долларов.

Однако без записи в реестре акционеров сами по себе ценные бумаги мало что значат. Купив их, нужно побыстрее узаконить свои права — наведаться к регистратору, который ведет реестр собственников. (Это то же самое, что зарегистрировать покупку квартиры в Москомрегистрации или поставить машину на учет в ГИБДД.)

Кстати, даже если особо сознательные товарищи откажутся продавать акции, можно попросить их выписать доверенность на голосование. Для какой-нибудь старушки, в свое время кричавшей на вахте “Пущать не велено”, это станет неплохой прибавкой к пенсии. Ведь раньше она прогуливала собрания акционеров бесплатно, а теперь — за деньги.

Если честные способы окажутся чересчур хлопотными, можно и смухлевать. Купить не в розницу у акционеров, а оптом — фиктивную запись о владении определенным пакетом — у регистратора. Сэкономить вряд ли удастся: подделывать реестр — подсудное дело, и за риск регистратор попросит доплатить. Речь может идти о 50—100 тысячах долларов.

Для чего вся эта возня с бумагами? Только чтобы иметь возможность включиться в игру. Если пакетик совсем маленький, остается только отравлять жизнь настоящим собственникам. Как Моська лает на слона, так миноритарий шантажирует владельца большого пакета и в итоге достает так, что от него проще откупиться, чем терпеть мелкие пакости.

На этом этапе очень легко выйти из игры без потерь. Главное — найти покупателя на собранный по крупицам пакет. И чем он крупнее, тем больше можно заработать. Захват предприятия — не ноу-хау. Для некоторых — это настоящий бизнес. Таких людей называют рейдеры. За приличное вознаграждение (речь идет о десятках тысяч долларов за проект) они занимаются “недружественными поглощениями” под заказ. Даже несмотря на то, что работает хорошая компания специалистов — порядка 10—15 человек, работа “под ключ” может затянуться на год-полтора.

Но если вы уже вошли во вкус, стоит подумать о блокирующем пакете — это как минимум 25 процентов акций плюс 1.



ПЕРВАЯ НЕСГОРАЕМАЯ СУММА — 25%

Из названия понятно, что с его помощью можно блокировать любые решения, а за согласие брать деньги. Но это мелко: тот же шантаж, только ставки выше. Поэтому включается план-максимум: докупить до 30 процентов, а с их помощью зайти по-хозяйски на предприятие. Со всеми вытекающими.



ВТОРАЯ НЕСГОРАЕМАЯ СУММА — 30%

По закону владелец 30-процентного пакета имеет право созвать внеочередное собрание акционеров. На него нужно всеми правдами и неправдами созвать не менее половины владельцев акций. Иначе принятые решения не будут иметь никакой силы. Обладатели остальных 70 процентов, которые спокойно жили до появления захватчиков, на собрание, разумеется, не явятся — не дураки же они сами себе веревку намыливать.

Но выход есть, и довольно простой: акционерам самой обычной почтой, которая с советских времен грешит нерасторопностью, направляется приглашение. Пока оно дойдет, можно успеть провести десяток собраний. Главное — не забыть пригласить нотариуса, который должен зафиксировать отсутствие кворума, что дает право провести повторное собрание всего 30 процентами. Ровно столько у нас есть. Получается, сами сходимся — сами голосуем. За все, что угодно. Например, за нового гендиректора.

Дальше — дело техники: бегом в налоговую, чтобы переписать “хозяйство” на своего ставленника, потом — в какой-нибудь ЧОП (частное охранное предприятие). Эти ребята за разумную плату (по 100—200 долларов в день на брата) выкинут прежнего директора на улицу и постелют ковровую дорожку новому. А пока плечистые секьюрити охраняют вход, нужно успеть вытащить из сейфа печать и финансовую документацию. Это так же важно, как для большевиков мосты, телеграфы и телефоны.

Следующий этап вполне джентльменский — никакого насилия. Надо побыстрее “слить активы”, пока хозяин не опомнился: то есть пристроить имущество в хорошие руки. Юристы называют этот процесс “обременением”. Это может быть банальная купля-продажа. Кстати, потом отобрать имущество у покупателя никто не сможет: даже если это “дочка” захватчика, она все равно считается добросовестным приобретателем, и закон на ее стороне. Более изящно — оформить залог. Конечно же, фиктивный (под имущество берутся виртуальные деньги, которые, разумеется, не возвращаются, и таким образом все отходит дружественным структурам). И высший пилотаж — внести имущество в качестве уставного капитала нового юрлица. А еще лучше — нескольких. Даже если прежним владельцам каким-то чудом удастся все отыграть назад, собирать по сусекам будет уже нечего.

Но ни один вариант не пройдет без старых знакомых из органов регистрации. Потому что любая сделка с имуществом должна быть ими проверена и проштампована. Обычно процесс затягивается на несколько месяцев. Но добрые друзья помогут “обременить” за один день. И ни к чему не придерешься — все оформят задним числом. Было бы желание и интерес, оцениваемый в десятки тысяч долларов.

Что самое обидное, жертве захвата даже пожаловаться некому. У милиционеров железобетонная установка — в спор хозяйствующих субъектов не вмешиваться. Это дело суда. А пока идет тяжба, от завода камня на камне не останется.

Все вышеперечисленные способы позволяют приблизиться к заветной цели — 51%, что дает контроль за предприятием. Кстати, чтобы добрать недостающие проценты, не обязательно заставлять мелких акционеров продавать свои пакеты. Можно — опять же через липовое собрание — провести решение об увеличении уставного капитала компании. Цель — размыть долю основных собственников. Для этого понадобятся либо деньги, либо недвижимость и оборудование, на предыдущем этапе выведенные на дружественные структуры. Их вносят обратно, но в пользу захватчика. Суть этой хитрой финансовой схемы в том, что имущество предприятия, “украденное” у прежних владельцев, играет против них.



ТРЕТЬЯ НЕСГОРАЕМАЯ СУММА — 51%

Ура! Предприятие под контролем. Почти. Осталось “отстроить” миноритариев, а с более крупными акционерами — договориться. А потом превратить завод в деньги.

Помните, чем занимался герой Ричарда Гира в “Красотке”? Правильно, приобретал, делил на части, а потом продавал предприятия. У нас реализовать завод по частям тоже не проблема. На дорогостоящие станки найдется покупатель, на пустые “коробки” фабричных корпусов — арендатор. Так что стабильный доход гарантирован. А если хочется всего и сразу, можно продать имущественный комплекс какому-нибудь инвестору, который выстроит здесь суперсовременный офисный центр или жилую высотку.

А как же производство и тысячи рабочих, оказавшихся на улице? Помнится, герой “Красотки” о них не очень-то беспокоился. Его урок хорошо усвоили российские рейдеры. Поэтому на смену корпоративным войнам приходят рельсовые, когда ставшие безработными люди перекрывают дороги и требуют защиты у властей.

На этом игра заканчивается. И начинается совсем другая история...



ПОДСКАЗКА

Строить столь серьезные планы корпоративной войны не обязательно, если нацелиться на предприятие с большой долей государства. Это владельцы частных компаний будут биться за свое добро до последнего. Если же в роли хозяина выступает чиновник, все вокруг колхозное, все вокруг ничье...

По идее, госпредставитель должен блюсти интересы собственника. Но за это никто не доплачивает, даже отгулами. На таких условиях чиновнику вся эта “акционерка” до лампочки. Может, раз-другой он и появится на собраниях акционеров, а потом перестанет тратить время на эти малоинтересные мероприятия. В итоге госсобственность остается без присмотра. Бери — не хочу. А если в армии чиновников и найдется пара-тройка добросовестных товарищей, на них “повесят” не одну “акционерку”, а несколько. Отследить денежные потоки в каждой они физически не смогут. Так что влияние государства почти на нуле. При таком раскладе нужно искать подходы к менеджерам, чтобы с их помощью создать несколько частных структур и выводить в них всю прибыль и имущество. Такое случается сплошь и рядом.

Кстати, если чиновник не дремлет, с ним можно попробовать договориться. За ваши деньги он станет играть по вашим правилам. Но огромный минус этой схемы в том, что собственник вправе менять своих представителей в АО, и кресло дружественного чиновника внезапно может занять либо несговорчивый товарищ, либо агент конкурентов.


Начальник Управления экономической безопасности Москвы Александр Корсак:

— Если в 2003 году в наше управление поступило всего 7 обращений о силовых захватах городских предприятий, то за неполных девять месяцев нынешнего — в три раза больше. В результате захватов прекращалась деятельность предприятий. Если государственные органы не остановят факты криминального передела и не увеличат скорость реакции на них, собственникам придется использовать те же методы, что и захватчикам. Чтобы не стать легкой мишенью, реальные владельцы компаний уйдут “в тень”. И государство потеряет колоссальные деньги на налогах.



Партнеры