Верховно избранные дыры

Поможет ли “список Путина” российской экономике?

28 декабря 2008 в 18:35, просмотров: 842

Тема 295 “счастливчиков”, или сколько их там еще будет, попавших в заветный “список Путина”, еще долго будет будоражить умы и бизнес-сообщества, и представителей СМИ. Почему выбраны именно они, а не другие? Почему, например, “Русал” и “Северсталь” попали в список, а “Полиметалл” нет? Или попадание в перечень означает особую близость к нынешней российской власти? Между тем сначала, возможно, надо задать совсем иной вопрос. Будет ли польза от этих очередных антикризисных действий власти?

Что обещало государство тем, кого включило в этот список? Помощь по всем направлениям. Непосредственную выдачу кредитов, субсидирование процентных ставок по кредитам, взятым в коммерческих банках, госгарантии по займам и размещение именно на них госзаказа в следующем году. Естественно, с последующей оплатой.

Предприятия все значимые, действительно масштабные. Но неужели они находятся в таком состоянии, что их можно счесть утопающими и необходимо кидать им спасательный круг?

Возьмем, к примеру, наши нефтяные компании. К середине декабря три крупнейшие российские компании — “Лукойл”, “Роснефть” и “Газпромнефть” — отчитались о прибыли за 9 месяцев этого года. У “Лукойла” она составила 10,3 млрд. долларов, у “Газпромнефти” — 5,2 млрд., а у государственной же “Роснефти” оказалась самой большой — 10,76 млрд. В середине декабря глава компании Вагит Алекперов заявил, что из-за кризиса “Лукойл” сократит инвестиции в переработку. Но именно в это время по рынку поползли слухи о приобретении “Лукойлом” значительного пакета акций испанской национальной нефтяной компании, владеющей свыше 6500 АЗС. И хотя Алекперов эти слухи опроверг, источник в Правительстве РФ сообщил агентству Рейтер, что компания фактически уже получила кредит на эту покупку.

Или вот другой кандидат из списка — ОГК-2. Разве может государство оставить в трудной ситуации один на один с проблемами компанию, которая выплатила 13 топ-менеджерам в качестве премиальных при их увольнении 446,5 млн. рублей! В мировой практике такие выплаты получили название “золотые парашюты”. Понятное дело, что выплата почти полумиллиарда рублей просто обязана быть, по логике нашего государственного бизнеса, компенсирована. И кому, как не государству, этим заняться.
Или взять тот же “Русал”. У основного мажоритарного акционера компании г-на Дерипаски куча долгов, оцениваемая в 13—14 млрд. долларов. Его сейчас называют самым перекредитованным российским олигархом. И не думайте, что он берет кредиты на яхты, “Челси” и прочую роскошь. Хотя глава “Русала” вряд ли отказывает себе в радостях жизни, его основные займы были сделаны для приобретения новых активов. Причем как внутри страны, так и в иных государствах. Обязательно надо помочь г-ну Дерипаске. Вопрос о том, что зарубежные активы можно продать, дабы улучшить положение того же “Русала” и занятых на нем россиян, государство робко не ставит. Оно ж ведь у нас социально ориентированное, а в тех странах тоже люди живут. Которые работают на предприятиях Дерипаски. Чай, наше правительство не людоеды какие-нибудь. Поможет и “Русалу”.

В список попали и торговые сети, которые нещадно дерут с производителей продуктов питания, и строители, что привыкли продавать квадратные метры за несусветные деньги. 

Можно брать весь список и с большой уверенностью говорить о том, что из 295 компаний, присутствующих в нем, как минимум в каждой второй привыкли жить на шальные деньги “тучных годов”. А о том, что можно избавиться от непрофильных активов, заняться повышением собственной эффективности, урезать непроизводственные траты, предпочитали и не думать. И где гарантия, что привычка жить на широкую ногу уйдет у них в прошлое вместе со сверхдоходами? Что они не растранжирят и госпомощь, если оказались в бедственной ситуации? Самое интересно, что и сами эти компании публично не дали ни одного обещания, не обнародовали ни единого мероприятия из перечня своих антикризисных мер.

Есть и еще, по крайней мере, два аспекта, которые заставляют усомниться в действенности государственных решений. Кто у нас будет заведовать выдачей госпомощи конкретным компаниям? Конечно же, чиновники. А есть ли гарантии или механизм предотвращения коррупционных сделок? Или это тоже тайна за семью печатями? А может, вся эта идея со списком и была преподнесена премьеру чиновниками лишь для того, чтобы под шумок кризиса в очередной раз перепутать “свой карман с государственным”?

Впрочем, даже если все пройдет так, “как хотели”, то для отечественного бизнеса госпомощь в этом виде окажется медвежьей услугой. Недавно по телевизору довелось увидеть откровения предпринимателя, который в поисках кредита прошел пять банков и лишь в шестом его усилия увенчались успехом. Но ведь увенчались! А нашим “списочникам” теперь не надо прилагать какие-то усилия. Ни для получения денег, ни для повышения своей эффективности.

Нынешняя модель, когда страна управляется в ручном режиме очень ограниченным количеством персон, за последние месяцы доказала свою неэффективность. Чего стоит одна лишь ситуация, когда ЦБ, явно не по своей воле, тратит десятки миллиардов долларов резервов на удержание курса рубля, а потом, когда паника стихает и спекулянты начинают понимать свою обреченность в борьбе с госмашиной, отпускает вожжи. Работа по списку — это пик ручного управления. А значит, нас могут ожидать еще более тяжелые времена, которые власть усилит кумулятивным эффектом от своих решений.

Да, а что, кстати, с теми триллионами рублей, которые были выделены банкам и так и не дошли до реальной экономики? Понимаю, что они сейчас болтаются где-то в финансовом секторе. Но господа банкиры что, их даже возвращать не собираются? Очередной подарочек от богатого государства, на глазах облегчаемого приближенным к власти бизнесом?



Партнеры