Страна сгнивших бананов

Почему Владимиру Кехману удается так долго не возвращать кредиторам долги?

30 сентября 2013 в 09:25, просмотров: 3858

Если вы думаете, что Россия – родина слонов, то вы глубоко ошибаетесь. Россия – родина бананов или, если быть точнее, банановых королей. Потому что только в России бизнесмен, сделавший состояние на торговле фруктами, в том числе и бананами, может в итоге, не оставляя свой бизнес, стать руководителем театра оперы и балета и даже (отдадим должное талантам нашего героя) станцевать в спектакле «Чипполино» партию принца Лимона. Речь идет директоре Михайловского театра Санкт-Петербурга Владимире Кехмане.

Страна сгнивших бананов
Фото: PHOTOXPRESS.

Стал ли процветать питерский театр после того, как его возглавил господин Кехман, являющийся владельцем группы компаний JFC (Joint Fruit Company) – крупнейшего импортера фруктов в Россию, сказать трудно. Хотя, как известно, определенные неприятные моменты директор театру доставил. К примеру, в январе 2013 года в Михайловском театре Санкт-Петербурга прошли обыски по делу структуры подконтрольной Владимиру Кехману. «Как утверждали представители Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России, следственные действия проводились в рамках расследования уголовного дела по четвертой части 159-й статьи (мошенничество в особо крупном размере), – писала тогда газета «Совершенно секретно» . – Дело связано с деятельностью Группы JFC. Сам Владимир Кехман комментировал это событие невнятно».

Но, если честно, комментировать тут особо и нечего. Тут как в торговле фруктами, товаром, как известно, скоропортящимся. Сегодня банан зеленый, завтра – желтый, а послезавтра он уже сгнил. Дело в том, что в свое время Владимир Кехман брал кредиты у крупнейших банков, причем не только отечественных. К примеру, компанией JFC были привлечены значительные кредиты у таких крупных банков, как Сбербанк России (6,1 млрд. руб.), Банк Москвы (4,5 млрд. руб.), а также у синдиката Банков в составе ОАО «Сбербанк России», Reiffeisen Bank, Unicredit Bank ОТП Банк Пиэлси, ОАО «РосБанк» и Амстердам Трейд банк Н.В., с которым ЗАО «Группа JFC» заключило соглашение о предоставлении кредитной линии. Брать кредиты бизнесмен не стеснялся, а вот отдавать, теперь как тонкая театральная натура, видимо, стесняется.

Кехман. Фото: РИА Новости.

Между тем, набралось у него долгов на начало 2012 года более чем на 18 млрд. руб. Естественно, что банкиры, которые, скажем так, не могут питаться ни одними лишь фруктами, ни только одними обещаниями (о возврате долгов), как люди цивилизованные и привыкшие ныне решать проблемы в правовом поле, вынуждены были обратиться в суд. Как сообщали СМИ -в конце июля 2012 года Гагаринский районный суд Москвы удовлетворил иск Сбербанка о взыскании 3,1 миллиарда рублей с Владимира Кехмана и солидарно двух бывших топ-менеджеров JFC, которые выступали поручителями по ряду кредитов. Правда, победа в суде не означает появление денег в банковском сейфе. Что не удивительно, кстати, если учесть, что в октябре 2012 года Высокий суд Лондона признал Владимира Кехмана банкротом. А на этот суд у господина Кехмана, похоже, возложены особые надежды. Потому что любые претензии к нему будут погашаться исключительно так, как определит британский суд. Так что на зарубежные активы Владимира Кехмана российским банкам претендовать, видимо, даже нет смысла. Так как речь идет о «личном банкротстве», которое, как писали «Ведомости», «должно было показать, что у Кехмана действительно ничего нет – ни квартир в Англии, ни спрятанных денег и активов». Кредиторы, надо полагать, этому не верят, но на лондонский суд в России, как известно, управы нет. Другое дело, если разбираться по существу, то и с нашими судами у должника похоже особых проблем тоже нет.

Не удивительно, что кредиторы до сих не могут получить от господина Кехмана одолженные ему деньги. Сумма претензий к должнику у синдиката, в который, напомним, вошли крупнейшие банки Европы – миллиарды руб. Но даже столь мощная структура ничего не может противопоставить тому факту, что должник всячески затягивает судебный процесс, причем, создается впечатление, что суд почему-то этого не замечает. Интересно, что будут делать иностранные инвесторы (права которых, оказывается столь сложно отстаивать), когда российские компании попросят у них денег? Вопрос, надо полагать, риторический.

Любопытно, что когда вышеупомянутый Гагаринский суд Москвы постановил взыскать с Кехмана те самые 3 млрд. руб., ему на некоторое время был закрыт выезд за рубеж, который, впрочем, он удачно оспорил. Но уж совсем смешно выглядит тот факт, что, как писали «Ведомости», «в счет погашения долга у директора Михайловского театра списывают 50% зарплаты». Вообще-то, даже не верится, что человек с такими активами (и невыплаченными долгами) еще и зарплату получает. Ну да ладно, если работает, да еще и сольные партии играет, наверное, имеет право на некую зарплату. Другое дело, что стоит, похоже, приглядеться к тому, какую партию в этой не слишком приглядной истории играет отечественное правосудие. Так что о российской Фемиде, в руках у которой должны быть не банан и лимон, а меч и весы, есть смысл поговорить подробнее. Для этого немного истории.

В 2012 года группа JFC перестала обслуживать кредитные договоры, а еще через месяц инициировала в Арбитражном суде г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области процедуру собственного банкротства. В марте того же года над ней была введена процедура наблюдения, назначен временный управляющий и далее, как говорится, по протоколу.

То есть с момента введения процедур наблюдения прошло полтора года. Тем не менее требования крупнейших банков, поданные в установленные законом сроки, на сумму 1,5 млрд. руб. от ОАО «Сбербанк России» до сих пор не включены в реестр кредиторов. Так что Арбитражный суд даже не приступал к рассмотрению требований по существу. Понятно, что российский суд - самый гуманный и справедливый суд в мире, но кто же знал, что еще и может оказатся самым медлительный?

Между тем законодательство гласит, что «дело о банкротстве должно быть рассмотрено на заседании арбитражного суда в срок, не превышающий семи месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд». Дата эта - март 2012 года.

Понятно, что для затягивания процесса, можно использовать старые как мир способы (о чем в ходе заседаний неоднократно говорили представители Cбербанка и других кредиторов), но почему на это не реагируют судьи, понять невозможно. Нельзя же заподозрить людей в мантии в некоей заинтересованности? Но, как ни странно, суд мгновенно удовлетворил ходатайство должника о направлении запроса в компетентные органы Великобритании через Минюст России «для целей установления содержания норм права Англии». Между тем, синдикат своевременно представил суду заключение специалиста (эксперта) по английскому праву, а также перевод на русский язык текста соответствующих норм английского права. Что, кстати, предусмотрено арбитражно-процессуальным кодексом Российской Федерации и, заметим, полностью соответствует сложившейся практике по аналогичным делам. Адвокаты считают, что не было никакой необходимости обращения в Минюст. Ведомство это, конечно же, ближе чем Лондон, но ведь тоже сложная инстанция, идти через которую документы будут не один месяц. Что по мнению адвокатов выглядит как откровенное злоупотребление процессуальными правами. А уж сколько придется ждать ответа из Лондона, и сколько за это время сгниет бананов, даже английская королева, надо полагать, не знает.

«Большая часть заседания была посвящена вопросам судьи к представителю должника, - рассказывает о ходе последнего судебного заседания Александр Хретинин, юрист международной юридической фирмы Herbert Smith Freehills, представляющей интересы синдиката банков в процессе. - Когда судья потребовал указать, какие конкретно выводы заключения эксперта синдиката должник считает не основанными на приведенных нормах английского права, тот затруднился это сделать».

Далее, судья, по сути, начала отстаивать позицию должника, который настаивал на ожидании ответа из Минюста, «ссылаясь на то, что сам он не в состоянии представить подтверждение содержания норм английского права, поскольку не обладает необходимой компетенцией и не владеет английским языком». Очень сильный аргумент: таким, как говорят в народе, макаром, можно любой процесс довести до абсурда. В конце концов, если ты некомпетентен, не берись выступать в суде.

Несмотря на всю правовую нелепость ситуации, судья завершила заседание и отложила рассмотрение дела на 13 ноября с.г. Причем представитель кредитора, как ни странно, вдруг пожелавший выяснить, на каком основании принято данное решение, ответа так и не получил. Такой вот принцип состязательности и равноправия сторон.» резюмировал Александр Хретинин

Подобной практикой, надо полагать, отечественное правосудие может свести на ноль будущую возможность получения иностранных инвестиций здоровым российским бизнесом. Иностранцы и так считают инвестиции в российскую экономику достаточно рискованным делом, а при таком вершении правосудия многие и вовсе могут отказатся предоставлять какие-либо средства российским бизнесменам. Лучше уж вложить их в какую-нибудь Замбезию. Кстати, 1 октября состоится даже более интересный процесс: кредиторы будут пытаться включить свои требования в реестр основного должника –

ЗАО «Группа Джей Эф Си». Обстоятельства, действующие лица – все то же самое. Посмотрим, как поведет себя суд на этот раз…



Партнеры