Плохая статистика внушает... оптимизм

Вы думаете, кто-нибудь в Америке вспоминает о только что отшумевших в Вашингтоне бюджетных баталиях, которые грозили дефолтом и новой рецессией?

29 октября 2013 в 17:48, просмотров: 3873

Почти никто. Вы полагаете, кто-нибудь переживает из-за нового политэкономического хаоса, который наступит совсем скоро (15 января истекает временный госбюджет, 7 февраля – долговой потолок)? Голоса таких людей подобны комариному писку – их не слышит никто.

Плохая статистика внушает... оптимизм
фото: Сергей Иванов

Биржевые индексы ставят рекорд за рекордом, принося инвесторам то самое «иррациональное изобилие» (автор термина – бывший председатель Федрезерва США Аллан Гринспэн), из-за которого в 2000 году лопнул пузырь высоких технологий, а к концу 2007 года то же самое произошло с пузырем ипотеки и прочих кредитных обязательств.

Оптимизм вопреки всему плохому

Американцы славятся своим оптимизмом. Но то, что наблюдается сегодня, похоже не на оптимизм – качество, достойное подражания, – а на что-то другое. Рынок труда упорно не желает выздоравливать, потребительский спрос отстает, экономика США растет в анемичном двухпроцентном темпе, а 65% гендиректоров крупных компаний, опрошенных аудиторско-консалтинговой компанией Ernst & Young, считают, что всё хорошо – дела идут на поправку и в Америке, и в мире. Год назад аналогичный опрос показал втрое меньшую цифру – оптимистов среди руководителей корпораций было лишь 22%.

Компании уверены в будущем и поэтому планируют слияния и поглощения: год назад таких компаний было 25%, сейчас – 35%. В каких странах корпорации считают оптимальным расширять свой бизнес за счет слияний и поглощений? В Китае, Индии, Бразилии, США и Канаде.

Ernst & Young видит «обнадеживающий признак» в том, что компании, которые планируют слияния и поглощения, в основном предпочитают их финансировать за счет кредитно-долговых операций, а не «впрямую» – выкладывая кэш. Аналитики видят в этом проявление готовности корпораций «идти на риск». Оно, конечно, показывает уверенность корпоративных боссов в завтрашнем дне, но можно ведь посмотреть и с другой стороны: не эта ли готовность бизнесменов рисковать (не столько своими, сколько чужими деньгами) привела мир к «Великой рецессии» 2008 – 2009 годов?

В июне этого года журналист The New York Times Нелсон Швартц опубликовал статью под названием «Даже пессимисты испытывают оптимизм в отношении американской экономики». Начал он ее с маловдохновляющей констатации: «Уже более десятилетия экономика не растет прежними темпами. Безработица не держалась так долго на таком высоком уровне с 30-х годов». Но потом коллега задает вопрос: а может быть, это и есть «новая норма», которая не так уж плоха?

Затяжной, но медленный рост

Швартц ссылается на Тайлера Коуэна, профессора экономики Университета Джорджа Мейсона, находящегося вблизи Вашингтона: этот авторитетный экономист, автор книги «Великая стагнация» (2011 г.), сменил пессимистический взгляд на будущее на гораздо более оптимистичный прогноз – его он изложил в вышедшей в сентябре 2013 года книге «Среднего больше нет: Америка набирает силу после эпохи «Великой стагнации».

Ученый не предсказывает быстрый подъем – рост будет происходить, что называется, «медленно, но верно»: вместо коротких циклов подъема и спада теперь рост может длиться десятилетия. Главной движущей силой этого роста будет быстрый технологический прогресс (онлайновое образование, робототехника и технологии «искусственного разума», рост производства энергии на основе новых технологий нефте- и газодобычи и др.).

Единомышленники профессора Коуэна видят признаки улучшения ситуации и в других странах: исчезла угроза торможения экономики Китая – второй экономики мира; начался выход из рецессии еврозоны; Великобритания показала в третьем квартале с.г. самые высокие темпа роста за три с лишним последних года; позитивные перспективы на будущий год у стран Черной Африки и нефтедобывающих арабских государств зоны Персидского залива. Две компании, известные своими экономическими предсказаниями, – Morgan Stanley и IHS Global Insight – повысили свой глобальный прогноз.

У пессимистов – свои доказательства

Но есть и немало оснований для экономического пессимизма – именно поэтому далеко не все экономические авторитеты разделяют оценки профессора Коуэна. На недавно прошедших в Вашингтоне ежегодных конференциях Международного валютного фонда и Всемирного банка отмечались многие факторы, вызывающие озабоченность. Структурные реформы, которых нет, тянут вниз экономики Японии, Бразилии, Индии, Индонезии, Южной Африки. Да и Россию можно смело приплюсовать к этому перечню. По оценкам специалистов Capital Economics, в ближайшие 10 лет рост экономики РФ не будет превышать 2% – 3% в год: для сравнения – средний рост российского ВВП в 2000–2008 г.г. составлял 7%.

Скоро Федрезерв США начнет сворачивать свою программу стимулирования экономики денежной массой, и это может негативно сказаться на жилищном рынке и всей экономике. Да и блага, которые сулит Америке ее технологический прогресс, тоже не бесспорны – так считает, например, профессор Роберт Гордон из Северо-западного университета (штат Иллинойс), который говорит, что эти блага не дойдут до большинства населения. В США все больше усиливается тенденция поляризации доходов: богатые становятся богаче, бедные – беднее, средний класс сокращается за счет выброса многих в нищету. Для страны, где две трети ВВП держатся на потребительском спросе, это – опасная тенденция: у людей становится меньше денег, и они меньше денег вливают в экономику, больше «жмут копейку».

* * *

Был когда-то такой анекдот. Делегация Сената США приехала в Москву. На Красной площади сенаторы увидели Рабиновича, сидящего на верхушке Спасской башни, и поинтересовались, что он там делает. «Я должен вовремя увидеть приближение коммунизма и оповестить о нем советское руководство», – отвечает Рабинович. – «А сколько Вам за это платят?» – спрашивают сенаторы. – «500 рублей в месяц». – «Мы Вам будем платить 50 тысяч долларов в месяц, чтобы Вы нас вовремя оповестили о приближении экономического кризиса». – «Нет, спасибо, – ответил Рабинович. – Мне нужна не временная работа, а постоянная».

Хорошо, что кризис – не постоянно действующее, а приходящее и уходящее явление. Но сегодня оно приходит и уходит иначе, чем прежде.



Партнеры