Рубль найдет лицо, потеряв свой вес

Что можно было купить на российскую национальную валюту при Гоголе, при Ельцине и при Путине

7 ноября 2013 в 20:51, просмотров: 6744

На днях Центробанк РФ на честный суд вынес обсуждение графического обозначения рубля — российской валюты со времен еще царя Гороха. В сообщении указывается, что такой символ государству российскому необходим по мере серьезного вовлечения национальной валюты в международный оборот, а она вот-вот должна превратиться в мировую резервную. Все это, конечно, здорово.

Но что происходит с самим российским рублем, как с денежной единицей?

Рубль найдет лицо, потеряв свой вес
фото: Геннадий Черкасов

Наверное, в мире нет страны, в которой ее национальная валюта в последнее 100-летие потрепалась так же сильно, как его величество рубль.

Люди старшего и среднего возраста помнят, что представлял по своей покупательной способности молотастый и серпастый советский рубль. На него можно было основательно отобедать в городской общепитовской столовке. Первое, второе, третье блюда плюс салат с парой кусочков хлеба стоили копеек 70-80, на оставшийся двугривенный можно было купить бокал пива или пачку «Беломорканала».

Нужно ли говорить, что когда в результате «шоковой терапии» в начале 90-х годов мы все стали получать зарплату с шестью нулями, но ее в среднем хватало на неделю, многие россияне дружно занастальгировали по простому российскому рублю, когда он имел реальное товарное наполнение. Ведь на среднюю (и по нынешним временам смехотворную) зарплату в 100-120 руб. в месяц у нас хватало и на хлеб, и на колбасу, и на покупку костюма фабрики «Большевичка».

С нами, с народом, в 1998 г. согласился и тогдашний президент России Борис Ельцин, проведший деноминацию рубля, убрав с него три последних нуля. То есть, вместо тысячи рублей в сберкассе нам выдавали рубль.

Возможно, ему, воспитаннику советской власти, тоже было грустно от катастрофического обесценивания нашего целкового. Более того, он признал, что в письмах в Кремль «дорогие россияне» просят вернуть в оборот копейку, которая рубль бережет. И которая на тот момент хотя и продолжала штамповаться, но вообще ничегошеньки не стоила. Борис Николаевич пообещал, что настанет время (оно уже не за горами), когда и копейка станет платежеспособной монетой.

Да, во все, даже в самые лихие времена, Россия держалась на рубле и копейке. Ради познавательного интереса посмотрим на некоторые цены в России середины ХIХ века. Помещица Настасья Петровна Коробочка в «Мертвых душах» Гоголя предлагала Чичикову пуд меда за 12 руб., т.е. килограмм меда стоил около 80 копеек. А две рюмки анисовой водки обошлись Ноздреву в трактире в 50 копеек — и он, как мы знаем по замечанию Гоголя, изрядно переплатил.

Павел Иванович Чичиков говаривал, что все на свете прошибешь копейкой! Но где она сегодня? В советском общепите копейку стоил кусочек хлеба, столько же стоил и коробок спичек.

Сегодня кусочек хлеба (раза в 2, правда, тоньше!) в столовой стоит 2 рубля, коробка спичек - столько же. А килограмм башкирского меда (если он действительно башкирский) я покупал за 1000 рублей. На нынешний рубль ничего купить нельзя, что уж тут говорить про копейку?! 10-копеечные монеты, которые до сих пор штампует Монетный двор, в магазинах давно не принимаются. Нет такой денежной единицы! Конечно, если запастись терпением и заявить о нарушении своих прав в суд, прокуратуру или Роспотребнадзор, то их, грешных, с боем, но примут. Только что на них можно купить? Мертвого осла уши?

Завидное постоянство отечественный рубль демонстрировал и в тяжкие годы 1-й мировой войны. В 1916 г. Государственная дума для нужд сельского хозяйства империи выделила из бюджета 8 млн. руб. (обычная «двушка» в Москве по нынешним ценам) на закупку 180 тыс. пудов стали, 100 тыс. пудов чугуна и 1 млн. пудов металла - за границей.

Вероятно, «душа нации» - российский рубль - в скором времени о себе будет напоминать только графическим обозначением.

Ведь у нас исчезла копейка, которая его берегла сотни лет…

Владимир ЧУПРИН.

 

РУБЛЬ найдет лицо, потеряв свой вес

Что можно было купить на российскую национальную валюту при Гоголе, при Ельцине и при Путине

На днях Центробанк РФ на честный суд вынес обсуждение графического обозначения рубля — российской валюты со времен еще царя Гороха. В сообщении указывается, что такой символ государству российскому необходим по мере серьезного вовлечения национальной валюты в международный оборот, а она вот-вот должна превратиться в мировую резервную. Все это, конечно, здорово.

Но что происходит с самим российским рублем, как с денежной единицей?

Наверное, в мире нет страны, в которой ее национальная валюта в последнее 100-летие потрепалась так же сильно, как его величество рубль.

Люди старшего и среднего возраста помнят, что представлял по своей покупательной способности молотастый и серпастый советский рубль. На него можно было основательно отобедать в городской общепитовской столовке. Первое, второе, третье блюда плюс салат с парой кусочков хлеба стоили копеек 70-80, на оставшийся двугривенный можно было купить бокал пива или пачку «Беломорканала».

Нужно ли говорить, что когда в результате «шоковой терапии» в начале 90-х годов мы все стали получать зарплату с шестью нулями, но ее в среднем хватало на неделю, многие россияне дружно занастальгировали по простому российскому рублю, когда он имел реальное товарное наполнение. Ведь на среднюю (и по нынешним временам смехотворную) зарплату в 100-120 руб. в месяц у нас хватало и на хлеб, и на колбасу, и на покупку костюма фабрики «Большевичка».

С нами, с народом, в 1998 г. согласился и тогдашний президент России Борис Ельцин, проведший деноминацию рубля, убрав с него три последних нуля. То есть, вместо тысячи рублей в сберкассе нам выдавали рубль.

Возможно, ему, воспитаннику советской власти, тоже было грустно от катастрофического обесценивания нашего целкового. Более того, он признал, что в письмах в Кремль «дорогие россияне» просят вернуть в оборот копейку, которая рубль бережет. И которая на тот момент хотя и продолжала штамповаться, но вообще ничегошеньки не стоила. Борис Николаевич пообещал, что настанет время (оно уже не за горами), когда и копейка станет платежеспособной монетой.

Да, во все, даже в самые лихие времена, Россия держалась на рубле и копейке. Ради познавательного интереса посмотрим на некоторые цены в России середины ХIХ века. Помещица Настасья Петровна Коробочка в «Мертвых душах» Гоголя предлагала Чичикову пуд меда за 12 руб., т.е. килограмм меда стоил около 80 копеек. А две рюмки анисовой водки обошлись Ноздреву в трактире в 50 копеек — и он, как мы знаем по замечанию Гоголя, изрядно переплатил.

Павел Иванович Чичиков говаривал, что все на свете прошибешь копейкой! Но где она сегодня? В советском общепите копейку стоил кусочек хлеба, столько же стоил и коробок спичек.

Сегодня кусочек хлеба (раза в 2, правда, тоньше!) в столовой стоит 2 рубля, коробка спичек - столько же. А килограмм башкирского меда (если он действительно башкирский) я покупал за 1000 рублей. На нынешний рубль ничего купить нельзя, что уж тут говорить про копейку?! 10-копеечные монеты, которые до сих пор штампует Монетный двор, в магазинах давно не принимаются. Нет такой денежной единицы! Конечно, если запастись терпением и заявить о нарушении своих прав в суд, прокуратуру или Роспотребнадзор, то их, грешных, с боем, но примут. Только что на них можно купить? Мертвого осла уши?

Завидное постоянство отечественный рубль демонстрировал и в тяжкие годы 1-й мировой войны. В 1916 г. Государственная дума для нужд сельского хозяйства империи выделила из бюджета 8 млн. руб. (обычная «двушка» в Москве по нынешним ценам) на закупку 180 тыс. пудов стали, 100 тыс. пудов чугуна и 1 млн. пудов металла - за границей.

Вероятно, «душа нации» - российский рубль - в скором времени о себе будет напоминать только графическим обозначением.

Ведь у нас исчезла копейка, которая его берегла сотни лет…



Партнеры