Вертинскую испортил квартирный вопрос?

Известная актриса проиграла тяжбу за квартиру подруги

3 февраля 2012 в 17:42, просмотров: 12554

Квартирный вопрос портит, увы, не только простых москвичей, но и знаменитостей, причем даже тех, кто сам не раз произносил знаменитую булгаковскую цитату со сцены. Элитную квартиру близкой подруги не удалось отсудить известной актрисе Анастасии Вертинской, исполнительнице роли Маргариты в экранизации легендарного романа. Первая жена Никиты Михалкова не сумела добиться признания завещания Иветты Квачадзе недействительным на том основании, что перед смертью женщина была не в себе. Два года понадобилось Тверскому суду Москвы, чтобы разобраться в этой скандальной истории.

Вертинскую испортил квартирный вопрос?
фото: Геннадий Черкасов

Как стало известно «МК», все началось в июне 2009 года, когда дочь актера Валериана Квачадзе, 67-летняя Иветта, умерла от рака в клинике в Германии. Светская дама была состоятельной женщиной: ей принадлежала двухкомнатная квартира на Ленинском проспекте, дача в подмосковном поселке Абрамцево и две квартиры в Оружейном переулке, в одной из которых — «двушке» — она проживала. Примечательно, что, когда у дамы только-только обнаружили заболевание (после смерти ее супруга в 2008 году), она оформила доверенность на закадычную подружку Вертинскую и завещала ей все свое имущество.

Правда, потом для оплаты дорогостоящего лечения Иветта решила продать квартиру на Ленинском проспекте. Пока искали покупателя, Вертинская одолжила ей 63 тыс. долларов. Приятельницы договорились, что Анастасия продаст жилплощадь и вернет себе деньги, а разницу отдаст Квачадзе. В мае 2009 года в клинике города Эссена Иветту прооперировали. Поддержать больную приехала другая близкая подруга — Лариса Игнатова. По ее словам, Квачадзе боготворила Анастасию и очень дорожила дружбой с ней. Дама по нескольку раз на дню звонила кинозвезде, но та в это время отдыхала в Турции. Вертинская отдала деньги с продажи квартиры только на первый этап лечения, а когда ей позвонили и попросили средства на дальнейшую терапию, она ответила, что у нее ничего нет. Тогда за три дня до кончины Иветта переделала завещание — все имущество поделила между друзьями и родственниками. Игнатовой отписала «однушку» в Оружейном переулке, две трети «двушки» все-таки решила оставить Вертинской, остальное досталось родным.

Однако когда 64-летняя Лариса Игнатова начала оформлять наследство, оказалось, что квартира в Оружейном уже продана. Выяснилось, что, в то время как Квачадзе была в больнице, Вертинская по доверенности продала жилье по заниженной цене — за 4 млн. рублей.

В декабре 2009 года наследники подали в суд на Вертинскую. А она обратилась к служителям Фемиды со встречным иском, в котором требовала признать второе завещание недействительным. В суде ее представитель заявил, что, подписывая новый документ уже в Германии, Иветта находилась под воздействием сильных лекарств.

Игнатова защищала подругу. «Она была в твердом уме и здравой памяти», — говорила Лариса. Как наследница, женщина просила суд признать недействительной сделку по продаже квартиры. На ее стороне выступили и родственники покойной.

Суд по просьбе Вертинской назначил проведение посмертной психолого-психиатрической экспертизы в Институте имени Сербского. Специалисты установили, что в момент составления завещания Иветта не страдала каким-либо психическим расстройством и была в адекватном состоянии.

На днях Тверской суд постановил признать законным последнюю версию завещания.




Партнеры