Сор из избы

В Росатоме обсудили промежуточные итоги борьбы с корпоративным воровством

20 октября 2011 в 18:01, просмотров: 1506

Крупные компании не должны скрывать экономические злоупотребления в своих рядах, считает Центр антикоррупционных исследований  “Transparency International-Россия” и поддерживает в этом руководство ГК “Росатом”. Центр представил доклад о закупочной деятельности в атомной отрасли на совместном заседании Общественного Совета и Совета по прозрачности госкорпорации. В Росатоме с  начала года к различным формам ответственности привлечено 48 руководителей различных предприятий. Парадоксально, но нести такие репутационные риски бывает выгодно — за первую половину 2011 года атомщики сэкономили 11,6 млрд руб., а в 2010-м — еще 19 млрд. И все благодаря внедрению прозрачной системы закупок.

Сор из избы

Главной темой заседания стало внедрение системы комплексного противодействия коррупционным угрозам на предприятиях гос-корпорации. «Не скажу, что тема приятная. Но неизбежная», — открыл обсуждение глава Росатома Сергей Кириенко. Он отметил, что бороться с махинациями и воровством в конфиденциальном режиме невозможно. «Если проворовавшихся просто тихо увольнять — выстроится целая очередь желающих у нас „подзаработать“, — заметил он. — Придется нести репутационные риски, но иначе порядок навести не удастся. Все подобные случаи мы заканчиваем передачей материалов на возбуждение уголовных дел». Кроме того, госкомпания договорилась с правоохранительными структурами о включении ее представителей в состав конкурсных комиссий.

Начальник управления защиты активов Виктор Братанов напомнил, что корпоративная система по противодействию коррупции существует уже больше двух лет: «И есть все основания говорить, что она работает». В начале октября на наблюдательном совете ГК «Росатом» под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова отмечалось, что количество фактов распоряжения имуществом без согласия собственника сократилось в шесть раз, количество действий, совершенных в интересах третьих лиц,— в 8,5 раза, совершение сделок с заинтересованностью снизилось в 4,5 раза. Кроме того, количество открытых конкурсных процедур за два года возросло в 12 раз, что и позволило сэкономить 20 млрд руб., продолжил Братанов. «Сэкономленные средства можно расценивать как те, которые пошли не в чей-то карман, а на развитие корпорации», — заметил он. Однако говорить о том, что вопрос с коррупцией в закупках полностью решен, конечно, еще рано. И это несмотря на кратный рост мероприятий по выявлению случаев экономических нарушений: за 2008 год на предприятиях атомной отрасли прошло лишь 32 проверки, а на 2011-й запланировано целых 274 контрольных мероприятия. По их итогам за 9 месяцев 2011 года в правоохранительные органы были переданы материалы по 13 случаям, по трем из них уже возбуждены уголовные дела. Кроме того, эффективным инструментом является комплексная программа борьбы с хищениями и мошенничеством. В ее рамках Росатом открыл специальную телефонную «горячую линию». В результате проверок находят подтверждение нарушения в 15–20% случаях, по этим сигналам уже предотвращено хищений на 170 млн. руб.

«Мы оказались на первом месте по делам и по количеству уволенных, — заметил по этому поводу Кириенко. — Вполне можно это перевернуть так, что у нас плохо идут дела. Но если мы попробуем сор из избы не выносить, мы ничего не добьемся». Руководитель российского отделения известного международного центра по борьбе с коррупцией «Transparency International» Елена Панфилова отметила явный прогресс, достигнутый только за время сотрудничества независимых экспертов с Росатомом: «Динамика положительных изменений заметна. Когда мы проводили в конце 2009-го—2010-м году первый раунд мониторинга коррупционных рисков в закупках госкорпорации „Росатом“, ничего невозможно было найти, информационная прозрачность была минимальной. А после анализа выяснилось довольно много нарушений, связанных с нехваткой стандартов. К концу 2010 года ситуация начала меняться, а сегодня она, конечно, заметно улучшилась. Качественно изменился Единый отраслевой стандарт закупок и прозрачность резко повысилась». Специалисты Центра изучили практику закупок в Росатоме и пришли к выводу, что корпорации надо разработать дополнительные механизмы, которые ужесточат требования к заказам, необходимо повысить уровень информационной прозрачности, разработать способы контроля за конфликтом интересов и снизить риски на стадии планирования закупок. Предложения экспертов о некоторых изменениях в Едином отраслевом стандарте закупок будут проанализированы и учтены в течение нескольких недель, заверил С.Кириенко.

Дела идут — контора спишет

Проблема завышения стоимости закупок — настоящий бич крупного бизнеса во всем мире. Госкорпорация «Росатом» — не исключение. Отличие только в том, что атомщики предоставили открыто информацию общественности и прессе.

Так, в ноябре 2010 года при закупке оборудования комплекса выдачи мощности с Нововоронежской АЭС-2 заказчик предложил купить товар у единственного поставщика за 2,670 млрд руб. Но закупочная комиссия Росатома провела открытый конкурс, и нужная техника нашлась у другого поставщика за 1,5 млрд рублей. Изначально обоснованная цена составляла 178% от той, по которой в итоге был заключен договор поставки! Но схема завышения изначальной цены — лишь верхушка айсберга. В ходу и попытки осуществить поставку продукции самому себе, но через ряд посредников, и стремление пожить красиво за казенный счет. Так, ОАО «Коммерческий центр» объявил открытый редукцион в электронной форме на право заключения договора на поставку автомобиля Lexus LX570 для нужд Электрохимического завода в Красноярском крае с начальной ценой 4,320 млн. руб. Мощный внедорожник в условиях сибирского климата — вещь незаменимая. Но заказчик, видимо, так плохо переносит суровые северные реалии, что в качестве компенсации потребовал отделку салона из дерева бубинга (розовое дерево из тропической Африки) и потолочный 9-ти дюймовый монитор с пультом управления для задних пассажиров.

Закупки в системе бизнеса — это полноводная река, из которой можно что-то зачерпнуть, заметил по итогам заседания член совета Центра экологической политики России Валерий Меньшиков. Причем в случае с крупными компаниями речь идет о миллиардах рублей, которые могли бы пойти на развитие. Потери в коррупционных схемах наиболее велики на уровне 
больших площадок. «В этом плане пример Росатома мог бы стать системным экспериментом, результаты которого смогут применять и другие госкорпорации и госструктуры», — считает Меньшиков.

Действительно, Росатом сегодня накапливает очень полезный опыт в деле борьбы с коррупцией, который явно будет востребован экономикой государства в целом.

— Усилия госкорпорации Росатом по повышению прозрачности закупочной деятельности очень заметны и ощутимы. Это и создание единых стандартов закупок, и дополнительное регулирование всего цикла антикоррупционной деятельности. Важно то, что с прозрачной стадии планирования закупочной деятельности идет переход к прозрачной стадии исполнения закупочных процедур. Когда весь 
цикл замыкается — вот тогда и снимается коррупция. И это полностью совпадает с той генеральной линией, которую мы проводим в сфере нормативного регулирования государственных закупок, — констатировала директор Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития России Ольга Анчишкина.



Партнеры