Митинг без победителей и проигравших

Участников самой большой акции протеста уже раздирают противоречия

11 декабря 2011 в 19:53, просмотров: 1881

Пока субботний митинг в Москве на Болотной площади вопреки многим утверждениям не может претендовать на высокое звание политической сенсации. Как ни странно, по количеству участников он не превысил крупнейшие уличные акции в новейшей истории России. К тому же ни накануне мероприятия, ни после него его организаторы не смогли найти общий язык — как уже часто бывало. Оппозиция занялась тем, что в очередной раз попыталась конвертировать протестные настроения в политические дивиденды, признают политологи. Ну и, 
пожалуй, главное: расстояние от Болотной до Майдана оказалось непреодолимым.

Митинг без победителей и проигравших
фото: Геннадий Черкасов

10 декабря на Болотную площадь в общей сложности два десятка политических организаций, заявлявшие о намерении вывести своих сторонников на площадь, сумели собрать около 25 тысяч человек (по предварительным данным полиции). О том, что в российских регионах выступления носили далеко не массовый характер, легко убедиться, просто посмотрев youtube. Самыми многочисленными общественными выступлениями остаются акции против монетизации льгот, на своем пике в январе 2005 г. выведшие на улицы 441 тысячу человек.

«Сам масштаб митинга подтверждает главную мысль — итоговые результаты устраивают большинство избирателей, в первую очередь избирателей партий, прошедших в Государственную думу», — высказывается завкафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков.

Количество и значимость «селебритис», посетивших протестное мероприятие, также не стоило бы преувеличивать. Некоторые из них вообще находились там в статусе наблюдателей, а не митингующих. Например, отдельные СМИ отметили присутствие на митинге Тины Канделаки и Анатолия Кучерены и интерпретировали их появление как попытку солидаризироваться с происходящим. Однако те уверили, что находились на митинге как наблюдатели от Общественной палаты: «Накануне все мы переживали, опасались каких-либо провокаций, но, слава богу, все прошло организованно и без серьезных происшествий», — заявил адвокат. Телеведущая же подчеркнула, что пришла «во-первых, проследить, чтобы дети не принимали участия в мероприятии, а во-вторых, чтобы все протекало в рамках закона».

Разногласия же между лидерами внесистемной оппозиции митинг не только не сгладил, а скорее усилил. Глава запрещенной НБП Эдуард Лимонов крайне нервно отреагировал на перенос места акции с площади Революции на Болотную. Лимонов: «Начались манипуляции Немцова, и он увел людей на Болотную площадь» — так «вождь» запрещенной НБП прокомментировал сложившуюся ситуацию.

В общем, за гранью абсурда было и само участие в митинге «За честные выборы!» Бориса Немцова, который, напомним, являлся инициатором движения «Голосуй против всех!», или «наХ-наХ», призывавшего бойкотировать выборы в Госдуму. «Эта команда — Немцов, Шендерович — та часть несистемной оппозиции, которая агрессивно пропагандировала идею бойкота выборов. И по-настоящему этой компании на митинге делать было нечего», — считает Леонид Поляков. «Те, кто там сегодня „пиарился“ на всю катушку, это люди, которые к этому празднику оппозиции никакого отношения не имеют и даже, наоборот, его немножко подпортили», — добавляет эксперт.

«Системные» же партии заняли крайне двусмысленную позицию. С одной стороны, они трепетно, почти выпуская благоговейную слезу, как один из лидеров «Справедливой России» Николай Левичев, называли выборы «нелегитимными» и даже делегировали на митинг своих представителей (те же эсеры — Геннадия Гудкова). Но при этом на простое и логичное требование «сдать мандаты» начинается странная свистопляска: мол, мы, конечно, сдадим, но если и остальные тоже сдадут. В результате получается, что и КПРФ, и ЛДПР, и «СР» результаты выборов абсолютно устраивают? А их заигрывание с митингующими гражданами — от лукавого?

Обещание же Геннадия Гудкова сдать мандат сразу же получило ехидную оценку руководителя «Демократического выбора» Владимира Милова: «Хотел бы взглянуть на мандаты, которые будет сдавать Гудков. Пустое политическое балабольство сегодня в тренде!»

В целом эксперты приходят к выводу, что митинг носил аполитичный характер. «Там было очень много молодежи, тех, кто не участвовал в митинговой активности 90-х годов», — делится наблюдениями директор Института политических исследований, член Общественной палаты Сергей Марков. По его словам, если «представители старших поколений, конечно, хорошо выучили логику — чем больше митингов и демонстраций, тем хуже жизнь», то «молодежь эту максиму еще не выучила, она научится этому на собственном опыте». «Им интересно участвовать, стабильность им наскучила, они хотят чего-то более живого» — так Марков объясняет преобладающие у участников акции настроения.

«Это модный всплеск недовольства вполне конкретного, далеко не самого бедного слоя людей — современной сытой молодежи с айпадами и айфонами, — высказывает свое отношение политолог Павел Данилин. — Так они, я подозреваю, высказывают свою разочарованность тем, что в итоге победила „Единая Россия“, которую поддержала большая часть населения, не подверженная этому сытому, модному протестному настроению».

Неудивительно, что единых политических требований к власти собравшимся на митинге сформулировать так и не удалось. Разочарование этим фактом не скрывали сами лидеры внесистемного протеста. По словам Милова, 80% участников митинга вообще не слышали никаких выступлений: «Если крупнейший митинг с 1993 года окончится ничем — собрались, покричали, разошлись, — это будет ужасным поражением оппозиции».

Даже резолюция, принятая по итогам митинга, вряд ли устраивает всех его участников. На это, в частности, указывает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов: «Резолюция, которая там была принята, отражает интересы лишь части организаторов митинга. Большинство участников не только не могли расслышать тезисы резолюции из-за проблем со звукоусиливающей аппаратурой, но и понять их, поскольку каждый оратор говорил о своем, повестка дня была очень раздроблена, и приравнивать ее к народным требованиям и принимать за общенациональную повестку дня невозможно».

«У протестующих нет единой платформы. Как и нет единого лидера», — констатирует политолог Виталий Третьяков.

Таким образом, субботняя акция на Болотной больше напоминала не политический митинг, а народные гулянья или даже некий кратковременный «Гайд-парк». Что интересно, с идеей создания в столице площадки для самовыражения разнообразных ораторов выступал еще президент Дмитрий Медведев. Глава государства выдвинул эту идею весной 2009 года, а член Общественной палаты Александр Брод тогда предложил устроить российский Гайд-парк на Болотной площади.

«Это не было похоже на Майдан, потому что Майдан — это консолидация оппозиционных сил, объединение разнородных группировок, тусовок, фан-клубов в некую единую силу. А то, что было продемонстрировано на Болотной, это откровенная попытка, причем вполне себе успешная, кражи либеральным сообществом общего успеха у всего оппозиционного сообщества, включающего также левых различных сортов, националистов различных сортов и прочее, — отмечает директор Института политики и государственного права Виталий Иванов. — Все остальные группировки оказались унижены, соответственно, об объединении говорить не приходится, соответственно, это не Майдан».

О целесообразности же проведения дальнейших акций можно судить по следующему заявлению, появившемуся в выходные на сайте ЦИКа: «Несмотря на то что многие фото- и видеоматериалы, активно размещаемые в сети Интернет, не несут конкретной информации о реальных нарушениях при проведения выборов 4 декабря, мы приняли решение провести изучение всех причин появления подобных фото- и видеоматериалов... Следует отметить, что общее число, возможно, упомянутых участков — менее 0,1% всех участков». Так что и перспективы исполнения резолюции митинга, на котором настаивают его организаторы, представляются в этой связи крайне туманными.

04:48



Партнеры