Не наша сеть

Кому выгодны дутые сенсации?

29 декабря 2011 в 18:20, просмотров: 2097

В уходящем году критики в адрес 94-го ФЗ о госзакупках прозвучало немало. Где-то она была несправедливой, потому что ньюсмейкеры так и не смогли отделить зерна от плевел.Государственные тендеры и аукционы давно стали притчей во языцех, однако в последнее время под обиженных чиновниками все чаще маскируются коммерсанты, по объективным причинам отстраненные от государственного заказа. Явление, когда компания реально проигрывает конкурс, потому что предлагает не самую низкую цену или пытается продать государству то, что ему не нужно, и поэтому не допускается к тендеру, а после поднимает антикоррупционную волну в СМИ, имеет все шансы превратиться в тенденцию. Учитывая устоявшееся реноме системы госзаказов как щедрой «откатной» поляны, любая публичная подтасовка фактов обречена на успех, и это не менее опасно.

Не наша сеть

В двадцатых числах декабря федеральные СМИ запестрели заметками об очередном громком коррупционном скандале, в центре которого оказался Департамент по конкурентной политике столичного правительства и его руководство во главе с Геннадием Дегтевым. Якобы департамент не совсем законно посодействовал трем крупнейшим телекоммуникационным компаниям — КОМКОР (бренд «Акадо»), Ростелеком (НКС) и МГТС — в победе на тендере на оснащение московских дворов и подъездов видеокамерами стоимостью более 5 млрд рублей (является частью глобальной программы столичного правительства «Безопасный город» и предполагает установку и обслуживание более 40 тыс. видеокамер). Сделал он это, сняв с конкурса заявку четвертого его участника — некоей компании «Наша сеть» (известна под маркой А-ТЕЛ) по формальным признакам, несмотря на то, что данный претендент предлагал самую низкую цену. И в этом, мол, коррупция.

Правда, на поверку сенсация оказалась дутой. «Наша сеть» действительно выступала с наиболее выгодными ценовыми условиями, но предлагала городу Москве за несколько миллиардов рублей закупить у нее оборудование, которое, по сути, ему не нужно, и услуги, которые не могли быть выполнены в нужном заказчику объеме. Кроме того, Департамент по конкурентной политике является организатором торгов первого уровня (свыше 10 млн рублей по товарам и услугам и свыше 20 млн — по работам; заказы с меньшей начальной стоимостью заказчики размещают самостоятельно) для всех подразделений московского правительства, то есть всего лишь техническим инструментом, и на результаты конкурса влиять никак не может.

Решает, какие заявки допустить к торгам, а чьи — нет, исключительно заказчик, коим в данном случае был Департамент информационных технологий г. Москвы. Для этого создается экспертная группа, и она проверяет соответствие продаваемых услуг, работ или оборудования требованиям конкурсной документации. Если в заявке предлагается то, что не нужно заказчику, пусть и за меньшую, чем у соперников, стоимость, то конкурсная комиссия автоматически не допускает ее к торгам.

«Заявка компании „Наша сеть“ была снята из-за несоответствия технических характеристик оказываемых услуг требованиям конкурсной документации, — говорит первый заместитель руководителя Департамента по конкурентной политике Роман Сучков. — Есть соответствующее заключение заказчика, где указано, каким именно параметрам не соответствует заявка. И с учетом заключения заказчика конкурсная комиссия приняла соответствующее решение».

Данное утверждение чиновника, особенно на фоне многочисленных заявлений представителей компании «Наша сеть» в СМИ о том, что она не была допущена до конкурса без указания конкретной причины, могло бы показаться голословным, если бы не имеющиеся в распоряжении редакции документы. Это заключение экспертной группы, состоявшей из трех специалистов управления связи Департамента информационных технологий г. Москвы, в котором черным по белому говорится: согласно конкурсной документации, «служба технической поддержки Исполнителя должна быть доступна для обращения Государственного заказчика 24 (двадцать четыре) часа в сутки, 7 (семь) дней в неделю. Данные условия технической поддержки должны быть обеспечены в течение всего срока оказания услуг (до 31 декабря 2014 года)». В своей же заявке «Наша сеть» указывает: «Исполнитель обязуется оказывать техническую поддержку только в течение гарантийного срока на оборудование (12 месяцев), а также обеспечивает консультирование только в рабочие дни с 09:00 до 19:00 по московскому времени». Ко всему прочему этому конкурсанту показалось, что столице не нужны видеокамеры, способные работать в температурных режимах от —40oС до + 50oС, потому что будут размещаться на улицах, хотя такое требование содержалось в конкурсном техзадании, и предложила городу оборудование с рабочей температурой от +15oС до + 32oС. Также в заявке не были обозначены сроки оказания услуг по одному из этапов... В общем, решение конкурсной комиссии — снять «Нашу сеть» с конкурса за несоответствие конкурсной документации — кажется абсолютно логичным.

Сучков комментирует факт, что компания предлагала «падение в цене на 13,5%», тогда как ее конкурсные конкуренты — только на 3%: «Пониженная цена — это, конечно, хорошо. Но цену можно понижать, если не собираешься исполнять контракт 24 часа 7 дней в неделю. Соответственно, за выходные, за ночные кому-то не надо платить — почему бы цену не снизить? Но только заказчику это не нужно — ему нужна формула 24×7, и чтобы камера могла работать зимой, а не только тогда, когда на улице +15oС».

Впрочем, «ценовая» подмена понятий — не единственный псевдоантикоррупционный номер, с которым отстраненная от госзаказа компания выходит на суд публики. «17 ноября, когда на официальном сайте госзакупок появились условия конкурса, было указано, что заявка обеспечивается либо банковской гарантией, либо договором поручительства, либо залогом денежных средств. Но 16 декабря, за 1 день до окончания срока подачи документации, мы увидели новое извещение, в котором указывался только один способ обеспечения заявки — залог денежных средств. На документе указана дата — 22 ноября 2011 года. И сейчас на сайте госзакупок можно найти два идентичных извещения, датированных разными числами. Извещение в старой редакции мы найти не можем», — утверждает гендиректор «Нашей сети» Эльдар Разроев. Как чиновники из московского, по факту, регионального, департамента смогли сначала разместить извещение на федеральном портале госзакупок, а потом его быстренько оттуда удалить, словно это их персональная интернет-страничка — вопрос риторический. Другое дело, что извещение, допускающее несколько видов обеспечения заявки, в принципе, не могло появиться на свет — 94-й ФЗ о госзакупках разрешает только денежный залог. Это прямая норма закона.

Разроев уверяет со страниц газет, что компания уже подала жалобу в Федеральную антимонопольную службу. Однако, по словам Сучкова, официального подтверждения, что компания обратилась к антимонопольщикам, у департамента по состоянию на 28 декабря нет...





Партнеры