Кандидатский «наезд»

Что стоит за информационной осадой претендента 
на президентский пост Дмитрия Мезенцева?

18 января 2012 в 17:41, просмотров: 1727

Понятно, что очевидное доминирование Путина на весенних президентских выборах создает для других кандидатов очевидную проблему самоидентификации, четкого определения политического кредо. Для «небольшой тройки» — В.Жириновского, Г.Зюганова и С.Миронова — это политическое кредо укладывается в классическую формулу из Ильфа и Петрова: «Всегда!». Кандидаты Прохоров и Мезенцев также вынуждены выстраивать свой имидж по мере развития кампании. При этом Дмитрий Мезенцев немного выбивается из своей категории: скорее всего его роль на этих выборах не столько политическая, сколько технологическая. Понятно, что он представляет интересы нынешней власти, однако не федерального, а регионального уровня, чем и отличается от Путина.

Кандидатский «наезд»
фото: kommersant.ru

Карьера Мезенцева, тесно связанная с карьерой самого Путина, подводит общественность к мысли о том, что оба они связаны одной задачей. Отчасти это верно, отчасти нет. Дело в том, что Мезенцев может заменить Путина, а Путин Мезенцева — нет.

Впрочем, эта связь с премьером на некоторых действует, как красная тряпка на быка: губернатору придется получать те удары, которые, в силу известных обстоятельств, не достаются в ходе кампании премьеру. Так что его задача технологическая и при этом не самая благодарная.

Впрочем, очевидный реальный политический смысл деятельности кандидата Мезенцева на этих выборах состоит еще и в максимальном привлечении внимания федеральных властей к проблемам регионов. И с этой задачей он пока справляется, судя по последним кремлевским инициативам.

Региональная политика Кремля в последний период является одним из самых приоритетных направлений. Дело в том, что электорат кандидатов от «партии власти» в общеполитическом смысле этого слова располагается именно в регионах. Он голосует более или менее дисциплинированно, в отличие от довольно капризных столичных электоральных групп. Последние, и это было видно в ходе протестов на Болотной площади и проспекте Сахарова, подчиняясь стереотипам «гламурной политики», воспринимают протест как самопрезентацию, в том числе и за счет своих собратьев по виду. Именно поэтому в регионах, «откричав» по поводу фальсификации на парламентских выборах, уже дальнейшие радикальные действия столицы не поддержали: во время митинга на проспекте Сахарова в других российских городах серьезной посещаемости протестных мероприятий не фиксировалось. Так что перенести центр тяжести революционной борьбы в регионы не удалось — там по-прежнему не понимают, почему «рассерженные горожане» Москвы настаивают на уходе Путина. Ведь его уход из реальной политики неизбежно приведет к переделу собственности и социальному хаосу, когда нарушатся цепи, по которым, в том числе и в регионы, поступает социальная помощь.

Ни один из альтернативных кандидатов не может гарантировать, что справится с управлением государством в преддверии второй волны кризиса — ведь в случае победы любого другого, кроме Путина и, как ни парадоксально, Мезенцева, придется полностью менять управленческую команду. И это — главное условие их, так сказать, групп поддержки.

Конечно, можно попытаться поменять колесо у движущегося автомобиля, но это крайне затруднительно, согласитесь...

Неудивительно, что первая ласточка, то есть информационный удар по Мезенцеву был нанесен довольно оперативно, еще на уровне организации сбора подписей. Мало кто разобрался в сути происходящего, но через интернет-сообщество многие оказались оповещены о том, что где-то «рисуют подписи» в поддержку кандидата. Причем не объяснялось точно, кто именно и как именно это делает: акцент в полном соответствии с канонами гебельсовской пропаганды делался на величине лжи — мол, кто-то где-то «рисует подписи» очень масштабно.

И надо сказать, что протесты против фальсификации на выборах (странным образом трансформированные в лозунги против Путина лично) подготовили общественность к тому, что сегодня любая информация по данной горячей теме воспринимается, как говорится, на веру. И — «на ура!». Цель, конечно, понятна — поддеть власть, сделать ее объектом критики и в конце концов делегитимизировать. Об этом довольно откровенно поведали публике представители «несистемной оппозиции» в своих блогах, статьях и телефонных разговорах.

Радует, впрочем, что вместе с Мезенцевым Путин уже в политическом поле не одинок. Тем более что, судя по техническому уровню обеспечения кампании против Мезенцева, речь идет о серьезном финансировании проекта. Значит, без крупных спонсоров не обошлось, и, значит, оппоненты расценивают его в качестве серьезного игрока, иначе не тратились бы.

И, наконец, характерно, что практически никто не следил за тем, как, где и каким образом собирают подписи не только старожил президентских кампаний Григорий Явлинский, но и новичок в этом деле Михаил Прохоров — прицел т.н. общественного мнения следил только за одним кандидатом. Вывод очевиден — все происходящее вокруг подписей Мезенцева чрезвычайно похоже на ангажированную пропагандистскую кампанию.

Масштаб антикампании в отношении Мезенцева лишь подчеркивает, что он должен участвовать в нынешних президентских выборах, что он важен как политический элемент этой кампании. Причем именно в амплуа кандидата от власти. И в этом качестве Мезенцеву придется проявлять стойкость и выдержку, так как его оппоненты — весьма искусны в пропагандистских уловках против своего противника и имеют в этом умении огромный опыт.




Партнеры