Веселые люди и мирный атом

Василий Бархатов дебютирует в большом кино

21 марта 2012 в 18:41, просмотров: 4112

В Москве состоялась премьера дебютного фильма Василия Бархатова «Атомный Иван». Истории двух влюбленных, которые работают на одной атомной электростанции и занимаются в одном театральном кружке, разыгранная молодыми звездами Григорием Добрыгиным и Юлией Снигирь в декорациях самой настоящей АЭС.

Веселые люди и мирный атом

Василий Бархатов — член Общественной палаты, обладатель президентской премии «Прорыв» и один из самых известных режиссеров Мариинки: ему нет и тридцати, а за его спиной уже с десяток поставленных опер и «Золотая маска» за «Братьев Карамазовых». Успех и покровительство самого Гергиева не мешают актуальному художнику жить в свое удовольствие, нарушая условности не только на сцене (например, пригласив музыканта Сергея Шнурова на роль Бенвенуто Челлини в одноименной опере Берлиоза), но и в жизни (например, снявшись в клипе того же Шнурова и его группы «Рубль» в промежутке между угасанием и новым подъемом «Ленинграда»). К слову, старую дружбу Бархатов не торопится забывать до сих пор — Сергей Шнуров числится композитором и в фильме «Атомный Иван».

Талант режиссера порождать вокруг своих произведений большое число откликов среди самой широкой аудитории не мог остаться без внимания центрального телевидения. Каналы откликнулись шоу Yesterday LIVE (в фильме его ведущим также нашлась роль, на этот раз — эпизодическая) и салатом «оливье» из как бы новогоднего концерта и как бы шуток.

Берясь за свой первый полнометражный фильм, Бархатов, взявший в сообщники известного драматурга Максима Курочкина, формально выводит двух главных героев — пару работников атомной электростанции с внешностью голливудских звезд (обладатель «Серебряного медведя» Берлинале Григорий Добрыгин и звезда «Обитаемого острова» Юлия Снигирь), переживающих кризис в отношениях. Но на самом деле оставляет право называться главной звездой за собой. Отсюда и сюжетная линия театрального режиссера Аркадия (актер Театра «Сатирикон» Денис Суханов), известного своей любовью к стилю авангард и теме апокалипсиса (ясное дело, в основном, в провинции), который получает заказ на постановку спектакля к юбилею одной скромной атомной электростанции. Он и устраивает: набирая актеров из работников самой АЭС и наряжая их в шутливые костюмы гигантского гриба, морской звезды и прочей живности, выжившей после масштабной катастрофы. В общем, хорошенько веселится за счет заказчика, поставив в итоге шумный, яркий, но довольно бессмысленный спектакль. То, что нужно, чтобы большим боссам АЭС отчитаться об успешном проведении культурно-массовых мероприятий по случаю юбилея.

Учитывая солидный логотип Росатома, красующийся в начальных титрах, велик соблазн заподозрить Василия Бархатова в чем-то похожем. Мешая театральные приемы с телевизионной картинкой, режиссер особо и не притворяется, что снимает именно кинофильм. В сопроводительной документации это аудиовизуальное произведение именуется «атомным экспериментом», хотя ничего атомного, за исключением декораций (съемочную группу впервые в истории российского кино пустили вместе с камерой на территорию реальной Калининской АЭС), в нем нет. При всем богатстве фантазии художников по костюмам это традиционная молодежная мелодрама, пусть и разыгранная в ярко-салатовом скафандре, сшитом героями из полиэтилена.

Что в фильме точно есть, так это заразительная энергия беспечной молодости. Весь фильм его герои то и дело перетягивают одеяло на себя (в случае невинной постельной сцены Добрыгина и Снигирь — в прямом смысле слова), постоянно отвлекая зрителя от мелодраматичного сюжета. Найдя место в одном фильме для больших и не очень актеров театра и кино, а также парочки звезд вечернего прайм-тайма, Бархатов каждого из них представляет в немного неряшливом виде, выводя новый — немного комичный, немного мечтательный образ физика-ядерщика. Не супергероя, как в цитируемых в «Иване» «Девяти днях одного года» Ромма, и не загибающегося от чувств и радиации партработника в фильме Миндадзе «В субботу». А вполне обычных людей, которые в свободное от расщепления атома время занимаются йогой, устраивают дружеские вечеринки, забираются по дереву в окно любимой девушки и смотрят футбол в компании отца и только что выловленной из пруда сетки с холодным пивом. Максим Курочкин так и говорит: «Я хотел написать сценарий о том, как непросто приходится в любви всем, даже веселым людям». А режиссер добавляет:

— Чаще всего, когда мы говорим «атомная промышленность», подразумеваем сразу Чернобыль, катастрофу, ужасы и кошмары. Одна из моих задач состояла в том, чтобы изменить негативное отношение к «атомной» теме, перебив его простой, иронической, человеческой историей про любовь и мирный атом.

Тяга к человеческой истории перевешивает интерес к мирному атому. По большому счету, этот сюжет мог разыграться в любом другом закрытом учреждении. Потому и бетонные трубы АЭС, хоть и настоящие, выглядят все теми же декорациями из фанеры. Потому и научных терминов в фильме куда меньше, чем препирательств с родной матерью, намеревающейся заглянуть в комнату сына в тот момент, когда его девушка обдумывает в голове мысль о разрыве. (Маму не останавливают даже наклейки с пиктограммой «Осторожно, радиация!» на полупрозрачном стекле.)

«Атомный Иван» вряд ли дотянется до премии уровня «Золотой маски» в кино (хотя пара призов на фестивалях у него уже есть). Если описывать его в двух словах, то это будут — «просто игрушка» (к слову, именно так называется песня группы «Ленинград», клипом на которую Василий Бархатов, если можно так сказать, дебютировал в кино). Но в этой непритязательности нет ничего плохого. В конце концов, на экране постоянно находятся разные приятные люди, которым по всем внешним признакам — очень хорошо.

Что для нашего кино уже само по себе — большая редкость.



Партнеры