Вадим Селюкин: характера нам не занимать

В России желающих играть в следж-хоккей гораздо больше

15 мая 2012 в 17:27, просмотров: 6031

В паралимпийскую версию хоккея – следж-хоккей – россияне на Паралимпиадах еще не играли. Но этот вид спорта в России сейчас так бурно прогрессирует, что капитан и лидер национальной сборной Вадим Селюкин убежден: в Сочи мы попадем в призовую тройку.

Вадим Селюкин: характера нам не занимать
фото: Михаил Евсеев
В атаке – Вадим Селюкин (слева)

ЭТО БЫЛО В РАЗВЕДКЕ...

Справка МК ВИЗИТКА

Вадим СЕЛЮКИН

Родился 26 марта 1977 года. Капитан сборной России по следж-хоккею. За национальную команду выступает с 2009 года. Дважды чемпион России. Женат. Воспитывает дочь Катю.

— Родился и вырос я в Кемеровской области в городке Киселевске, — рассказывает Вадим. — В школьные годы занимался разными видами спорта, в том числе лыжами и хоккеем. Пошел служить срочную службу. Понравилось, а потому подписал контракт. Служил в отдельном разведбате 201-й дивизии в Таджикистане, а затем в 45-м отдельном разведполку ВДВ.

В 2002 году взрывом мне сильно повредило обе ноги. Из-за летней жары пошла гангрена, несколько раз подвергался ампутации...

Целый год пролежал в московском госпитале. Полковник Поправка, можно сказать, поставил меня на ноги, вернее, на протезы. А к нормальной жизни вернула супруга Ирина.

Со своей будущей женой я познакомился 10 лет назад. Ира жила в Кубинке, где проходила моя служба. На момент знакомства она была еще выпускницей школы. Повторюсь, когда со мной случилось несчастье, она помогла не пасть духом и выжить.

— Как вы начали заниматься спортом после ампутации?

— В госпитале попался журнал, в котором я прочитал статью о безногом инвалиде, который на Черноморском побережье работает спасателем. Это меня так воодушевило, что я стал ежедневно ходить в бассейн в Кубинке. Плавал раньше едва-едва. А тут после тренировок стал занимать призовые места на всероссийских турнирах паралимпийцев. Получил категорию инструктора, в клубе «Одинец» работал с пловцами, у которых различные нарушения здоровья. Под моим началом обычно тренировались до 10 человек — и взрослые, и школьники. Я даже воспитал призера чемпионата России среди паралимпийцев и получил высшую тренерскую категорию.

Новое увлечение Вадима – дайвинг. Фото из личного архива Вадима Селюкина.

ИНВЕНТАРЬ СВОИМИ РУКАМИ

— Почему перешли в следж-хоккей?

— Узнал о решении создать команду. До того я уже видел по телевизору следж-хоккей на туринской Паралимпиаде.

В начале 2009 года мне и некоторым другим инвалидам, активно занимавшимся спортом, дали возможность съездить на тренировочные сборы с командой «Феникс». До сих пор проводим домашние матчи в городе Алексин Тульской области. В этом городке инфраструктура — по российским меркам, конечно, — хорошо приспособлена под нужды паралимпийцев: кроме следж-хоккея, там тренируются паралимпийцы по многим видам спорта. Другая аналогичная российская база еще есть на озере Круглом.

— Специальные площадки под следж-хоккей уже есть в России?

— Достаточно обычной хоккейной коробки. У нас особых требований немного. Дверь должна начинаться снизу от самого льда, потому что нам сложно перешагивать через бортик, как это делают обычные хоккеисты. И еще в некоторых местах для нас бортики делают прозрачными, чтобы мы могли следить со своей низкой скамейки запасных за событиями на площадке. Так что если бы даже все хоккейные коробки строили с учетом нужд следж-хоккеистов, это не повлияло бы ни на их стоимость, ни на удобства обычных хоккеистов.

И я сейчас предполагаю: в Сочи паралимпийцы будут играть на тех же площадках, что и обычные хоккеисты. Так что их, я думаю, построят соответствующим образом — с дверцами до самого льда и прозрачным бортом вдоль скамейки запасных.

— Сравните ваш вид спорта с классическим хоккеем.

— Тактика у нас примерно та же. Но много важных нюансов. Например, у них защитник зачастую встречает нападающего, двигаясь спиной вперед.

У нас же это практически невозможно. И бросковая техника совсем другая. А ведение шайбы приблизительно как у футболистов. Задействованы две клюшки — словно две ноги. Ими и скорость развиваешь, и шайбу ведешь. Кисти рук должны быть очень сильными и равноценными, чтобы и вести шайбу, и бросать. Но в футболе не так много силовой борьбы, как у нас.

— До драк доходит?

— Попадаются в отдельных командах провокаторы. Бывает, что требуется постоять за себя.

— Заметил, что в следж-хоккей играют спортсмены с разной степенью ампутации ног.

— Не имеет принципиального значения — одна нога ампутирована или две, и до каких пор. С обеими ногами следж-хоккеистов мало: когда обе ноги в наличии, но при этом не действуют, значит, проблемы с позвоночником. А в нашем виде спорта таким больным сложно, и даже есть риск усугубить болезнь. Нагрузки серьезные, силовая борьба жесткая. Вот простой пример. Недавно на международном турнире в США капитан сборной Норвегии Якобсен после силового приема получил повреждение шейных позвонков. Неизвестно, вернется ли норвежец в строй.

— В какой мере судьи вмешиваются в происходящее на льду?

— Дух следж-хоккея подразумевает силовую борьбу. И когда судья начинает придираться и наказывать за жесткость, это злит хоккеистов обеих команд и портит игру. Начинаем бояться играть. Увы, в России пока мало квалифицированных судей.

— С экипировкой проблемы есть?

— Она у нас та же самая, как в обычном хоккее. Только клюшки другие и еще особые сани, которые обычно привозили из Европы и Канады. Сейчас их уже и в России начали делать. Лично я играю клюшками, которые подарили норвежцы. Но они такие дорогие, что не каждому по карману. А первое время мы у обычных клюшек отпиливали черенки и прикрепляли шипы, которые нужны для отталкивания ото льда. На самодельных клюшках «Феникс» выиграл чемпионат России.

А сани были у всех одинаковые — канадские. Они обычно стоят 40–50 тысяч рублей.

— Надолго их хватает?

— При столкновениях и корзины ломаются, и ремни рвутся. Первое время в «Фениксе» все делали собственными руками. Теперь во всех клубах есть сервисмены. А в сборной по части экипировки проблем нет. Все налажено идеально.

ЭСТОНЦЫ ЗАБИВАЛИ МЕДЛЕННО, НО ВЕРНО

— Тяжело дался выход на мировую арену?

— Первый международный матч состоялся по окончании первого чемпионата России. Из четырех клубов — участников национального первенства впервые собрали команду, и мы на тот момент считали себя мастерами.

Поехали на товарищеский матч в Таллин. Эстонская команда была довольно возрастной. Нам она показалась даже медлительной, и мы надеялись сразу «раскатать» эстонцев. Но все четыре матча закончились поражениями. Суммарный счет тех матчей — примерно 0:60 не в нашу пользу. Они играли техничнее нас. Сейчас мы им ни в чем не уступаем. А тогда мы многого не могли понять: как у них получается «и грести, и шайбу вести»? Даже бросать толком мы тогда не умели. Нас ведь никто не учил. Мы смотрели на действия наших соперников и перенимали у них навыки.

— Как в команде с иностранными языками?

— Я как капитан команды обязан владеть каким-то базовым уровнем. И стараюсь дополнительно учить. А ассистент капитана Дима Лисов хорошо говорит по-английски. К тому же он — совсем молодой парень: при удачном стечении обстоятельств много лет еще сможет выступать за сборную и при этом прогрессировать как в игре, так и в английском.

— С кем из соперников хорошо общаетесь?

— С эстонцами, скандинавами, чехами. Кроме того, по линии Паралимпийского комитета России к нам приезжали канадские и американские специалисты, и у их тренеров, сервисменов многое почерпнули.

— Ротация состава в сборной наблюдается?

— Из первого состава сборной России образца 2009 года осталось не больше трети игроков — я, Дима Лисов, Иван Кузнецов из Удмуртии. Есть ребята, которые раньше играли в футбол на костылях, есть среди них даже чемпионы мира среди ампутантов — например, Александр Глебов. Какое-то время они совмещали футбол с хоккеем, но с ростом мастерства постепенно сосредоточились на следж-хоккее.

— Женатые люди есть в сборной России?

— У нас в основном холостые. Хотя есть и те, у кого один ребенок, как у меня. У некоторых уже двое. Поддержка семьи для нас многое значит.

— Сколько времени вы проводите вне дома?

— По количеству времени и сил, которые тратятся на тренировки и матчи, мы являемся мировыми лидерами в следж-хоккее. Надеюсь, скоро догоним и перегоним фаворитов и в мастерстве. Характера нам не занимать.

фото: Михаил Евсеев
С дочкой Катей.

ПИРАМИДА ПОКА БЕЗ ОСНОВАНИЯ

— Как попасть в следж-хоккей?

— Наш вид спорта довольно дорогой. В каждом из четырех российских клубов уже человек по 15. И если какой-то парень со стороны попросится в одну из четырех команд, его возьмут играть лишь в том случае, если увидят в нем перспективы в плане будущих результатов.

Так что наш вид спорта постепенно становится профессиональным — не в смысле размера заработков, а по части отношения к делу. Говорю это с сожалением, потому что в США и Канаде, в отличие от России, любой желающий сможет заниматься следж-хоккеем.

Знаю российских парней, которые за свои деньги приезжают из других областей, но у них пока нет возможности регулярно выходить на лед. Вот, например, Иван Бердник приезжал к нам из Ростова. Он — заслуженный человек: будучи рядовым бойцом спецназа ГРУ был представлен к званию Героя России. Какое-то время он целый год ездил к нам на тренировки. Но до сих пор не может попасть в состав какой-либо российской команды.

Надеюсь, что скоро появятся новые клубы. Сейчас создается клуб во Владивостоке. Обещали открыть клуб в Мытищах. Но в России желающих играть в следж-хоккей гораздо больше. Так получилось, что у нас есть группа профессионалов (пусть мы получаем и не такие уж большие деньги, но стабильную материальную поддержку имеем), однако фактически нет большой группы любителей, которые, по логике, должны составлять основание пирамиды, вершиной которой является сборная России.





Партнеры