Подтверждение выбора

Целевая установка путинского президентского курса — Россия как стабильно развивающееся государство — воспринята большинством сограждан как предложение сотрудничества

28 февраля 2013 в 18:35, просмотров: 1895

Год назад, 4 марта 2012 г., 72 миллиона граждан России приняли участие в очередных — уже шестых — выборах главы нашего государства. Из них 45,6 миллиона избирателей отдали свои голоса Владимиру Путину и тем самым избрали его на третий президентский срок в строгом соответствии с конституционной нормой (ст.81.3). Событие — беспрецедентное в истории постсоветской России, однако имеющее прецеденты в практике современных наиболее развитых демократий.

Подтверждение выбора

В первой половине ХХ века президентом США четыре раза подряд (1932, 1936, 1940 и 1944 гг.) избирался лидер Демократической партии Франклин Делано Рузвельт. В более близкие к нам времена мы можем вспомнить два президентских срока Шарля де Голля (1959—1969 гг.) и четырнадцатилетний период (с 1981 по 1995 гг.) президентства Франсуа Миттерана во Франции. 11 лет премьерства Маргарет Тэтчер с 1979 по 1990 гг. в Великобритании. Наконец, своего рода рекорд пребывания на высшем властном посту — 16 лет канцлера ФРГ Гельмута Коля с 1982 по 1998 гг.

Во всех этих случаях политическое долгожительство было обусловлено тем, что вышеупомянутые лидеры оказались способны ответить на вызовы не только национального, но и глобального масштаба. Они смогли предложить своим нациям курс, вызвавший доверие и поддержку значительного большинства. Курс, который прочно связал их имена с определенной исторической эпохой.

Обстоятельства выбора

Эта логика успешного демократического лидерства проявляется и в нашем российском случае. В марте прошлого года граждане России делали свой выбор в тот момент, когда страна, едва высвободившись из тисков глобального финансово-экономического кризиса, попала под жесткий прессинг столичного улично-площадного протеста. Когда безответственный радикализм на противоположных флангах политического спектра создал реальную угрозу социально-экономической дестабилизации. Когда многие не столько поняли, сколько почувствовали исчерпанность предыдущей эпохи. Когда всем нам потребовалось четкое самоопределение в истории, ясное понимание вызовов, стоящих перед Россией, и внятная формула того курса, который обеспечил бы нации уверенную историческую перспективу.

Нужно отметить, что двадцатилетняя история демократического развития постсоветской России, несмотря на свою краткость, принесла вполне зримые позитивные результаты. Один из них — атмосфера острой конкурентной борьбы в ходе прошлогодней президентской кампании, в которой за предпочтение россиян ведущие политики страны соревновались не столько в личном качестве, сколько в качестве воплощенных символов национального будущего.

Владимир Путин сумел победить в первую очередь потому, что только ему удалось сформулировать не узкопартийную программу, но интегральный общенациональный курс, опирающийся на взвешенную оценку пройденного, трезвый взгляд на настоящее и реалистическое видение будущего. Курс, который можно обозначить краткой формулой — стратегический реализм.

Реалистичность путинского курса основывается на ключевой констатации: «Период восстановления — пройден. Постсоветский этап в развитии России, впрочем, как в развитии всего мира, завершен и исчерпан».

Его стратегический характер Путин определил следующим образом: «Нашу задачу на предстоящие годы вижу в том, чтобы убрать с дороги национального развития все то, что мешает нам идти вперед. Завершить создание в России такой политической системы, такой структуры социальных гарантий и защит граждан, такой модели экономики, которые вместе составят единый, живой, постоянно развивающийся и одновременно устойчивый и стабильный, здоровый государственный организм».

Власть и общество: императив партнерства

Эта целевая установка путинского президентского курса — Россия как стабильно развивающееся государство — была воспринята большинством сограждан как предложение сотрудничества. По самому смыслу задачи самоопределения нации в новую эпоху в жестком глобальном контексте понятно, что ее решение предполагает резкую активизацию политического потенциала гражданского общества. Власть и общество должны выступать не в роли «ведущих» и «ведомых», а скорее как равноправные партнеры, доверительно взаимодействующие в деле превращения России в конкурентоспособное на глобальном геополитическом «рынке» и комфортное для своих граждан современное государство.

Формат этого государственно-обществен-ного партнерства был задан посредством широкомасштабной реформы ключевых институтов российской политической системы. Собственно, уже сама процедура выборов 4 марта 2012 года, прошедших в режиме онлайн-мониторинга почти всех избирательных участков с помощью веб-камер, четко определяла вектор перемен. Широкая вовлеченность граждан в политический процесс, обеспечение максимальной представительности всех выборных органов власти и, тем самым, повышение легитимности политических институтов всех уровней — вот что было востребовано обществом и нашло свое воплощение в политической составляющей президентского курса.

Прежде всего была осуществлена радикальная либерализация законодательства, регулирующего процесс создания и регистрации основных участников политического процесса — партий. Консолидация четырехпартийной политической системы с тремя внепарламентскими партиями в предыдущее десятилетие сыграла важную стабилизирующую роль. Но в той новой реальности, которую и в нашей стране, и в остальном мире создает «образовательная революция», возникают новые социальные группы и целые классы, креативная энергетика которых не укладывается в традиционные партийные ниши. В этих условиях резко возрастает общественный спрос на непосредственное и максимально активное участие в политическом процессе, который не мог быть удовлетворен в рамках наличного предложения прежнего партийного «меню».

Отсюда — закон, позволяющий инициативным группам в 500 человек создавать политические партии. Его своевременность подтверждена тем, что на настоящий момент Минюст зарегистрировал уже более полусотни новых партий. Остается важная задача — отрегулировать процедуру допуска партий-новичков к выборам разного уровня с тем, чтобы политическая конкуренция из формальной возможности превратилась в содержательную повседневность российской политики.

Этому должен будет способствовать предлагаемый президентом переход к смешанной мажоритарно-пропорциональной системе выборов в Госдуму. Если половина депутатских мандатов будет «разыграна» в одномандатных округах, то скорее именно там, нежели в соревновании по партийным спискам, у новых партий появятся реальные шансы на продвижение своих представителей в высший законодательный орган страны.

С учетом федеративной природы нашего государства представляется уместным переход от системы наделения властными полномочиями глав исполнительной власти субъектов федерации к прямым их выборам. После труднейшей работы по выравниванию правового пространства субъектов федерации, осуществленной в связи с введением системы федеральных округов, прямые выборы высших должностных лиц в российских регионах уже не несут в себе угрозу разбалансировки единого государственного механизма. Напротив, они вполне укладываются в обозначенный формат общественно-государственного партнерства в аспекте федерально-регионального взаимодействия.

Важно при этом отметить гибкость предлагаемого формата. В ряде субъектов федерации процедура непрямых, но все равно альтернативных выборов главы исполнительной власти региональными парламентами может оказаться политически более продуктивной. И в этих случаях адекватность общественному запросу должна быть выше формально-юридического догматизма.

Именно этот подход демонстрирует президент Путин и тогда, когда допускает возможность внесения поправки в Конституцию РФ, позволяющую перейти к выборности верхней палаты российского парламента. Уже сейчас шаг в этом направлении сделан в виде законопроекта, включающего три кандидатуры будущих «сенаторов» от соответствующего субъекта в бюллетень для голосования на губернаторских выборах. Но очевидно, что запрос на широкое гражданское участие в политике может быть наиболее полно удовлетворен именно через дальнейшее распространение института прямых всенародных выборов на все уровни власти.

Важно отметить, что президентская политическая реформа предполагает распространение принципа выборности также и на организации гражданского общества. Первый — и весьма успешный! — опыт мы получили при формировании нового состава Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Для заполнения 13-ти вакансий была использована процедура голосования в Интернете. Но по итогам голосования оказалось, что на каждую вакансию граждане выдвинули, по меньшей мере, тройку достойных кандидатов, имеющих явные заслуги как в деле развития гражданского общества, так и в правозащитной деятельности. Решение, предложенное президентом Путиным, удовлетворило всех. В нынешний СПЧ вошли 39 новых членов, и за счет расширения своего состава Совет заработал еще более продуктивно.

Не удивительно, что следующая инициатива президента коснулась еще одного ключевого института гражданского общества — Общественной палаты. Теперь в ротации ее состава будет принимать участие любой гражданин России, поскольку 46 ее членов предлагается избирать посредством интернет-голосования. Можно прогнозировать, что успешный опыт всенародного избрания федеральной ОП в будущем распространится и на региональный уровень. А это послужит дальнейшей активизации политического потенциала гражданского общества в России.

В связи с этим должны быть предусмотрены определенные меры по защите нашего гражданского общества от политических манипуляций извне, а также от местных попыток разыграть карту политического экстремизма. Именно этим целям послужил закон, регулирующий деятельность НКО, получающих иностранное финансирование и участвующих в политике. А также поправки в законодательство о митингах и демонстрациях. Отныне деятельность тех, кто стремится превратить права граждан, гарантированные 31-й статьей нашей Конституции, в инструмент организации массовых беспорядков, получит адекватную правовую оценку.

Поверка курса

Поскольку путинский курс реализуется в формате общественно-государственного партнерства, то, естественно, крайне важно понимать, каково отношение граждан к деятельности президента за прошедший год. Социологи «Левада-Центра» дают нам в этом отношении весьма характерные цифры. Сравнивая оценки президентских качеств Владимира Путина, зафиксированные в январе 2012-го, с тем, что думают на этот счет россияне в январе 2013-го, они отмечают следующее. 30% по-прежнему определяют Путина как опытного политика. 28% против 24% год назад отмечают его энергичность, решительность и волю. 16% против прежних 11% уверены в том, что он способен обеспечить стабильность в стране. 14% (11% год назад) считают его настоящим лидером. Наконец, 12% (9% год назад) характеризуют его как просто «симпатичного человека».

Очень важный опрос о роли политических институтов провел тот же «Левада-Центр» 14 февраля. Выяснилось: 50% россиян считают, что президент играет «очень большую роль» в жизни страны. За весь период опросов показатель выше — 54% отмечен только в июле 2007 г. А в сравнении с январем 2012-го показатель вырос на 9%!

Если к этим замерам общественного мнения добавить стабильно высокий рейтинг доверия, фиксируемый социологами ВЦИОМ и ФОМ, то вывод очевиден. Первый год третьего президентства Владимира Путина должен быть занесен в актив как ему самому, так и всем нам, его избирателям. Его курс на превращение государства в целостный дееспособный организм находит понимание и широкую поддержку. Главное, что он осуществляется в атмосфере возрастающей политической активности, абсолютной открытости и в режиме все укрепляющейся обратной связи с гражданским обществом. Курс стратегического реализма не только обеспечивает стабильность развития, но и задает внятную шкалу оценки пройденного нами в третьем тысячелетии пути.

Этот путь измеряется четырьмя президентскими циклами, у каждого из которых — особая роль и специфическая миссия. В 2000—2003 гг. была проведена реконструкция государства после социально-экономических и политических шоков 90-х. В 2004—2007 гг. удалось осуществить политическую стабилизацию в интересах поддержки экономического роста и резкого подъема жизненного уровня большинства россиян. Специфика президентского цикла 2008—2011 гг. определялась необходимостью преодоления последствий военно-политического (Юго-Осетинский конфликт) и глобального финансово-экономического кризиса. Наконец, начавшийся год назад шестилетний президентский цикл уже ясно обнаружил свою специфику. Это — политическая активизация и экономическая модернизация для повышения качества социальной среды и человеческого капитала. И не в каком-то далеком будущем, а уже сегодня — здесь и сейчас. Именно для этого создана и уже начала действовать президентская Комиссия по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития. Постоянная сверка планов с реальностью — залог выполнимости поставленных задач и достижения намеченных целей.

Прожитый нами год после избрания Владимира Путина президентом страны на третий срок не был простым. Однако возрастающая сложность — это неустранимое качество современного глобального мира. В котором успеха добиваются только те нации, которые способны выбирать адекватного вызовам времени лидера. Мы свой выбор сделали 4 марта 2012 года. И спустя год своим доверием президентскому курсу, своим соучастием в преобразовании России подтверждаем его правильность.



Партнеры