От ума для сердца

В столичную систему здравоохранения внедряются самые передовые технологии

11 декабря 2013 в 16:49, просмотров: 3410

Благодаря появлению прививок и антибиотиков человечеству удалось существенно потеснить различные инфекции. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. И вот теперь главными врагами рода человеческого ученые называют хронические неинфекционные заболевания. В первую очередь это сердечно-сосудистые заболевания и сахарный диабет. Какие новые медицинские технологии появились для их лечения? Что может предложить горожанам система столичного здравоохранения?

От ума для сердца
фото: Геннадий Черкасов

Стент, который рассосался

Cердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) уверенно держат пальму первенства среди причин смертности россиян. «Однако — вот парадокс! — они так и не попали в государственную программу борьбы с социально значимыми заболеваниями. Причем смертность от ССЗ у нас в 2–4 раза выше, чем в западноевропейских странах, США и Канаде», — сетует исполнительный директор Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDА Александра Третьякова.

Тем временем, по словам руководителя отделения рентгеноэндоваскулярной диагностики и лечения НЦССХ им. А.Н.Бакулева, главного специалиста МЗ России по рентгеноэндоваскулярной диагностике и лечению Баграта Алекяна, за последние 5–7 лет произошел настоящий прорыв в области медицинских технологий, которые применяются для лечения ССЗ. Еще недавно при остром инфаркте миокарда умирал каждый четвертый пациент в России, теперь же летальность можно снизить до 4–5%. Главное — максимально быстро доставить человека в специализированный сосудистый центр, где ему сразу же окажут помощь, то есть откроют закупоренный тромбом сосуд. Увы, по итогам прошлого года в такие центры в стране отвезли лишь 5,6% россиян (для сравнения: в Чехии — 95%). В Москве же ситуация сильно отличается от российской — по данным Департамента здравоохранения города, в специализированные сосудистые центры или отделения, имеющие ангиографическую службу, сегодня везут 60–65% пациентов с острым инфарктом миокарда. Благодаря этому в 2012 году удалось добиться снижения смертности от соответствующих болезней на 17%.

Ни одна страна мира сегодня не демонстрирует такого стремительного прироста количества проведенных операций по стентированию коронарных артерий, как Россия. Еще 10 лет назад их проводилось всего около 4 тысяч в год, но в прошлом году выполнено 75 тысяч, а в этом планируется не меньше 90 тысяч. Если и дальше всё пойдет такими темпами, лет через 7–10 мы догоним Европу, где делают в среднем 1870 стентирований на миллион населения (в России пока 540). «В России работает 334 высокотехнологичные операционные в сосудистых центрах, где за год пролечивается около 340 тысяч больных. А могло бы в 4 раза больше, если бы эти центры работали 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Мы будем инициировать принятие в Минздраве приказа, запрещающего отвозить больного с острым инфарктом или коронарным синдромом не в специализированный центр», — говорит Баграт Алекян.

Тем временем московские сосудистые центры уже давно работают именно в таком режиме, и сегодня больных с подозрением на острый инфаркт миокарда или инсульт везут именно в такие лечебные учреждения. Один из таких центров работает на базе ГКБ №20. «Пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями мы выполняем малоинвазивные рентгеноэндоваскулярные операции — стентирование артерий. Кроме того, мы делаем высокотехнологичные операции на крупных сосудах. В том числе на сонных — причем у очень тяжелого контингента больных: после или в состоянии угрозы инсульта. Ежегодно мы выполняем около 400 подобных хирургических вмешательств, и они спасают людям жизни в ситуациях, которые раньше считались безнадежными», — рассказывает главный хирург Северо-Восточного округа столицы Александр Молитвословов.

С прошлого года и в России появились т.н. биодеградируемые стенты, которые в отличие от металлических, «прочистив» сосуд, растворяются без остатка. Правда, пока широкого применения они не нашли — из-за дороговизны. А в мире применение биорастворимых сосудистых каркасов уже называют «четвертой революцией» в эндоваскулярной хирургии. Со временем, надеются кардиохирурги, они полностью заменят металлические стенты. Покрытый лекарственным веществом биостент выполняет ту же функцию, что и металлический, но полностью растворяется через 24 месяца, после чего артерия восстанавливает свою работоспособность. В Европе биодеградирующие стенты стали доступны с сентября 2012 года.

«Биодеградируемые стенты впервые в стране поставили в Бакулевском центре; в июне прошлого года их зарегистрировали и начали потихоньку применять. Единственная проблема — они слишком дороги, и рассчитывать на то, что они войдут в квотное задание, не приходится. Пока мы их ставим только на коммерческой основе. Один стент стоит порядка 200 тысяч рублей (металлический — 20–25 тысяч, с лекарственным покрытием — до 60 тысяч. — Е.П.)», — рассказывает Алекян.

Раны лечим вакуумом

По прогнозам экспертов, к 2030 году уже около полумиллиарда человек из 7 миллиардов, живущих в мире, будут болеть сахарным диабетом (СД). Иными словами, с «молчаливым убийцей», как называют сегодня эту болезнь, столкнется каждый четырнадцатый.

Сколько таких больных в России — сказать сложно. По словам завотделением терапевтических и хирургических методов лечения диабетической стопы ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Гагика Галстяна, на каждого реально выявленного больного приходятся три-четыре человека, пока не знающих о заболевании. В Москве же официально на учете по СД стоит более 280 тысяч человек.

Недавно по инициативе Правительства РФ стартовала программа Nation на раннее выявление СД. Предварительные данные по Москве шокируют: у 6% обследованных обнаружили сформировавшееся заболевание, а еще у 20% — т.н. преддиабет, который лет через пять непременно перерастет в СД.

Современная лекарственная терапия позволяет пациентам с СД жить столь же долго, сколь и здоровым людям. Что, увы, не отменяет развития грозных осложнений, которыми, собственно, и страшен диабет. Наиболее частое и тяжелое из них — синдром диабетической стопы (СДС), который нередко заканчивается ампутацией ноги. Но при правильном лечении, уверен доктор Галстян, такого исхода можно избежать в 98% случаев. «Главное — восстановить кровоток в стопе и голени, что выполняется с помощью современных эндоваскулярных операций, и залечить рану. К сожалению, в России нет специальных центров для лечения такого осложнения, а эндоваскулярные операции при СДС не входят в программу высокотехнологичной помощи (ВМП) и не оплачиваются государством. Операция ангиопластики и стентирования — малоинвазивная, но дорогостоящая для отечественного здравоохранения», — вздыхает Гагик Галстян.

К тому же у нас в стране очень мало специалистов, которые могут выполнять такие операции. Нередко сосудистые хирурги не учитывают, что у больных диабетом проблемы с глазами и с почками, и после операции они слепнут или попадают в диализные центры.

Не входит в программу ВМП и новейший метод вакуумного заживления ран — терапия отрицательным давлением. «Этот метод был придуман еще в СССР, но доведен до ума за рубежом. С помощью вакуумного устройства кровоток в ране перераспределяется, в результате язвы затягиваются буквально на глазах. Однако нередко российским пациентам приходится оплачивать такой метод лечения из своего кармана», — рассказывает сердечно-сосудистый хирург Вячеслав Завацкий.

Сегодня в стране работает 60 кабинетов диабетической стопы (в Москве — десять). Врачи говорят, что больные СД должны обследоваться там минимум раз в год.

Ольга Котешкова, заведующая отделением Московского эндокринологического диспансера:

— К сожалению, пока в мире не придумано волшебной таблетки, которая могла бы излечить от диабета раз и навсегда. Но инновационные подходы к лечению разработаны. Например, сегодня существуют специальные инсулиновые дозаторы, или помпы, — пациентам, которым их устанавливают, не приходится делать себе инъекции инсулина по нескольку раз в день. Помповую терапию выписывают столичным больным по показаниям врача.

Огромные успехи достигнуты сегодня и в области диагностики. Для своевременного выявления скрытой гликемии (в том числе эпизодов повышения сахара в крови в ночное время) мы ставим нашим пациентам специальные приборы для непрерывного мониторинга гликемии — в течение трех дней они фиксируют показатели уровня глюкозы в крови. В дальнейшем результаты такого исследования позволяют более точно подобрать сахароснижающую терапию.

МЕЖДУ ТЕМ

На днях в Москве объявили о выводе на российский рынок первого в мире саморассасывающегося сосудистого каркаса для лечения пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС). Напомним, что ИБС возникает вследствие сужения или закупорки артерий, доставляющих кровь к сердцу, что приводит к боли в груди или одышке и повышению риска возникновения инфаркта миокарда.

Каркас открывает просвет закупоренного сосуда и, подобно металлическому стенту, восстанавливает кровоток к сердцу. Затем он растворяется в кровеносном сосуде. В результате сосуд может сохранить естественные функции и способность к движению, поскольку не содержит постоянного металлического имплантата. Каркас изготовлен из полилактида — материала, который рассасывается естественным образом (из него, например, делают временные хирургические швы).

«Эта революционная инновация кардинальным образом меняет представления о лечении пациентов с ишемической болезнью сердца. С появлением саморассасывающегося сосудистого каркаса устройство, которое исчезает после выполнения своей задачи, более не мечта, а реальность», — говорит рентгенхирург Виктор Демин.

Сегодня такие каркасы есть уже более чем в 40 странах мира. Теперь их будут использовать и в России.



Партнеры