Step by step Василия Егорова

23.09.2014 в 16:11, просмотров: 801

На чемпионате мира в канадском Эдмонтоне впервые золотую медаль завоевал российский спортсмен из ДЮСШ «Юность Москвы» равных возможностей» Василий Егоров. С победителем и его тренером Владиславом Аданичкиным побеседовал корреспондент «М-Спорта».

Step by step Василия Егорова

Наш спортсмен, прибывший на турнир в ранге чемпиона Европы, пришел к финишу с лучшим результатом 1 час 10 минут 12 секунд. Но для начала мы попросили Василия напомнить читателям, из каких дисциплин состоит триатлон.

В.Е.: – Это 750 метров плавания, 20 километров на велосипеде и 5 километров бега. Между этапами так называемая «транзитка». Выплываю, бегу туда переодеваться, и – на велосипед. С велосипеда опять отправляюсь в «транзитку», обуваю кроссовки, и снова вперед. Кстати, в транзитной зоне спортсмену оказывают помощь в переодевании. Как правило, личный тренер.

– Чем отличается ваша категория РТ2 от других?

В.А.: – С этого года введена новая классификация, деление идет в зависимости от того, какой диагноз у спортсмена. Например, РТ1 – это колясочники, которые второй этап преодолевают на специальном велосипеде – хэндбайке, приводя его в движение руками, а третий – на спортивной коляске. Есть два класса незрячих, соревнующихся в тандеме. А в Васином случае учитываются такие критерии, как более сложная или более легкая форма ДЦП, ампутация выше или ниже колена.

– Соревнуются спортсмены по тем же правилам, что и в обычном триатлоне?

В.Е.: Во время велогонки нельзя приближаться друг к другу ближе, чем на десять метров. Иначе отправляешься в штрафной бокс. На обгон дается двадцать секунд. Если за это время не обогнал соперника, должен опять отстать.

В.А.: Это условие ввели во избежание столкновений. Ведь в паратриатлоне – в силу своих физических возможностей – не каждый может ехать ровно по прямой. Тем более, в группе. На велосипедном этапе надо от начала и до конца выкладываться на сто процентов. Он самый протяженный, и есть шанс отыграть проигранные секунды. А вот в беге уже можно что-то придумывать, пристраиваться конкуренту в затылок, прячась от ветра, а на финише сделать рывок из-за спины.

– Василий, наверное, самый стандартный вопрос: отчего выбор пал именно на этот вид спорта?

– В.Е.: – С двух лет начал заниматься плаванием. Продолжил и студентом в РГУФКе. Получив высшее образование, оказался перед дилеммой: уходить из спорта или менять вид, поскольку в плавании особых перспектив не было. А ведь жизнь продолжается, надо работать, создавать семью… Довольно успешно переключился на велосипед и параллельно попробовал себя в триатлоне. Теперь больше времени уделяю триатлону, и меньше – чистому велоспорту.

– Где тренируешься?

В.Е.: – Плаваю в бассейне РГУФК, велосипедом занимаюсь в Крылатском, здесь же и бегаю.

В.А.: – Ну, бег можно везде практиковать: летом – на улице, зимой – на велотреке. 99 процентов времени Василий занимается под моим наблюдением, а восстановительные тренировки уже предполагают самостоятельность.

– Какая золотая медаль далась труднее: на чемпионате мира или континента?

В.Е.: – На чемпионате Европы в Австрии был мой первый международный старт, там набирался опыта. Мне немного повезло. На чемпионате мира все было по-иному: и часовой пояс другой, и ответственность выше. Физически сложнее пришлось в Канаде, да и морально тоже.

В.А.: – Добавлю еще, что в Эдмонтоне на церемонии Василий нес флаг нашей страны, и это тоже не могло не сказаться.

– Конкуренция была высокой?

В.Е.: – Есть сильные соперники, которые плывут значительно быстрее меня. Судите сами: в первом виде я был пятым, в велосипеде – третьим, в беге – первым. Как по ступенькам шел. Но если другие прибавят в беге… Они такие же амбициозные.

В.А.: – В России серьезных конкурентов у Василия нет. А в мире как минимум трое. На чемпионат мира с этого года приглашают по личному рейтингу, а не по квоте страны. В стартовый лист вносится определенное количество участников, в Васином классе их десять. И надо постоянно подтверждать уровень: в рейтинг идут три лучших результата за год. Так, если средства позволяют, можешь участвовать в шести-семи стартах.

– Кстати, как обстоят дела с финансированием?

В.Е.: – За победу на чемпионате мира от Министерства спорта положена премия.

В.А.: – Поездка сборной в Австрию и Канаду оплачивалась централизованно, а вот на Кубок мира мы ездили за собственные деньги. Ведь в инвалидном спорте нет таких меценатов, как в хоккее и футболе. Кстати, в других странах тоже не просто с финансированием. Я знаю, спортсмен с третьим рейтингом из нашей категории не нашел средств, чтобы выступить в Канаде. Тут и перелет, и перевозка велосипеда, и стартовый взнос в 350 канадских долларов. Недешевое удовольствие.

– А в организационном плане есть сложности?

В.А.: – Главный парадокс в том, что в реестре Министерства спорта паратриатлон есть, а в реестр Москомспорта он еще не внесен. Процесс идет, но хотелось бы попросить его ускорить. А так нас поддерживает родная школа «Юность Москвы», за что огромное спасибо руководству: Владимиру Прохорову, Николаю Жаркову. Отдельное спасибо Николаю Хитруку, директору школы олимпийского резерва по велоспорту «Юность Москвы».

– Погулять по Москве успеваете?

В.Е.: – Много времени уходит на восстановление, но хватает и на развлечения, прогулки с девушкой, походы в кино. В разгрузочный день отдыхаю, переключая внимание. Например, мне нравится пройтись по Красной площади, да и вообще по центру Москвы, где много пешеходных зон.

– Нужны ли для популяризации паратриатлона какие-то новшества?

В.А.: – Правила установлены с 1996 года, по ним проводятся чемпионаты мира. От добра добра не ищут.

В.Е.: – Поменял бы местами бег и велосипед. А начинать все равно придется с плавания. Потому что для нас обязательно соревноваться в гидрокостюме, независимо от температуры воды, а натягивать резину в «транзитке» приходится долго. Финишировать же лучше на ногах: красиво выглядит, когда грудью рвешь ленточку!



Партнеры