СТАНЕТ ЛИ МИХАЛКОВ РОССИЙСКИМ РЕЙГАНОМ?

2 июня 1998 в 00:00, просмотров: 229

О кулуарных подробностях четвертого съезда российских кинематографистов, где Никита Михалков получил полный карт-бланш на реформирование СК России и превращение его в супервлиятельное киносообщество, уже сказано все, что возможно. Но есть в случившемся "второе дно", о котором почти никто не говорит. Благодаря своему триумфу на съезде Михалков, возможно, сделал шаг к решению такой стратегической задачи, какие и не снились ни его предшественникам в кресле председателя СК, ни руководителям других творческих союзов. Во-первых, явно сбывается прогноз, который "МК" сделал еще зимой, когда на третьем киносъезде Михалков был избран председателем СК: Никита Сергеевич получил отличный плацдарм для создания собственной киноимперии. Она может стать одновременно и поставщиком денег в госказну, и лоббистом крупных кинопроектов, и производителем собственной продукции, подающей пример: вот, мол, как и про что надо снимать кино. Подразделениями этой империи станут и сам Союз кинематографистов, и михалковская студия "ТРИТЭ", обходящая по рейтингу все прочие киностудии России, и, конечно же, новый внебюджетный фонд поддержки кинематографии, создание которого одобрил съезд. С этим фондом — особая история. Он должен выступить основным инвестором строительства сети новых кинотеатров, а по существу — начинающей новую жизнь с нуля российской кинопрокатной сети. Денежки должны поплыть в фонд за счет средств, полученных от лицензирования теле- и видеопроката кинопродукции и прочего использования как новых фильмов, так и российских киноархивов. А затем пойти на реанимацию российской киноиндустрии. Фактически этот фонд забирает под себя ключевые функции, которые в идеале должно бы выполнять Госкино. Но главная кинематографическая госструктура по ряду причин взять на себя такие функции неспособна. Таким образом, и главной общественной фигурой, и главным администратором в российской киноотрасли после четвертого съезда можно смело считать уже не председателя "киноминистерства" Армена Медведева, а Никиту Михалкова. Но Михалков отныне не просто главная фигура в нашем кино. Он не случайно во всех своих публичных заявлениях и обращениях подчеркивает, что судьба российского кинематографа — дело политическое. И благодаря прошедшему съезду председатель СК России за два дня сумел встать в один ряд с ведущими публичными политиками страны. Если в реализации заявленной программы Михалкову действительно будет сопутствовать успех, то уже через пару лет, к началу президентской кампании, он вполне может стать эдаким российским Рейганом, а прошедший киносъезд — шагом от Кремлевского дворца к соседним кремлевским же помещениям. Разница лишь в том, что в свою актерскую бытность Рейган удовлетворялся ролью второстепенной фигуры Голливуда, мальчика "на подхвате". А Михалков демонстрирует актерские и режиссерские способности, каких нет ни у одного политика в стране, и политические навыки, какими у нас не обладает ни один художник. На вопросы о возможном участии в президентских выборах Михалков ни разу не ответил твердым "нет". И реши он использовать кино как стартовую площадку для более головокружительной карьеры, а зрителей будущих российских блокбастеров — как электорат, ему вполне может улыбнуться и президентское кресло. Вряд ли убедить рядовых избирателей отметить фамилию Михалков в бюллетенях будет труднее, чем убедить амбициозных и придирчивых кинематографистов почти единогласно голосовать за Михалкова на многотысячном съезде. Арсений СУХОВЕРХОВ.



Партнеры