САМЫЕ СТРАННЫЕ ПОХОРОНЫ ХХ ВЕКА

17 июня 1998 в 00:00, просмотров: 2063

В России не нашлось 36 полковников, президента и патриарха, чтобы проводить в последний путь русского царя Перезахоронение останков последнего российского императора должно было стать в российской истории событием века. Предание земле невинно убиенных изначально задумывалось как великий прощеный день, когда бы и общество, и государство, и церковь через раскаяние почувствовали себя единым целым. Не получилось. Более того, иначе как странными похоронами предстоящую церемонию назвать нельзя. Политики усмотрели в предстоящей церемонии возможность нажить политический капитал; церковь преследует собственные цели, не забывая при этом о необходимости противостоять интересам Зарубежной православной церкви; клан Романовых поспешил использовать ситуацию и публично выяснить внутрисемейные отношения. А у рядовых граждан и вовсе другие проблемы — им бы выжить... Россия оказалась не готова к предстоящим похоронам. До смешного не хватает денег — подрядчики хоронят бывшего императора фактически на свою зарплату, экономить приходится практически на всем; раз уж вместо природного камня используется дерево, оклеенное пленкой "под мрамор", — что говорить о каком-то величии. Но больше всего удивили страну две российские главы — патриарх и президент. Ладно патриарх: церковь колебалась до последнего, хотя увидеть ее предстоятеля на перезахоронении останков все же было бы уместнее, чем на той же церемонии награждения орденами музыкантов. Но президент! Приближенные к нему лица говорили, что у Ельцина существует две идефикс: перезахоронить останки императора и предать земле тело Ленина. Объясняется ли потеря такого сильного интереса к перезахоронению одним влиянием синода и патриарха? Скорее всего, в России уже никогда больше не будут хоронить царя. Это последние похороны последнего императора, пусть и отрекшегося от престола. Но и последнего не смогли похоронить на уровне. Подробности о готовящейся церемонии Их всегда хоронили строго индивидуально, но ни на пядь не отступая от вековых традиций. И гробы, и катафалки изготавливались в мастерских умельцами, которым российские императоры всегда знали цену: как-никак, а последнее, вечное ложе будет сколочено этими руками. Катафалки, надо сказать, были одноразовыми: их уничтожали сразу после похорон. Последнему российскому императору и гроб, и катафалк также делают по "персональному проекту". Длина его гроба — 1 метр 20 сантиметров, хотя Николай II был не самым низкорослым среди Романовых. Просто хоронить предстоит кости. Да и кости-то предаваться земле будут не так, не теми и не там — не по тому церемониалу, не с теми войсками в карауле и, в общем-то, не в той стране. К встрече останков семьи российского императора в Санкт-Петербурге готовятся сегодня многие. И по зову сердца, и по долгу службы. Еще бы! Можно сказать, событие века. Хочется и в грязь лицом не ударить, и в театральщину не впасть. А как уловить, почувствовать эту грань? — Мы не собираемся устраивать из похорон шоу, — объяснял репортерам "МК" свою позицию Иван Сергеевич Арцишевский, человек, которому мэр Санкт-Петербурга г-н Яковлев доверил курировать всю подготовку к предстоящей церемонии. — Не будет ни солдат в псевдоисторической форме, ни речей во славу монархии — в общем, никакой помпезности. Перезахоронение решили организовать как дань памяти. Гости? Нет, никого специально приглашать не будем. Те из родственников, а также членов других императорских домов, кто изъявит желание приехать, просто оформят визу как для обычной поездки в Россию. А гости кто? Предстоящее захоронение останков царской семьи послужило для нынешнего клана Романовых очередным поводом, чтобы с новой силой начать выяснять отношения. Еще в середине февраля организаторы были ошарашены звонком герцога Эдинбургского, собравшегося на похороны последнего главы Российской империи, назначенные на... 28 февраля. — А у меня на руках — факс от княгини Марии Владимировны с уведомлением о дате похорон и приглашением, — объяснил свою поспешность представитель английского королевского дома. В факсе, который получил герцог Эдинбургский, по-французски, с небольшим количеством ошибок, черным по белому действительно сообщалось, что похороны состоятся 28 февраля. Факс был заверен подписью великой княгини. Таким образом, Мария Владимировна, которая всего-то вправе рассчитывать как одна из родственников покойного императора на приглашение со стороны российских официальных лиц побывать на церемонии, присвоила себе право распоряжаться ее ведением. Игры с монархией. Примерно так можно охарактеризовать ситуацию, которая складывается сегодня в России. "Ваше Величество", — обращался в свою бытность мэром Александр Собчак к проживающему во Франции Владимиру Кирилловичу Романову. "Его Императорскому Величеству Великому Князю" был адресован соответствующий факс. А юный Георгий, за которым уже закрепилось то ли определение, то ли прозвище "наследник", — лишь по российскому паспорту Романов. Министр юстиции Франции не дал в 1982 году своего согласия изменить порядок следования отцовской части фамилии ребенка — Принц Прусский Гогенцоллерн — и вынести в начало "Романов, Великий Князь Российский". Между тем Георгия вовсю выдают ни много ни мало за серьезного претендента на российский престол. Притязаниями на главенствующую роль можно считать и недавнее заявление князя Михаила о том, что никто из семьи Романовых не появится на перезахоронении. Ночь напролет организаторы обзванивали членов романовского клана — оказалось, все, кроме самого Михаила Федоровича, изволят быть. В отличие от дальних и ближних потомков Романова представители прочих царствующих семей ведут себя достойно: пишут заявления в консульства с просьбой о визе. Консульствам в свою очередь дано из российского МИДа указание всячески содействовать удовлетворению подобных просьб. Поминки по российскому императору пройдут без кутьи Похороны останков семьи Николая II и его приближенных пройдут по особому распорядку. Он разработан на основе церемониала, согласно которому некогда предавали земле скончавшегося в Ливадии Александра III. Но нынешний церемониал — лишь бледная копия того. Николая II по сравнению с предшественником будут хоронить по-скромному. Было как бы два варианта — в зависимости от приезда или неприезда Бориса Ельцина. А президент не появится: как-то неловко, раз отказался быть российский Патриарх. Тем не менее на сегодняшний день решено следующее: 15 июля в Екатеринбурге останки будут запечатаны в гробах двумя печатями, после чего в храме Вознесения пройдет панихида, гробы отстоят там ночь. Утром 16 июля кортеж двинется в аэропорт, в 14.00 по московскому времени пройдет торжественная встреча в Санкт-Петербурге. Под траурный марш гробы передаются работниками аэропорта с рук на руки офицерам. Катафалки по очереди отъезжают к месту формирования кортежа. Гроб императора накрывается императорским штандартом, оркестр играет "Коль славен". По Троицкому мосту автомашины въедут через Яновский мост в Петропавловскую крепость. Поскольку конных катафалков не предусмотрено, пункт, гласящий: "Выгул собак и прочих животных, включая лошадей, на территории Петропавловской крепости запрещен", прописанный в правилах поведения, нарушен не будет. Мост по старому русскому обычаю украсят еловыми ветками. Там же кортеж встретит духовенство. В это время, как и на похоронах Александра III, ударит колокол. Лития в соборе будет длиться 5 часов, почетный караул останутся на ночь. 17 июля выстрелом из пушки начнется церковная служба, после которой гробы перенесут из собора в Екатерининский придел. В склеп останки императора опустят последними. После церемонии запланирован так называемый протокольный обед памяти. "Обед этот нельзя назвать поминками, — так ответил на наш вопрос Иван Сергеевич Арцишевский, — ни кутьи, ни прочих особых поминальных блюд на нем не будет. Меню еще не составлено, так как не определена выделяемая денежная сумма, но, по всей видимости, это будет трапеза с горячими блюдами. Пригласят на нее чуть больше 200 человек: 80 представителей дома Романовых и около 150 официальных лиц. Планируется провести трапезу в соборе". — Как в соборе? — в свою очередь очень удивился директор Петропавловской крепости Борис Серафимович Аракчеев. — Первый раз об этом слышу. У меня и места для такого обеда нет. Наверное, трапеза пройдет в одном из ресторанов, что находятся на пристани рядом с крепостью. Ничего странного в возникающих противоречиях нет. Действительно, с самого первого дня и вплоть до сегодняшнего загадок больше, чем ответов. Как хоронить императора, когда он уже не император, а отрекшийся от престола? Где хоронить, если надо положить его останки вместе с верными слугами? А главное — на что хоронить? — Часть работ должна была финансироваться из российских федеральных программ, часть — из городских, — рассказывал репортерам "МК" Борис Серафимович. — Первоначально с учетом реставрационных работ мы запросили 7,5 миллиона деноминированных рублей. На нас так замахали руками, что пришлось в срочном порядке снизить сумму до 2,5 миллиона. Это только на само захоронение. А реставрация, да еще воссоздание иконостаса обойдутся государству в 16 миллионов. Где их взять? Сегодня почти все работы по захоронению выполняются в долг да за счет спонсоров. Основная работа в эти дни ведется в мастерских Петропавловки: там изготавливают гробы. "Это первые и последние гробы в моей жизни" Они выглядели маленькими, словно игрушечными, и приятно пахли деревом. Складывалось такое впечатление, что гроб на верстаке мастера изготовлен даже не для ребенка, а скорее для куклы — такой весь из себя ладненький. — Дуб слегка сыроват, — вздохнул Алексей Тарасов, по воле судьбы ставший императорским гробовщиком, и озабоченно погладил изделие по боковой доске. Гробов будет девять, готова из них половина. Высота изделий — 511 миллиметров, минимальная ширина — 411 миллиметров, максимальная — 512. Императорский гроб — ниже остальных на 18 миллиметров из-за кипарисового креста, который украсит крышку. Решили, что бронзовый крест не подойдет: высокий, тяжелый, да и видно его плохо. Накануне нашего приезда сосновый макет гроба, условно предназначенного для доктора Боткина, улетел самым обычным рейсом в Екатеринбург для примерки. Поскольку тело доктора частично сохранилось, есть опасение, что гроб может оказаться маловат. Тогда для останков доктора изготовят нестандартный гроб — прямоугольный, а не суживающийся к ногам. Все последние пристанища императора, членов его семьи и приближенных изготовлены из дуба. Дуб нужен был особый, с мелким рисунком. Подходящие деревья встретились лишь на Кавказе. Долго искали и кусок кипариса — дерева, по рангу стоящего выше дуба. В Питере кипариса не оказалось, зато нашелся подходящий кусок в Ливадии, в запасниках дворца Николая II. Столь желанный деревянный пенек прислали с оказией поездом. Особые споры вызвало внешнее оформление гробов. Сотрудники Государственного исторического архива подобрали все необходимые документы, иллюстрации. На основании их и разработали внешний вид изделий. Камнем преткновения стал гроб самого государя императора. Как ни прыгай, а он — отрекшийся от престола, то есть бывший. Значит, и хоронить его как императора нельзя. "Ну хорошо, — прикинули в Ленпроектреставрации, — была бы у нас буржуазная республика, кем был бы отрекшийся император? Полковником Преображенского полка — уж этого у него никто не отнимет. Значит, и хоронить его надо как полковника, погибшего на поле боя. Ну и как великого князя по происхождению". Таким образом, короны, которую несли на бархатной подушечке с кистями за гробами всех российских императоров, не будет. А будет на крышке привинчена копия офицерской шашки образца 1909 года крест-накрест с ножнами. Боковины украсят орлы. У гробов государя, государыни и великих княжон гербы и ручки будут позолоченными, у слуг — посеребренными. Поскольку слуга Трупп был католиком, крест на его гробу сделают не восьми-, а четырехконечным. Кисти, галуны и золотое шитье для оформления гробов будут закупать отдельно. Придется позаботиться и о том, чтобы черепа в гробах не качались, а кости не гремели: все останки еще в Екатеринбурге либо внутри прикрепят, либо зальют пенополиуретаном. Даты рождения и смерти на латунных табличках выбьют в старом и новом стиле, поскольку новый стиль император при жизни так и не признал. — Времени в обрез, — огорченно сетует мастер, столяр–краснодеревщик Алексей. — На все про все отпустили полтора месяца, а чтобы по уму сделать да гордиться потом работой, так надо полгода. — Что самое сложное в изготовлении гробов? — Такие вещи в простых столярных мастерских не делают: работа-то ручная, из натурального дерева. Это ДСП раскроил — и порядок, а здесь столько тонкостей, одни щиты переклеивали месяц. Вот смотрите: вставка сделана с натягом, это же все без клея, без гвоздей. А внутрь еще, можно сказать, один гроб вложить надо — из медных листов, да свинцовой прокладкой обшить по периметру. А дуб и без того дерево тяжелое. — Подхода требует? — Еще какого подхода. Главное — текстура. Вот видите, как здесь рисунок подобран? Такую боковинку восковым составом отполируешь несколько раз с лощением — она и заиграет. — А раньше вам приходилось гробы вручную делать? — Да это первые и последние гробы в моей жизни! — Как — первые, а раньше вы что делали? — Банковскую мебель. — Так, может, не последние? — Нет уж. Жена, правда, шутит — говорит: "Теперь заказы от новых русских так и посыплются". Но я, правда, больше ни одного гроба в своей жизни не сделаю. Не хочу. — Распределять изделия "по клиентам" сами будете? — Мое мнение, конечно, учтут. — А любимый гроб у вас есть? — Пока нет. — А будет? — Надеюсь... Последний приют российского императора — снова временный Первоначальное решение о захоронении было принято еще в начале девяносто третьего года. И тогда же комиссия остановилась на варианте размещения склепа в Екатерининском приделе бывшей зимней церкви Петропавловского собора. — Таким образом, убивали сразу двух зайцев, — объяснила главный архитектор крепости Евгения Гавриловна Арапова. — С одной стороны, погребение проходило в основном здании, а с другой — как бы отдельно от великокняжеской усыпальницы, а значит, здесь уже можно было хоронить вместе со слугами. В приделе, образовавшемся, кстати, при строительстве знаменитой соборной колокольни, уже было одно захоронение. Вечный покой здесь нашла Марфа Матвеевна, супруга брата Петра I Федора. — Когда Екатерининский придел переоборудовали под зимнюю церковь, — рассказывала наша собеседница, — мемориальную доску перевесили в сторону, а печь поставили прямо "на голову" Марфе Матвеевне. Так что истинное место погребения обнаружилось лишь при теперешних работах. Таким образом и получилось, что места-то под склеп не хватает: с одной стороны — центральная ось церкви, где по правилам православия не хоронят, с другой стороны — склеп Марфы. А тут еще церковь вместо первоначально заказанных ковчежков — металлических ящичков по типу ларцов на ножках — потребовала захоронить останки в гробах. Вот и пришлось делать двухъярусный склеп. Захоронение "в два этажа" представляет собой следующее. На нижнем ярусе будут установлены гробы с останками слуг, а на верхнем — императорская семья. Гробы разместят в два ряда, и если позднее будут обнаружены останки царевича Алексея и его сестры, то и для них тоже хватит места. После того как прах последнего самодержца, его семьи и приближенных будет опущен к месту последнего успокоения и прозвучит 21 ружейный залп, как положено для великих князей (в честь Петра I стреляли 51 раз из пушки, а начиная с Павла императорам полагался 101 пушечный залп), через придел, имеющий две двери, пройдут родственники усопших и приглашенные гости, бросая в могилу каждый символическую горсть земли. После этого будет установлено временное деревянное перекрытие, имитирующее мрамор, увенчанное имитацией же надгробья. Над всем этим разместится сень — своего рода тканевый шатер, полагающийся при случае братского захоронения. Что поделать: на настоящий камень у реставраторов пока нет денег. Ах, какой был мужчина! Настоящий полковник Корреспондент одной из центральных газет, видимо, не разобравшись, написал, что гробы с останками императорской семьи понесут 36 полковников, чем вверг в искреннее изумление военного коменданта Санкт-Петербурга генерал-майора Галкина: — Во дают! Да где же я им столько полковников-то возьму? Корреспондент, видимо, имел в виду старших офицеров, а это от капитана включительно, — объяснил нам генерал–майор. — Вообще, знаете, ребята, — развел руками Александр Андреевич, — ничего я вам про роту почетного караула сказать не могу. Нет пока приказа ее привлекать. А у нас, у армейских, раз приказа нет... На нет, как известно, и суда нет, и приняли мы с военным комендантом соломоново решение: посетить роту почетного караула как потенциальных участников предстоящего перезахоронения. — Конечно, — согласился генерал-майор, — на такой церемонии без нашей роты обойтись будет трудно. Она у нас ничем не хуже московской, хотя денег на ее содержание выделяется несравнимо меньше. Вот просили недавно увеличить нормы питания: ребята-то все высокие, за метр восемьдесят, и служба у них нелегкая. Отказали. Говорят, изыщите там по своим резервам. Форму опять же менять надо — ей уже четыре года. Опять отказ. Советуют: "Вы там постирайте ее аккуратненько, почистите..." Ну, постираем, конечно... Своей ротой почетного караула Санкт-Петербург действительно вправе гордиться. Буквально днями ввели под барабаны и флейты развод почетного караула у Зимнего дворца. Со временем надеются переодеть служивых в форму старого образца. А пока рота будет выходить к дверям Эрмитажа два раза в месяц в своей так называемой особо парадной форме: брюки в сапоги, аксельбант, погоны с вензелями, фуражка, украшенная дубовой веткой, желтые ремни и перчатки. — Я организаторам перезахоронения сразу сказал, как только они ко мне обратились, — рассказывал Александр Андреевич, — "Хотите привлечь роту — изготовьте сперва для нас хотя бы простой российский флаг". Ведь у роты — свое боевое знамя. Вы его когда-нибудь видели? С одной стороны — портрет Ленина, с другой написано: "За нашу Советскую Родину"... "Ой, мамочки, — подумалось нам, — а ведь в первом варианте протокола написано, что хоронить-то будут под боевыми знаменами. Вот такое развернули бы..." Рота насчитывает сегодня семьдесят человек — рядовых срочной службы. Отбирают их в первую очередь по росту (не ниже 1 метра 85 сантиметров), затем — по внешним данным и состоянию здоровья. — Ребятам иногда приходится по двадцать-тридцать минут стоять по стойке смирно, это очень тяжелый труд, — объяснил командир роты Юрий Юрьевич Апанцов. — И под солнцем, и под дождем стоят. Я по себе знаю: "плыть" от такого стояния начинаешь сразу. — А если кому плохо станет? — Перед церемонией фельдшер спрашивает всех ребят о самочувствии. Если кому станет плохо в строю, существует условный знак — чуть отведенная назад рука в белой перчатке, — это сразу заметно. У нас всегда есть люди для подстраховки, незаметно меняем, и все. Хотя ЧП такого рода случаются крайне редко. Спецподготовкой ребята занимаются 3—4 часа в день. Группа малого почетного караула, что стоит на Пискаревском кладбище, — и того больше. Вот и перед нами служивые промаршировали безупречно — так чеканить шаг на последнем параде российского императора будет не стыдно. — Ритуал у вас всегда одинаковый или все зависит от ситуации? — Ритуал всегда разный, — пояснил ротный, — элементы, конечно, повторяются, но все равно хоть пару недель для тренировки да надо иметь. А иногда роту привлекают в последний момент — и такое сочинят, что диву даешься. Особая гордость роты почетного караула — двое близнецов. — Когда они венки возлагают, — рассказывал Юрий Юрьевич, — высокие гости только глаза протирают: справа и слева — два одинаковых лица... Будут — не будут привлекать роту к предстоящему захоронению (неофициально нас заверили, что будут однозначно), а тренируются ребята каждый день по полной программе, чтобы в случае чего никаких сбоев не случилось. — А бывают они, сбои-то? — Бывают, — вздыхает майор. — Скажем, визит канцлера Германии Коля я никогда не забуду... По пути сломался автобус. Что делать? Остановили первый попавшийся "Икарус": "Мужик, выручай, там президенты". Как сейчас помню, звали его Иваном Ивановичем. "Да мне плевать на ваших президентов", — всю дорогу ворчал он, разгоняя в микрофон впереди идущие машины и выжимая максимально возможную скорость... Слава Богу, успели. Если роте придется-таки принять участие в перезахоронении, то по протоколу им и встречать последнего российского императора, и стоять ночь возле его гроба, и провожать в последний путь. — Организаторы тоже додумались, — справедливо возмущался военный комендант, — ночь стоять в карауле! А где отдохнуть сменившимся? Там же ни поспать, ни даже посидеть толком. Допоздна постоят — согласен, с самого раннего утра встанут — тоже согласен, но чтобы ночь без отдыха... Протокол обещает, и это уже мелькало в прессе, еще один почетный караул — курсантов военных училищ, выстроенных возле памятника Петру I, знаменитого Медного всадника. — А вот их не будет, — заверил нас генерал-майор Галкин, — и еще точно не будет кадетов. За это я вам ручаюсь. Ох, рано встает охрана Конечно, отказ Патриарха и Президента России от участия в церемонии спутал организаторам все планы. И тем не менее вопросы, связанные с обеспечением мер безопасности данного мероприятия, остались. Все-таки 17 июля в Петропавловке будут находиться члены всех королевских семей Европы, дипломатические представители, не говоря уже о практически полном составе клана Романовых. Так что уже за день до церемонии крепость будет закрыта для посетителей. Как нам сообщил заместитель директора музея по безопасности Александр Петрович Шутько, под наблюдением фээсбэшников реставраторы закроют все проложенные в полу придела коммуникации. Сегодня временно проложенные решетки еще не закреплены, и при желании потенциальный террорист может заложить туда взрывное устройство. После же осмотра коммуникации заварят наглухо. — Возможно, перед закрытием Петропавловскую обыщут с собаками, натасканными на обнаружение взрывных устройств, — рассказывал нам Шутько, — но такое проводилось здесь лишь однажды, накануне визита Елизаветы II. Собственная служба охраны музея будет находиться на территории, а работники санкт-петербургского отделения ФСБ займутся проверкой приглашенных. Скорее всего, гости высокого ранга будут освобождены от досмотра, ну а журналистам и приглашенным на церемонию придется пройти через арку-металлоискатель. Хотя опять же, как показало недавнее ЧП, от какого-нибудь фанатичного противника монархии приборы могут не спасти, и основное внимание, видимо, будет уделено визуальному наблюдению за гостями. — Человек, угрожавший недавно взорвать собор, — рассказывала нам старшина Галина Кузнецова, — ничем не выделялся среди посетителей. Только глаза у него были какие-то отрешенные и добрые, как у крестьянина. Когда я получила переданную от него записку, чуть не упала. Такого у меня в жизни еще не было. Я начала раскручивать его на разговор, пыталась залезть в душу. У него все было всамделишное, и во время беседы он не прекращал тянуть веревку, привязанную к взрывателю. А никаким металлоискателем его бы не вычислили — все же было сделано из пластика. Так что во время перезахоронения придется рассчитывать больше на собственные глаза да интуицию. Галине в ночь перед захоронением — опять стоять в карауле. И накануне днем. — Здесь ночью просто удивительно, — делилась она своими наблюдениями, — и, знаете, возле каждой могилы чувствуется своя аура. Скажем, у Екатерины II — такая бесшабашная, у Анны Иоанновны — просто страшная, а от Павла исходит настоящая благодать, как от святого. Не знаю, как с новыми захоронениями будет... Заключение Какая аура может исходить от могилы последнего российского императора, если он и при жизни мучился, и после смерти все не может найти успокоения, оставаясь то козырной картой в руках политиков, то разменной монетой в лукавых играх наследников уже не существующего российского престола? Похороны Николая II из предполагаемого акта примирения и покаяния превращаются в голый, позорный фарс. На Руси всегда считалось законом похоронить человека достойно. Это всегда было святой обязанностью ближайших родственников, а в случае их отсутствия — просто соседей. Предать земле останки последнего императора, завершающего царскую династию России, — дело чести государства. Дело чести, с которым оно не справилось. "Во время движения похороннаго шествiя располагаться на балконахъ, крышахъ, заборахъ и фонарныхъ столбахъ не допускается. Окна и балконы въ домахъ должны быть на всемъ пути следованiя процессiи закрыты". Этот запрет не будет иметь 16 июля для жителей Санкт-Петербурга никакой силы, ибо столь почтительно хоронили Александра III. Нынешняя власть не проявила уважения к памяти бывшего правителя и по закону жизни не может рассчитывать в будущем на уважение к себе.



    Партнеры