АРТИСТЫ ПОПОЛНЯТ АРМИЮ БЕЗРАБОТНЫХ

7 августа 1998 в 00:00, просмотров: 793

Тихое открытие театрального сезона, случившееся на днях, грозит обернуться кровавой драмой, не снившейся Вильяму нашему Шекспиру. Первые симптомы надвигающейся бури, но не английского драматурга, а российской действительности, уже дали о себе знать на сборе труппы Театра на Малой Бронной, где большой чин от культуры Игорь Бугаев впервые объявил, что в новом сезоне по крайней мере три московских театра будут закрыты. После этих слов, быстренько облетевших театральную Москву, кондратий хватил многих. Спокойно, граждане, — настоящий кондратий еще впереди. Мы обратились за разъяснениями сути столь резкого заявления к самому г-ну Бугаеву в Управление культуры Москвы. — Пришло время вздуть те театры, которые непродуктивно работают, — сказал он. — Но мы не будем закрывать театры. Просто Управление культуры выйдет из состава их учредителей. А это значит, что кое-кто лишится фонда заработной платы, постановочных, которые московским театрам дает бугаевское управление. После того как перекроют финансовый кислород, летальный исход для некоторых будет неизбежен. И тут возникает преинтереснейший вопрос, вернее, целых два. Первый: кто те три "счастливчика" из 63 столичных очагов театральной культуры? И второй: по какому принципу будут определять "покойника"? На этот счет Управление культуры темнит. Наверняка здесь уже знают кандидатов на вылет, однако официально выдвигается следующая версия. — У нас есть экспертно-художественный совет из известных критиков, режиссеров — всего 21 человек, — говорит Игорь Бугаев. — Совет соберется в начале сезона, пройдет по театрам, отсмотрит спектакли. И тут возникает третий вопрос, поставленный ребром в модной ныне пьесе "Горе от ума", — а судьи кто? С самими судьями явно надо разобраться. Из 21 корифея кто-то в России бывает наездом, кто-то откровенно лоббирует интересы определенных театров, а есть режиссеры, которые в театр, кроме как в свой собственный, вовсе не ходят. При всей трагичности ситуации, которая может возникнуть, уже сейчас родилось много недвусмысленных слухов. Предполагают, что первыми закроют Большой, МХАТ, Вахтанговский и пр. гигантов за то, что слишком долго топчутся в творческом тупике. Другие уверены, что аутсайдерами Управления станут малопосещаемые заведения — Бронная, Пушкинский, Ермоловский. Но как ляжет карта на самом деле, никто не знает: слишком все переплелось в этом театральном мире. Вот, скажем, экспертно-художественный совет, которому поручили "казнить или помиловать", возглавляет главреж Ермоловского Владимир Андреев, театр которого совсем не избалован массовым зрителем. Но разве он допустит закрыть самого себя? Могу себе представить, какой вой поднимется, как только начнут работать театры. Что же выть, господа. Время пришло. Безработица, похоже, погуляет теперь не только по фабрикам, прачечным и детским садам. Колокол начал звонить по храму, который, впрочем, если пройтись по некоторым московским театрам, ни храмом, ни балаганом уже не назовешь.



    Партнеры