НЕЗАМЕНИМЫЙ ТРУС

22 августа 1998 в 00:00, просмотров: 591

В стране появился новый кандидат в премьер-министры. Легендарная фигура Виктора Степановича Черномырдина вновь замаячила в качестве светлого будущего для подсевшей на мель страны. Ни минуты не сомневаясь, он готов предложить свои услуги по выводу из кризиса, в организации которого сыграл далеко не последнюю роль. Понятно, что премьерство — цель промежуточная. Став премьером, можно автоматически на три месяца унаследовать и президентство в случае ухода Ельцина. За этот месяц и.о. главы государства имеет все шансы подмять под себя регионы и выиграть выборы. В качестве первого шага он выступил с разносом правительства, которому три месяца назад передал страну. Судя по силе гнева, ЧВС передавал ее, видимо, в отличном состоянии... На этом фоне даже как-то смешно вспоминать, что большинство из тех колоссальных внутренних долгов, с которыми не смогла расплатиться Россия, делали разные кабинеты ЧВСа. Даже смешно говорить, что именно за счет денег ГКО, которые в лучшие месяцы продавались по 200 процентов годовых в стране, где инфляция составляла 12 процентов, бесконечно финансировались сотни убыточных производств, шахт. Смешно вспоминать и то, что миллиардные западные займы на самые разнообразные структурные реформы в лучшем случае уходили на это же. В худшем — просто разворовывались. Как это с регулярностью немецких атак делалось в угольной отрасли. Как ни грустно, но вечный резонер Явлинский прав: в России выстроена абсолютно неэффективная экономика. Умереть никому не дают. Так называемые олигархи, близкие к политической верхушке, выживают лишь за счет того, что отрубают новые куски госсобственности. Отрубают только потому, что так и не научились управлять старыми. Они приватизируют производство не для того, чтобы запустить его, а для того, чтобы выжать из него финансовые потоки, а потом по возможности перепродать. По сути в России шла не приватизация заводов и фабрик (если дело, разумеется, не касалось нефтяной или металлургической промышленности, чей товар шел на экспорт), а финансовых потоков. И даже если дело касалось нефти и металла — олигархи старались из них выжать максимально больше, максимально быстро вложив на поддержание тлеющей жизни самый минимум (американцы, когда говорят о "виртуальности" российских реформ, пишут: "О каких реформах может идти речь, когда за 8 лет в России обанкротилось меньше предприятий, чем в США на прошлой неделе?"). За создание такой системы Виктор Степанович, известный своей склонностью к компромиссам, умением договариваться со всеми — лишь бы скандала не вышло, да и на будущее пригодится, — несет, мягко говоря, некоторую ответственность. Нынешняя логика ЧВСа, когда он вновь предлагает себя, проста, как ладонь, протянутая за милостыней. По его мнению, кризис на рынке ГКО произошел из-за того, что на смену проверенному кабинету Черномырдина пришел зеленый Кириенко, иностранные инвесторы сразу испугались и захотели убрать свои деньги из России. Остался бы старый конь на своем посту, все было бы по-старому: паники никакой, с деньгами трудновато, но на шахтеров хватит, а там, глядишь, и еще одолжить будет можно. Конечно, вряд ли панику можно загнать обратно в тюбик. Но все-таки ЧВСу доверяют и там, и здесь, и он имеет шанс повлиять на ситуациюѕ То, что мартовская смена правительства настроение иностранным инвесторам не улучшила — понятно. Но также понятно, что кризис доверия иностранных инвесторов к российским властям начался все-таки раньше. И не без участия Виктора Степановича. Существует достаточно важный критерий: соотношение между резервами ЦБ и количеством внутреннего долга перед иностранцами. Этот критерий в России испортился сразу и навсегда в один миг — в октябре прошлого года. Сразу после начала "книжного дела". Тогда начался первый отток нерезидентов с рынка, и ЦБ пришлось в течение недели потратить около 3 млрд. долларов из резерва. В чем было дело? А ответ самый простой. Как бы ни доверяли иностранцы какому-либо правительству, они не дураки и хорошо умеют считать. В апреле 97-го по просьбе Черномырдина, который сам понял, что его правительство профессионалов образца 96-го года профукало все что можно, в Белый дом вернулся Чубайс. Для того чтобы "уравновесить" его, Березовский вытащил из Нижнего Немцова. Но неожиданно два первых вице-премьера сработались, и в осаде оказался Виктор Степанович. Дела вроде пошли на поправку. 97-й год даже удалось закончить с некоторым плюсом. Надо заметить, что если в стране начинается рост экономики, то все показатели растут и правительству отдавать долги принципиально легче. На это рассчитывали и иностранные кредиторы. Они считали, что если у молодых реформаторов получится, то у них есть шанс получить свои деньги и свою прибыль. Но после того, как "Связьинвест" был продан не тому, "кому нужно", а тому, кто больше дал, на Чубайса и Немцова пошла настоящая охота. Так называемые олигархи решили доказать, что они на самом деле капитаны государства и могут укоротить любого. ЧВС на все это смотрел спокойно. Не вмешался ни разу. Понимал, что с помощью олигархов сможет побороть своих замов. Тогда на "кризис недоверия" ему было наплевать. А для иностранцев это был очень важный момент. У правительства нет денег. Оно пытается продать свою собственность максимально дорого, чтобы получить эти деньги. Ему хотят помешать. Если помешать удается, то тогда такое правительство денег никогда не получит. За "Связьинвестом" последовала "Роснефть". В ходу был популярный лозунг: "Кто берет "Роснефть", тот "делает" следующего президента". (Феноменальной глупости наших олигархов нет предела. Они раскачивали лодку, чтоб получить "Роснефть". Сейчас эта "Роснефть" никому даром не нужна. А им лучше не дышать лишний раз, чтобы их олигархические банки не развалились. И это притом, что их конкретно предупреждали: будет плохо для всех — они же решили, будто Гайдар пытается спасти своего друга Чубайса.) Документы на приватизацию "Роснефти" готовы. Нужно только решение Черномырдина. Черномырдин это решение не принимает. Конъюнктура ухудшается и ухудшается. Из гонки уходят "Бритиш Петролеум", "Шелл", прочие гиганты. Ажиотаж сменяется пессимизмом. ЧВС же не подписывает никаких решений. Миллиарды для бюджета его волнуют меньше, чем наезды первого и четвертого телеканалов. А когда подписывает, то цена оказывается явно завышенной для резко ухудшившейся конъюнктуры. По самым скромным подсчетам, из-за этой медлительности Россия теряет больше полумиллиарда долларов. В выигрыше, правда, остается группа Бориса Березовского, которая на тот момент контролировала финансовые потоки госкомпании "Роснефть". Все то время, что решение не принималось, она и продолжала их контролировать и получать свою "трудовую копейку". Глупо предположить, что иностранцы этого не видели. Так же глупо предположить, что они не знали, что ЧВС в декабре пытался резко сократить полномочия своих решительных замов, которым они доверяли и доверяют. В результате — в январе новая волна кризиса на фондовых и финансовых рынках. Но уже потом, как следствие бесконечной грызни внутри самого правительства, зашедшего в тупик, когда, по выражению Чубайса, простейшее решение согласовывалось по году и все равно не выполнялось, когда ничего принципиального нельзя было достичь, потому что одни торпедировали других, кабинет ЧВСа ушел. Олигархи развернули настоящую войну против кандидатуры Кириенко. Они хотели, чтобы с ними торговались за его поддержку. По телевизору бесконечно показывали шахтеров. ЧВС от себя сделал несколько резких заявлений. Они были удивительно созвучны кампании, которую проводил Березовский и его дружки. Полтора месяца в стране не было правительства, зато была сплошная истерия. И вот теперь, когда правительство Кириенко можно легко свалить, олигархи вдруг поняли, что по сути громили сами себя. Если в России еще можно кого-то убедить иметь дело с Березовским, то за границей это фантастически сложно. Иностранцы не будут вкладывать деньги в те рынки, где узаконено только воровство. И правительству не дают этому воспрепятствовать. Нынче телевидение мягкой кошечкой лежит у ног обессиленной власти. Трагедию Александра Яковлевича Лившица, который вынужден покинуть Кремль, нам предлагается переживать больше, чем проблему потери собственных денег. Можно не сомневаться, что если смертельная опасность пройдет мимо — то есть банковская система не развалится до основания, — олигархи вновь почувствуют себя мудрыми капитанами корабля. И сделают все, чтобы публика забыла о том, что они разворовали деньги западных партнеров и своих вкладчиков, потратив их на бесконечные самолеты, офисы, виллы и пополнение личных счетов. Они изо всех сил постараются остаться сидеть не в тюремных камерах, а в кабинетах председателей правления Россией. И тогда для них лучшего премьера, а может быть, и президента, чем проверенный старина ЧВС, не найти.





Партнеры