КРУТОЙ, ЕЩЕ КРУЧЕ

24 октября 1998 в 00:00, просмотров: 278

Хитом четырехдневного марафона стала воскресная церемония заложения памятной звезды Игорю Крутому на Площади звезд. Отдавая дань не только культурной значимости, но и общественному весу Крутого, церемонию почтил Юрий Лужков с супругой. По традиции, он не смог отказать себе в удовольствии поупражняться в вокализе и присоединился к хоровому исполнению песни "Ангел-хранитель". Сольным номером на этот раз Юрий Михайлович, правда, публику не побаловал, хотя за кулисами мило шутили, что, если мэр таки уйдет из мэров, его будущее в надежных руках: Крутой сварганит альбомец, и Лужков вспыхнет поп-звездой на небосклоне шоу-бизнеса... Оказалось, что творчество г-на Крутого — духовный хлеб для народа, и расхватали этот продукт на ура. Четыре концерта в конце прошлой недели стали первыми аншлаговыми, полными жизни и неподдельных восторгов, представлениями в Москве со времени начала экономического кризиса. Скептики-предсказатели лишь тупо почесывали репы. "Ничё не понимаем", — признавались они. Впрочем, в первую неделю продаж (билетов) паника на самом деле охватила "АРС"овских администраторов. За семь дней было продано... 3 билета. "Я уже собирался играть перед тремя зрителями", — шутит ныне виновник торжества. Билеты начали раскупаться неожиданно недели за полторы до первого концерта и полностью разошлись в течение трех дней. Народ потребовал добавки. Дополнительный концерт объявили на четверг и продали меньше чем за 48 часов. Однако предполагаемое "самоубийство" Крутого имело и другую подоплеку. Традиционный формат творческих вечеров представляет обычно отчет о проделанной работе, некий итог, взгляд в прошлое, когда уже нечего предложить будущему. Старое хоть и попахивает нафталином, но страшно дорого и мило сердцу, с ним жалко расставаться. Игорь Крутой отбросил привычные сантименты и решительно избавился от полинявшего барахлишка. Творческие вечера предлагали публике 40 премьер — абсолютно новых, мало кому известных произведений. Ставка делалась на любимые имена артистов, равно как и на непререкаемый авторитет самого Крутого. Имена же составляли традиционную обойму, прозванную шутниками "группой Игоря Крутого". Все та же Ирина Аллегрова и Валерий Леонтьев, Михаил Шуфутинский и Александр Буйнов, Лайма Вайкуле и Лев Лещенко, Влад Сташевский и сестры Роуз, "Академики" и Владимир Винокур. Именно это волнующее постоянство и пролилось бальзамом на души зрителей. Именно этого они и ждали. Хотя не обошлось без милых сюрпризов в умеренных количествах. Впервые в "крутую" обойму попал "на-наец" Владимир Асимов, что безусловно придало общей направленности мероприятия некий молодежно-примодненный уклон. Со всеми подопечными г-н Крутой ласков и обходителен, со всеми индивидуально творит и умудряется в каждом случае быть адекватным творческой индивидуальности отдельно взятых певуна или певуньи. "Это очень приятное и редкое нынче качество для композитора", — признавался Михаил Шуфутинский. "Сочетание музыки, текстов, атмосферы, аранжировки — все цельное!" — вторила ему Лайма Вайкуле. А Влад Сташевский, предвкушая море удовольствия, расточал перед началом концертов флюиды обожания: "Каждый год я с нетерпением жду этих дней, когда за кулисами царит добрая, приятная атмосфера, когда встречаются друзья, исполняющие песни Игоря!" "Добрая, приятная атмосфера" за кулисами напоминала парад расфуфыренных индюшек, хорохорящихся, тужащихся, пыжащихся друг перед другом. Каждый пытался быть круче Крутого. Сам маэстро безвылазно торчал за роялем на сцене и был не при делах. А за кулисами вспыхивали богемные перепалки — то между Борисом Красновым (художником-постановщиком) и "Академиками" (вообще завидно склонными к склочности), то между "Академиками" и женой Буйнова, то между директором Леонтьева и Борисом Красновым... В общем, все как всегда. Разумеется, на сцене, когда артисты одухотворялись аурой композитора и всенародного обожания, все выглядело благопристойно, достойно, и в лучах прожекторов сияли белоснежным фарфором натянутые улыбки...



    Партнеры