ВЫПЬЕТ ЛИ ПРЕМЬЕР ОСЕТИНСКОЙ ВОДКИ

29 октября 1998 в 00:00, просмотров: 960

"Дедушка, а ты настоящий премьер?" Евгений Максимович и внучка Маша. Восхождение на вершины власти несет с собой не только розы. Высшие лидеры любой страны живут в безжалостном свете прожекторов общественного мнения. Сказанное много лет назад слово, нечаянный жест, случайная обмолвка — все это вытаскивается на свет божий и безжалостно анализируется если не журналистами, то толпами бывших коллег или знакомых политического лидера. Некоторые из этих "свидетелей истории" и по прошествии многих лет совершенно точно передают суть произошедшего. Рассказы других сильно искажены временем. На "байках" третьих и вовсе лежит печать старых обид. Тем не менее мы не можем не публиковать воспоминания даже шапочных знакомых наших "вождей": народ имеет право знать, что собой представляют его правители. В конце концов о реальных итогах деятельности любого слуги народа судят не по словам, а по делам. И время само отделит зерна от плевел. "Во времена военного положения в Грузии на посту стоят двое часовых. Внезапно один из них вскидывает ружье и стреляет в прохожего. — Гоги, зачем ты это сделал? Ведь до комендантского часа еще 15 минут! — Ты что, не узнал? Это Вано! Он все равно бы не успел дойти до дома!" Друзьям Евгения Примакова вряд ли придется сегодня выслушать из его уст этот или любой другой любимый анекдот премьера. Ведь свой 69-й день рождения Евгений Максимович решил отметить весьма нетрадиционным способом. Едва прилетев из Вены, премьер сразу же вновь отправился в путь — на сей раз в столицу Мордовии Саранск. А в среду появились сообщения, что в день своих именин Примаков может посетить еще и Северную Осетию. Возможно, Евгений Максимович и прав в своем пренебрежительном отношении к нынешнему празднику: ему уже самое время готовиться к предстоящему 70-летнему юбилею. Но вот остальным вряд ли стоит пропускать сегодняшнюю круглую дату. Ведь из всех наших премьеров только четверо — Штюрмер, Сталин, Косыгин и Тихонов — были старше Примакова. А в более зрелом возрасте, чем Евгений Максимович, на премьерскую вахту заступил и вовсе лишь один — 75-летний старец Николай Тихонов! К Примакову очень подходит эпитет "единственный". Он — единственный "слуга народа", к которому с одинаковым уважением относятся и в Кремле, и в офисе генсека КПРФ. Единственный царедворец, который занимал высшие посты и при Горбачеве, и при Ельцине. Наконец, Евгений Максимович — единственный современный российский политик, который пережил новый взлет своей карьеры аккурат накануне своего 69-летия. Но для большинства россиян даже после полутора месяцев премьерства Примаков по-прежнему остается человеком-загадкой... НИМФА ДЛЯ ПРЕМЬЕРА "Здоровье Ельцина сделало Примакова вице-президентом", — подобными заголовками сейчас пестрят все газеты. А вот о физической форме самого Евгения Максимовича известно гораздо меньше. ...Каждый будний день премьерский лимузин появляется у ворот Белого дома не позже девяти утра. А в обратный путь Евгений Максимович отправляется не раньше девяти вечера. Мало успокоения приносит премьеру и уик-энд. Минимум с 11 до 17 часов ему все равно приходится сидеть в Белом доме. И лишь в воскресенье Евгений Максимович может немного расслабиться и вообще не появиться на своем рабочем месте. Подобный темп жизни способен свалить с ног и молодых здоровяков. Некоторые помощники Черномырдина иногда напоминали сомнамбул. И даже юные соратники Кириенко всего через несколько недель после вселения в правительственную резиденцию стали твердить, что "так жить нельзя!". Известно, что Примаков — не новичок на больничной койке. В свою бытность директором СВР Евгений Максимович перенес операцию на щитовидной железе. Во время пребывания в высотке МИДа — операцию на желчном пузыре. В довершение всего любимым напитком премьера является водка, а жизнь без частых пышных застолий он себе явно не представляет. Но, несмотря на все это, по Белому дому еще не прошел ни один слух, что "старик не тянет"ѕ Первой причиной работоспособности Евгения Максимовича является спорт. До самого последнего времени Примакова как минимум раз в неделю можно было заметить в бассейне СВР в Ясеневе. Второе — правильный распорядок дня. Согласно белодомовским сплетням, премьер всегда ест в одно и то же время. И, наконец, третья причина. Несколько лет назад Евгений Максимович вновь женился — на медработнице Ирине Бокаревой. Как говорят, она-то и следит за диетой, весом и режимом дня премьера. СКРОМНИК ИЗ ЯСЕНЕВА "А не святой ли у нас в премьерах?" — после прошедшей в сентябре волны публикаций о человеческих достоинствах Евгения Максимовича такой вопрос возник у очень многих. Нет, настоящий Примаков совсем не похож на ходячий иконостас. Впрочем, разговоры о необычайной личной непритязательности Евгения Максимовича действительно оправданны. В коттеджном поселке в штаб-квартире СВР в Ясеневе для директора службы, естественно, предназначался самый большой дом. Но Примаков в него так и не вселился — отдал своему многодетному заму. А в 1995 году умеренность Евгения Максимовича привела к анекдотичной ситуации. Разжалованный после Буденновска в замдиректора разведки бывший министр внутренних дел Виктор Ерин явился в Ясенево вместе со своими телохранителями. Все было бы ничего, если бы охранников у замдиректора Ерина не оказалось в несколько раз больше, чем уѕ директора Примакова. Правдиво и мнение о том, что Евгений Максимович очень верен своим друзьям. Но... "Примаков вел себя как обычный босс брежневской эпохи. Нас, рядовых сотрудников, он просто не замечал. В нашем отделе, например, он разговаривал только с начальником — личным другом завотдела ЦК Пономарева. А как он "ласково" обращался со своими секретаршами!" — так сотрудники ИМЭМО описали "МК" поведение замдиректора института Примакова в 70-е годы. Зато друзья и даже просто близкие коллеги Евгения Максимовича во все времена считались счастливчиками. Примаков дрался за их интересы, как лев, и всегда был готов тратить часы на выполнение просьб о дефицитных лекарствах, путевках и даже квартирах. Известно также, что, однажды зачислив человека в круг своих друзей, Примаков пересматривает свое отношение к нему только после уж совсем гнусного предательства. Во внешней разведке до сих пор вспоминают, например, с какими душевными муками Евгений Максимович рвал личные связи с "предателем КГБ" — генералом Олегом Калугиным. Потрясающее упрямство Примакова вообще общеизвестно в коридорах власти. "Я не менее десяти раз говорил ему: "Евгений Максимович, это надо обязательно сделать". Но каждый раз он отвечал мне "нет", — поделился с "МК" горестными воспоминаниями один из бывших подчиненных нынешнего премьера. Другой экс-коллега Евгения Максимовича по ИМЭМО рассказывал, как однажды ему удалось победить Примакова в споре: "Сначала он хлопнул дверью и надолго затворился в своем кабинете. Но потом все-таки передал через секретаршу — сделайте, мол, как предлагает этот тип". Впрочем, справедливости ради надо заметить, что Евгений Максимович всегда выслушивал аргументы подчиненных и никогда не наказывал их за инакомыслие. А вот утверждения о полном отсутствии у Примакова карьерных помыслов явно преувеличены. Во всяком случае все предшественники Евгения Максимовича относятся к нему с предельной настороженностью. Эдуард Шеварднадзе был настолько разъярен вмешательством президентского спецпредставителя Примакова в дела МИДа во время войны в Персидском заливе, что даже отправил американскому госдепартаменту секретное послание. Не обращайте, мол, особого внимания на слова Примакова. Он не отражает моего мнения. Сменивший Шеварднадзе Александр Бессмертных был еще более откровенен. Смещенный со своего поста после августовского путча, он твердил всем, что причиной его отставки стали именно "козни" Примакова. Вполне серьезные карьерные аппетиты Евгения Максимовича кулуарно подтверждали и многие другие политики. Так, бывший коллега нынешнего премьера по Совету безопасности СССР Вадим Медведев как-то простодушно заметил, что уже в августе 1991 года Примаков был "не против" стать министром иностранных дел. И что после назначения Бориса Панкина Евгений Максимович находился "в сложном психологическом состоянии". Интересно, что даже выдвинувший Примакова в премьеры Григорий Явлинский, по свидетельству очевидцев, называл Евгения Максимовича в частных разговорах не иначе как "змеей". И, наконец, последняя значимая черта характера Примакова — страсть к Востоку, и особенно — к арабам. По воспоминаниям институтских коллег, Евгений Максимович мог говорить без тени эмоций буквально обо всем. Но как только речь заходила об арабах, Примаков вмиг преображался. Равнодушие сразу куда-то исчезало, а в глазах зажигался огонь. Но, несмотря на это, Примаков никогда не был антисемитом. Как-то в 70-х институтскому журналу ИМЭМО "Вопросы экономики..." поступило указание сверху "вдарить по сионизму". Зная о страсти куратора журнала Примакова к арабам, сотрудники журнала включили в список потенциальных авторов материала одного известного "спеца по еврейскому вопросу" Евсеева. Но Евгений Максимович отреагировал совсем не так, как от него ожидали. Он жутко разозлился и с криком: "Антисемитов нам здесь не надо!" — собственноручно вычеркнул Евсеева из списка. ШКОЛЯР В ЗАМДЕКАНАХ "А потянет ли Примаков премьерство?" — этот популярный в обществе вопрос в чиновничьей среде задавать не принято. О номенклатурных талантах Евгения Максимовича наслышан самый захудалый столоначальник. Умение манипулировать аппаратчиками Евгений Примаков продемонстрировал еще в студенческие годы. Однажды к однокурснику Примакова по Институту востоковедения приехал папаша — директор винодельческого совхоза из Азербайджана. Гордый отец жаждал не только обнять своего отпрыска, но и поговорить с институтской администрацией о его успехах. Для сыночка это означало катастрофу: учился он отнюдь не прилежно. Но выход был найден. В качестве замдекана факультета папе был представленѕ Евгений Примаков. Успех превзошел все ожидания. Опытный номенклатурщик не только не раскрыл обмана, но и долго превозносил зрелого и мудрого институтского босса. Ну а в зрелом возрасте Примаков и вовсе слывет богом аппаратной интриги. Чиновники считают Евгения Максимовича чем-то вроде политического парового катка и изо всех сил стараются не оказаться на его пути. Судьба нарушителей этого правила хорошо известна. Последней жертвой стал недавний секретарь Совета безопасности Андрей Кокошин. В первые дни премьерского кризиса многоопытный Андрей Афанасьевич потребовал, чтобы силовые министры собирались для неофициального общения не в МИДе у Примакова, а у него в Кремле. Результат был печален. Силовики наотрез отказались менять Папу (кличка Примакова) даже на такого матерого аппаратчика, как Кокошин. Так что Андрею Афанасьевичу пришлось забыть гордость и приехать в МИД. С "доисторических" времен ходят легенды и об аналитических талантах Евгения Примакова. Когда в 70-х годах в мире грянул топливный кризис, почти все светила Института мировой экономики и международных отношений были уверены, что в результате этого Запад вскоре встанет на колени перед арабскими нефтяными шейхами. Только замдиректора института Примаков уверял, что на самом деле все будет наоборот. Тогда над Евгением Максимовичем посмеялись. Но будущее показало, что прав был именно он. А когда Примаков организовал в своем институте "мозговые штурмы", результат был и вовсе ошеломляющим. В ЦК просто приходили в восторг от поставляемых группой Примакова аналитических докладов. В результате рядовой замдиректора ИМЭМО был замечен на самом верху. Именно после этого Примаков начал делать стремительную карьеру. В полной мере Евгений Максимович обладает и еще одним необходимым для высшего руководителя качеством — жесткостью. Директор ИМЭМО Евгений Примаков не был особенно популярен среди своих подчиненных. Согласно воспоминаниям, ни один научный совет института не обходился без язвительных и обидных комментариев с его стороны. Ну а с рядовыми сотрудниками Примаков зачастую обращался настолько грубо, что некоторые из них до сих пор терпеть не могут премьера. Сотрудники МИДа и внешней разведки, напротив, утверждают, что Евгений Максимович ко всем обращался на "вы" и что обидных ругательств из его уст никто никогда не слышал. Но в одном рассказы "институтских" и разведчиков сходятся. Разносы, которые устраивал Евгений Максимович, были столь убедительными, что после них виновник чувствовал себя "мокрым местом" и сам искренне раскаивался. И, наконец, последний, главный номенклатурный талант Примакова — умение организовывать команду и ладить с людьми. В результате каждое повышение Примакова только увеличивало его аппаратный вес. Он сохранял свое влияние в старой структуре и одновременно завоевывал новую. Евгений Максимович в полной мере обладает и искусством перекладывания части своих полномочий на подчиненных. Так, задолго до ухода Примакова из Ясенева всеми оперативными делами разведки руководил первый замдиректора СВР Вячеслав Трубников. Похожая картина была и в МИДе: все вопросы внутриведомственного хозяйства там замыкались не на министра, а на его первого зама Игоря Иванова. Но при этом ключевые рычаги управления всегда оставались в руках Примакова. А умение Примакова обрабатывать начальство вообще вошло в аппаратный фольклор. Только один пример. Когда в 1970 году Примаков переходил в ИМЭМО, ему, согласно внутриинститутским слухам, светил лишь не очень престижный пост ответсека журнала "Мировая экономика". Но Евгений Максимович шокировал всех, сразу став заместителем и ближайшим сподвижником директора института академика Иноземцева. Между прочим, Евгений Максимович однажды уже едва не изменил ход нашей истории. В ноябре 1990 года Горбачев решил назначить Примакова своим замом. Но в последний момент Михаил Сергеевич передумал. Наверное, зря: "вице" стал будущий путчист Янаев. Что может принести стране удачное на этот раз восхождение Примакова на российский политический Олимп? Из Евгения Максимовича ни в коем случае нельзя делать не знающего неудач супермена. Просто провалы Примакова менее известны, нежели его триумфы. В начале 90-х Евгению Максимовичу, несмотря на все его усилия, так и не удалось снять Саддама Хусейна с американского крючка и предотвратить войну в Персидском заливе. В том же 1991 году эмиссар Президента СССР Примаков не сумел убедить Запад срочно выделить Советскому Союзу многомиллиардную финансовую помощь. Но нынешнего именинника ни в коем случае нельзя и недооценивать. Да, сейчас в Белом доме собралась еще та компания. Один вице-премьер регулярно приводит в ужас чиновников своей привычкой выбалтывать все правительственные тайны. Сотрудники другого зама Примакова с маниакальным упорством осматривают после журналистов стулья на предмет обнаружения подслушивающих устройств и регулярно требуют от боссов информагентств срочно заменить того или иного корреспондента... Но самое печальное то, что даже в самом Белом доме мало кто верит в способность нынешней команды Примакова вывести экономику России из ямы. Зато одним своим появлением в резиденции правительства Евгений Максимович вернул стране политическую стабильность. И сейчас лозунг "Примакова — в президенты!" просто с космической скоростью овладевает умами наших политиков. О поддержке его кандидатуры в узком кругу заявил даже... один из высших руководителей кремлевской администрации. И самое главное. Евгений Максимович работает премьером всего лишь седьмую неделю. А его сторонники утверждают, что он как истинный россиянин долго запрягает, но быстро ездит. Так что, быть может, к 70-летнему юбилею Примакова наша страна будет выглядеть лучше?



    Партнеры