ПЕРЕЙДЕМ НА ЛИЧНОСТИ

6 ноября 1998 в 00:00, просмотров: 215

"Боже, ЦК храни!" — сказал на днях умница и прекрасный режиссер Андрей Кончаловский. И вовсе не к очередной годовщине "Великой Октябрьской". Просто так вышло, что — в канун. Любопытно, что практически одновременно младший брат Андрея, Никита Михалков, говоря о набивших оскомину требованиях "левой оппозиции", назвал коммунистическую психологию "рабской". Вообще-то они всегда очень разные, братья Михалковы. А тут как-то в унисон выступили. Наверное, обоих допекли наши зияющие высоты, куда целиком рухнул пик коммунизма. Вместе с призраком. Рухнуть-то рухнул. Но медным тазом еще не накрылся. Бодрится. Особенно в преддверии "красного дня календаря". В последние годы мы к 7 ноября обычно теорией занимаемся. Дескать, коммунизм такой, коммунизм сякой, и посему ничего хорошего ждать от него не приходится. При этом мы почему-то забываем, что у этого такого и сякого имеются вполне конкретные фамилии. И не какие-то исторические, которые понемногу забываться стали (и слава Богу!), а вполне современные. Фамилий, впрочем, немного. Я бы даже сказал, всего одна. Ну, с половиной. Это объяснимо: "Мы говорим — партия, подразумеваем..." И, соответственно, наоборот. Собственно партия — это такая безликая масса. И — вождь. Как у нацистов. А подразумеваем мы в настоящий исторический момент, ясное дело, товарища Зюганова Геннадия Андреевича. За плечами у него, впрочем, постоянно кто-то маячит. Чаще всего тов. Купцов. То ли надзирает за вождем, то ли охраняет. С тыла. Выглядит при этом Валентин Александрович всегда очень важно и надуто. Помнится, когда я работал на радио "Свобода", тов. Купцов был со мной весьма любезен и словоохотлив. КПРФ тогда только набирала обороты, нынешний двадцатипроцентный барьер казался несбыточной мечтой. А недавно я позвонил Валентину Александровичу с каким-то вопросом и нарвался на отповедь. "Это я с главным антикоммунистом говорю", — полувопросительно осведомился тов. Купцов и бросил трубку. Ну, может, не бросил, а вежливо положил, не знаю. Последние события показывают, что я был всего лишь первой ласточкой. Как раз накануне праздника "Великого Октября" некто тов. Куваев (убей бог, не знаю, кто такой, но — настоящий коммунист, не сомневайтесь) потребовал к ответу моих коллег: Миткову, Сванидзе, Доренко, Киселева. Тут некто Куваев перечисление прервал, хотя список, надо полагать, длинный. При этом был сей товарищ весьма грозен, "на войне как на войне" заявил. Из чего следует заключить, что журналистов из этого списка в лучшем случае ждет концлагерь, а в худшем — вызов на партбюро. А потом этот же Куваев что-то такое об этике обмолвился. Представляете себе: коммунист — и этика. Между прочим, во время обнародования программы КПРФ по борьбе с журналистами некто Куваев сидел рядом с генсеком. Одесную. Дезавуировать заявление соратника по партии Геннадий Андреевич не стал. Призвал лишь вышеупомянутых журналистов "покаяться" и "давать правду". Я не оговорился: коммунисты, загубившие миллионы жизней, призывают к покаянию!.. Не будем об УК, где имеется статья "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов". Я о другом. Что происходит, граждане? Большевики опять Зимний взяли? А ведь до сих пор тот же Зюганов вполне цивилизованно пытался выглядеть. Весьма охотно посещал телестудии столь ненавидимых, как выяснилось, журналистов. А может, ну их, коммунистов? Хотят высказаться перед камерами, пусть деньги платят. Как во всем мире принято. Посмотрим, надолго ли хватит "партийного золота". Опять же — насчет правды. Как всякий коммунист, Геннадий Андреевич полагается на нашу короткую память и позволяет себе весьма опрометчивые высказывания. Разрешите процитировать: "В советскую эпоху был очень обширный, очень устойчивый средний слой, который и держал общество, Советский Союз. Это учителя, врачи, инженеры, интеллектуальная и гуманитарная элита. Все эти люди жили в достатке, они пользовались своими привилегиями в обществе. Эти люди имели доступ к информационным источникам мирового уровня. Они ездили в массовом количестве за границу, у них появились личные автомобили, дачные участки и дома, их давно уже не мучила проблема материального выживания". Ну что ни слово, то вранье. Это учителя "жили в достатке"? Или врачи — самая нищенская профессия при коммунистах? Знает ли Зюганов, сколько получал участковый доктор? Знает, конечно. Надеется, что мы забыли. А инженер? Выпускник технического вуза зарабатывал 100 рублей в месяц, и если лет через пять мог рассчитывать на прибавку в 20—30 рублей, то на получение отдельного жилья — и вовсе никогда. Коммуналки, в которых и теперь еще живут многие мои сограждане, — наследие коммунистической эпохи. "Интеллектуальная и гуманитарная элита"? Эти — да. Но лишь те, кого коммунисты назначали элитой. "Литераторы", например. Всевозможные грибачевы, софроновы и прочие марковы, взахлеб прославлявшие "партию победившего пролетариата". А когда знаменитый физик Орлов осмелился произнести словосочетание "права человека", он потерял не только средства к существованию, но и свободу. "Доступ к информационным источникам мирового уровня" действительно был. "Самиздат" назывался. А уж относительно поездок "в массовом количестве за границу", тут тов. Зюганов совсем того. Оборзел. Или нас за идиотов принимает, или по себе судит. Я тут недавно с А.Н.Яковлевым разговаривал. Под его началом тов. Зюганов одно время в ЦК КПСС работал. О нынешнем лидере КПРФ Александр Николаевич высказался коротко: "Он даже вот такого малюсенького (тут Яковлев отмерил в воздухе большим и указательным пальцем сантиметра два) поручения не мог выполнить". А может, маскировался? Уже тогда партию изнутри разваливал? А недавно партия коммунистов в лице тов. Макашова по национальному вопросу высказалась. Ну, сам-то генерал — он человек пещерный. Мэр Москвы Юрий Лужков относительно погромного выступления генерала перед всем честным народом выразился кратко и емко: "неандертальство". А Геннадий Андреевич знаете что сказал? "Я, — говорит, — понимаю Макашова". Рыбак рыбака... "Если, — заявил Геннадий Андреевич, — представители еврейских кругов задеты выступлением генерала Макашова..." А вот тут тов. Зюганов явно чего-то не понял. Евреи выступлением бравого генерала не задеты. Они, евреи, и не таких еще видывали. Кто такой Макашов по сравнению, скажем, с Шикльгрубером? Так, мелочь в лампасах. Так что задеты не евреи, а русские. Именно этот великий народ коммуно-нацист Макашов своим выступлением унизил и оскорбил. Кстати, депутаты Думы (народные избранники!) даже порицание своему соратнику вынести не захотели. Одобряют. В заключение разрешите еще одну цитату. Праздничную. "При существующей государственной системе Россия, это могущественное государство, обладающее неизбывными естественными богатствами и творческими силами народа, вот уже несколько лет находится в состоянии смертельной агонии. Ясный дух народа предательски ослеплен. Святыни его растоптаны, богатства его разграблены. Всякий, кто не потерял еще голову и сохранил человеческую совесть, с ужасом ведет счет великим бедствиям и страданиям народа". Похоже, да? Будто из золотых уст Геннадия Андреевича слетело. Ан нет. В праздничные октябрьские дни 1924 года написал эти строки поэт Алексей Ганин. И продолжил: "Завладев Россией, ныне господствующая РКП вместо свободы несет неслыханный деспотизм и рабство. Вместо законности дикий произвол Чека и Ревтрибуналов; вместо хозяйственно-культурного строительства — разгром культуры и всей хозяйственной жизни страны; вместо справедливости — неслыханное взяточничество, подкупы, клевета, канцелярские издевательства и казнокрадство. Вместо охраны труда труд бесправных рабов, напоминающий времена дохристианских деспотических государств библейского Египта и Вавилона". Поэт Алексей Ганин был расстрелян в лубянском подвале ЧК. Так что с праздником нас, дорогие товарищи!




Партнеры