ТАЙНЫ “ИНКОМА”

10 ноября 1998 в 00:00, просмотров: 836

На днях рухнул один из самых крупных банков страны — Инновационный коммерческий банк. Большинство простых людей знало его под незамысловатой аббревиатурой "Инком". Просуществовав на отечественном рынке финансовых услуг чуть больше десяти лет (и поставив этим своеобразный рекорд), став вторым в стране по размеру частных вкладов, он, на первый взгляд, рухнул в одночасье. Президент банка Владимир Виноградов подал в отставку, после чего у "Инкома" была стремительно отозвана лицензия. Формально "Инкомбанк" еще существует. Но даже не дни — часы его сочтены. Нашему корреспонденту стали известны сенсационные подробности последних месяцев жизни и смерти крупнейшего и известнейшего коммерческого банка России. К сожалению, так повелось, что у нас все действующие системы выстроены под одного человека. Поясню свою мысль: Россия сегодня — это прежде всего президент Ельцин, что бы там ни говорили и ни хотели "оппозиционеры". Именно под президента создана Конституция, именно под него написаны многие основополагающие законы, именно на него выведено большинство рычагов управления страной. Поэтому, пока Ельцин пребывает в хорошей форме, механизм работает. Однако стоит ему по какой-то причине отойти от дел, начинается разброд и шатание. "Ближний круг" начинает делить власть и назначать наследников. Хорошо это или плохо, судить бесполезно. Это — есть. То же самое происходит и на более низком уровне. Возьмите наши банки. Все знают, что "Мост" — это Владимир Гусинский. "СБС-Агро" — Александр Смоленский. ОНЭКСИМ — Владимир Потанин. И неважно, кто там формально числится президентом банка или председателем его правления. Управленцы могут меняться хоть каждый день. Хозяева остаются до конца. Хозяином "Инкома" был Владимир Виноградов. И пока он действительно руководил своим банком, дела у того шли более чем хорошо. Став одним из первых коммерческих банков новой России, "Инком" уверенно вышел в лидеры и находился там до последнего времени. Глядя, как уверенно развивался этот банк в последние годы, мало кто мог подумать, что внутри него затаилась гнильца. Сначала заболел Виноградов. Причем речь шла не о банальной простуде, вылечиваемой за три дня. В финансовых кругах тихо поговаривали о том, что у президента "Инкома" что-то неладное с кровью. Оказалось — почечная недостаточность. Как рассказал газете один из осведомленных сотрудников банка, к зиме 1998 года живая ткань в пораженном органе сократилась до минимума. Насколько это было серьезно, можно судить только по одному случаю. В январе президент "Инкома" приехал в "Останкино" на запись "Часа пик". Очевидцы вспоминают, что в студию Виноградова ввели под руки. Передвигаться без посторонней помощи он мог лишь с огромным трудом. И еще одна иллюстрация: за ту же зиму Виноградов потерял 12 килограммов веса. Превратившись в собственную тень. Короче говоря, все его окружение было уверено, что день смерти президента банка не за горами... Так или иначе, но в течение последнего года Виноградов работал по такой схеме: 2 дня он проводил в банке, в жесточайшем режиме изучая накопившиеся документы и принимая какие-то решения. Приезжал на работу в 7 утра и покидал кабинет в 2—3 часа ночи. Зато потом его могли не видеть неделями. Срывались назначенные встречи, переговоры, близкие Виноградова должны были придумывать все новые и новые объяснения, почему так происходит. По нашим данным, в мае этого года Владимир Виноградов лег на операцию в одну из лучших клиник Испании. Там ему пересадили почку — причем вопрос шел так: либо она приживется (врачи давали шансы примерно 50х50), либо... место президента "Инкома" становится вакантным. К слову сказать, донорский орган Виноградов ждал больше года. Но и после этой операции (прошедшей успешно) график работы Виноградова не изменился... Помните, с чего мы начинали этот материал? С мысли, что в любой закрытой системе, стоит лишь ее лидеру заболеть, тут же начинаются распри и дележка власти. Не избежал этого и "Инком". Вообще, этот банк всегда отличался замкнутостью в общении с внешним миром. Тем сильнее оказались подковерные войны за право называться наследником. Не хочется обижать человека, страдающего тяжелейшей болезнью, но кадровая политика никогда не была сильной стороной Виноградова. Возможно (и даже наверняка), сам по себе он был неплохим банкиром. Но руководителем, умеющим подбирать себе менеджеров, — более чем слабым. За последние 5 лет (срок болезни Виноградова) в "Инкоме" шла сильнейшая ротация топ-менеджеров. Все, кто более-менее близко знал президента банка, говорили о его неумении разбираться в людях. Говорят, он мог быстро полюбить какого-то человека, поднять на небывалую высоту — и так же быстро к нему охладеть, полностью перестав общаться. Поэтому за последние годы из банка все время уходили лучшие. А приходили... Среди нынешних топ-менеджеров "Инкома" особенно выделяются двое. Первый вице-президент банка Сергей Марьин и старший вице-президент Юрий Мишов. Оба — уроженцы Ульяновской области, выходцы из комсомольской среды. Люди, долгое время проработавшие в "Инкоме", говорят, что именно эта парочка в отсутствие Виноградова взяла власть в свои руки. Это можно понять хотя бы по набору функций каждого из них. Марьин, например, отвечал за Службу внутреннего контроля — по сути аналог КГБ, только поменьше размером — численностью почти в 200 человек. Задачей СВК был тотальный надзор за служащими банка, отслеживание большинства сделок. Поговаривают, сотрудники службы имели доступ ко всем компьютерам и сетям "Инкома" без исключения — что давало им возможность контролировать любую информацию и любого человека. Кроме того, Марьин курировал Службу экономической безопасности, Службу по работе с проблемными активами, а также являлся главой Кредитного комитета банка. Короче говоря, был эдаким "силовиком" от финансов. Что касается Мишова, тот руководил всей гигантской филиальной сетью "Инкомбанка". К этому дуэту стоит приплюсовать и заместительницу главного бухгалтера банка Алевтину Сизанюк — которая в последнее время фактически исполняла обязанности главбуха. Любопытно, что крестным отцом внучки Сизанюк стал не кто иной, как ее сосед по лестничной клетке в одном из престижнейших домов Москвы — а именно Юрий Мишов. О том, какой безраздельной властью могли обладать эти трое, объединившись, можно лишь догадываться... Кстати, в дни болезни Виноградова (а их становилось все больше и больше) официально его обязанности исполнял Сергей Марьин. Поэтому многие сотрудники банка, и не без основания, поговаривали, что, случись что с президентом, его наследником станет "силовой" заместитель. А тот, похоже, делал все, чтобы эти сплетни приобрели реальные очертания. В "Инкоме" до сих пор вспоминают лихую интригу, целью которой было устранение некогда главного доверенного лица и "правой руки" Виноградова Алексея Кузнецова. Именно с Кузнецовым Владимир Виноградов когда-то проворачивал самые сильные операции, именно с ним открывал отделения в Европе и готовился к "вторжению" "Инкома" в Америку (этим эпизодам из жизни банкиров "МК" в свое время посвятил немало времени и места). Так вот: многие в банке считают, что увольнение Кузнецова — это случилось 18 января 1998 года, в самый пик болезни Виноградова — стало самой тяжелой кадровой потерей для банка. Тем более что на его место был тут же назначен некий Игорь Комаров, бывший главный бухгалтер, еще один "любимый ученик" Виноградова. Лучше всего Комарова характеризует то, что он — в самую трудную для "Инкома" минуту, — даже не стесняясь, перешел на работу к заклятому другу Виноградова Александру Лебедеву, президенту Национального резервного банка... Сейчас можно долго спорить: можно ли было спасти "Инком" или же он был обречен вне зависимости от "внешних" событий? Дело в том, что финансовые дела банка давно шли наперекосяк. Внутри самого банка говорили, что наиболее серьезные проблемы начались с осени прошлого года, когда "Инком" "по случаю" прикупил 15% акций "Ленэнерго". Заплатив за них примерно 200 миллионов долларов — почти все свои ликвидные остатки. И возможно, в другое время эта покупка и принесла бы банку прибыль — но тогда в Азии разразился первый кризис на фондовых рынках, зараза перенеслась в Россию, и котировки ценных бумаг рухнули. В итоге "Инком" остался с пачкой бумаги, зато без денег. Чтобы хоть как-то латать бюджетные бреши, банк начал регулярно брать у Центробанка ломбардные кредиты. Выплачивая все больше и больше процентов. Короче, к концу прошлого года "Инком" прочно сел на финансовую иглу внешних займов. Не правда ли, как это похоже на то, что происходило и с нашей страной в целом?.. И все же — несмотря ни на что, банк можно было спасти. Потому что окончательно подкосил его даже не августовский кризис. "Инком" сгубили... взаимозачеты. Как это происходит, вам подробно может рассказать любой коммерсант. Но упрощенно схема выглядит так: организация, которая должна какую-то сумму банку, покупает его просроченное обязательство — за 30—40 процентов от номинала. И гасит им свой долг — но уже из расчета 100%. Как видите, ничего противозаконного в этой операции нет. Но в итоге-то в банке "живых" денег — ноль. Понятно, что каждая подобная сделка должна визироваться у кого-то из руководства банка. Например, у и.о. президента. Я не хочу ничего утверждать без доказательств, но только за последнее время в "Инкоме" было проведено "взаимозачетов" на сумму 450—500 миллионов (!) долларов. При этом в финансовом мире хорошо известно, сколько стоит разрешающий сделку росчерк. Он оплачивается в 5—10 процентов от стоимости операции... Сейчас, кстати, начали активно обсуждать, прихватил ли Владимир Виноградов, уходя из "Инкома", полтора миллиарда долларов США. Обсуждать, причем на полном серьезе. Хотя ничего, кроме смеха, вызывать это не должно. Послушайте! — на российском финансовом рынке украсть такие деньги просто невозможно. Их там попросту нет. И разговоры о том, сколько унес из банка Виноградов, больше всего напоминают дымовую завесу, за которой прячутся совсем другие люди с совсем другими замыслами. Кто? Можно лишь догадываться. Но не секрет, что стать управляющим ликвидационной комиссии крупного банка — мечта любого банкира. Казалось бы, какой интерес встать на капитанский мостик тонущего "Титаника"? Ан нет: прежде чем "Титаник" затонет, пройдет еще некоторое время. Но только капитан знает, что и в каком отсеке хранится. Есть разница — доставать из трюма в первую очередь бочонки солонины или золотые слитки. А в "Инкоме" еще много чего ценного хранится... Юрий РЯЖСКИЙ.



Партнеры