РУССКИЙ ПУТЬ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ГИГАНТА

13 ноября 1998 в 00:00, просмотров: 520

Восемь лет назад братские республики СССР разошлись, как оказалось, навсегда. Сразу выяснилось: "единой общности советского народа" так никогда и не существовало. Между Туркменией и Эстонией общего меньше, например, чем между южной Испанией и северной Швецией. И ничто так не выявляет "особенности национальной охоты", как выборы, которые время от времени случаются в странах СНГ. Именно выборы являются моментом истины, по которому можно судить, как далеко продвинулась та или иная "союзная сестра", какое место она занимает "в семье братских народов". 10 января в Казахстане состоятся выборы президента. По сути первые выборы. Страсти вокруг них уже накаляются, хотя вряд ли они принесут сенсационный результат. Но, безусловно, уже сам факт их проведения вызовет в стране определенные перемены. Какими они будут, зависит от того, как пройдет предвыборная кампания. Казахский "Перекресток" Ситуация в Казахстане сильно напоминает российскую. Далеко вперед вырвалась Алма-Ата (нынче Алматы). И без того красивый город за последние годы буквально расцвел. Новые офисные здания, пятизвездочные гостиницы, магазины — все, как в Москве. Цены те же, а ассортимент, особенно продовольственных товаров, сейчас лучше, чем у нас. Такой в Москве был до кризиса. Каждую неделю открываются новые рестораны с поварами из Италии, Франции, Китая. И попасть в них по выходным весьма трудно — забиты. В городе много иностранцев, которые либо обслуживают крупные западные компании, либо открывают свой бизнес. Естественно, заручившись поддержкой "местных партнеров". Как на всякий развивающийся рынок, из развитых стран в Казахстан потянулись авантюристы. Так, один австралиец стал советником крупного западного банка по гуманитарным вопросам. Он уговорил банкиров вложить серьезные деньги в перевооружение горнолыжных трасс около Алматы. Учитывая, что горнолыжный спорт — любимый спорт президента Назарбаева, предприимчивый австралиец предложил купить самое современное и дорогое оборудование. И даже нашел номер счета, на который надо переводить деньги. Счет якобы принадлежал очень солидной швейцарской фирме — эдакому "Мерседесу" среди горнолыжного оборудования. Беда оказалась в том, что фирму с таким же солидным названием открыл сам австралиец в оффшоре на Каймановых островах. И счета дал своим хозяевам, естественно, не международного гиганта, а своего частного предприятия. 600 тысяч долларов стали наградой предприимчивому аборигену. Правда, 300 тысяч он потом почему-то вернул, после того, как его нашли представители банка. А сам он до сих пор дает, правда, уже по телефону, консультации — как вести дела в Алматы. Впрочем, горнолыжные трассы все-таки переоборудовали. Иностранцы же принесли в Казахстан и нечто не имеющее аналогов во всем бывшем СНГ. А именно: действующую мыльную оперу "Перекресток". Уже показано около 200 серий, и конца и края не видно. История "Перекрестка" сама по себе удивительна. Би-би-си решила выделить деньги на обучающий сериал, где в популярной форме зрителям бы рассказывались основы рыночной экономики. В какой стране реализовывать проект? Вариантов было несколько — Казахстан, некоторые африканские страны. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы режиссер фильма не познакомилась с молодым казахстанским бизнесменом, кстати, русским, который случайно в это время учился в Лондоне. В результате "Перекресток" отправился в Алматы и зажил полноценной жизнью. Обе студии в Алматы к этому времени пришли практически в состояние негодности. Над одной не было крыши, а в другой — пола. Англичане посчитали и поняли, что пол восстановить дешевле. Пол восстановили, но выяснилось, что казахские кинематографисты и телевизионщики не очень умеют снимать на современной аппаратуре. Пришлось англичанам выделить еще 50 тысяч долларов на их переобучение. Долго пришлось уговаривать и местное телевидение. Собравшиеся там творцы и большие художники утверждали, что буржуазное мыло им не нужно. И если бы не дочь президента — Дарига Назарбаева, проект бы так и заглох. А теперь по сути только за его счет и выживают местные сценаристы, режиссеры, операторы, актеры. В общем, стоит один раз проехать по Алматы, чтобы понять: в Казахстане уже образовался тот средний класс, какой был в докризисной России. Именно средний класс делает рентабельными магазины, рестораны, автосалоны, фирмы по продаже недвижимости. И именно средний класс сотнями тысяч человек остался без работы после того, как новое правительство ввело в России новые правила игры. Неудивительно, что представители казахского среднего класса страшно боятся того, что подобный кризис может произойти и у них. Хотя вроде бы пирамида внешних заимствований у наших соседей не раскручена, а бюджет исполняется. (Впрочем, есть и другая точка зрения: реальный дефицит бюджета — строго охраняемая государственная тайна.) Еще сильнее среднеклассовцы боятся любых политических бурь. Они вписались в систему и вовсе не хотят, чтобы прошел "очистительный смерч", который бы нарушил стабильность. Тем более что никто из претендентов на президентский престол не предлагает ничего принципиально нового. В общем, все очень напоминает Россию. Жить в городах, особенно крупных, лучше, чем в селах. Быть старым, в целом, значит быть более голодным, чем молодым. Но если говорить стратегически, то у Казахстана есть очевидный шанс "зацепиться" за более-менее цивилизованную жизнь. Нурсултан Назарбаев, говоря об экономическом перерождении, называет хоть и далекую, зато вполне реальную дату — 2030 год. Впрочем, для того, чтобы добиться успеха, последовательность проведения реформ является важнейшим фактором. Тот же урок России, где к власти по сути дела пришли коммунисты и в течение нескольких месяцев отбросили страну лет на пять назад, — лучшее тому подтверждение. Президент Назарбаев и его друзья Январские выборы стали своего рода "подарком" для оппозиции. Дело в том, что в 95-м году состоялся референдум, по результатам которого полномочия Назарбаева были продлены до декабря 2000 года. Оппозиция считала референдум чрезвычайно антидемократичным: нет выборов, нет конкурентов — не может быть по сути и никакой борьбы. Тем не менее сентябрьское решение парламента о досрочных выборах оппозиция с присущей логикой посчитала еще более антидемократичным, чем референдум. Президент нарушил волю народа, недоработал положенный срок, выбрал наиболее удачный для себя момент, поставил оппозицию перед фактом, не дал ей время подготовиться. По всем данным, в том числе и по тем, которые страшно секретит администрация Назарбаева, Нурсултан Абишевич легко выигрывал, просто ничего не делая. Он мог сурово заявить о том, что собирается баллотироваться, но ему некогда особенно заниматься предвыборной кампанией, и больше никаких усилий не предпринимать. Казахский электорат — очень традиционен. Элита почти стопроцентно поддерживает нынешнего президента, который сумел с ней не рассориться и деликатно обойти клановые противоречия. Кроме того, сам образ власти ассоциируется с Назарбаевым, который уже десятилетия лицо номер один. Да, собственно, и на международной арене Назарбаев — своего рода визитная карточка Казахстана. Вполне возможно, что так бы дело и развивалось, если бы многочисленные чиновники всех мастей не решили, что нынешняя выборная кампания — отличный способ выслужиться. По сути с точностью повторилась ситуация начала 96-го года в России. Тогда вокруг Ельцина сформировалось как бы два блока. Первый — чиновная номенклатура, которая не могла предложить ни одной новой идеи, которая вообще с трудом понимала, что такое президентские выборы. Явными лидерами этого блока стали Сосковец и Коржаков. Второй блок представлял собой молодых амбициозных людей, которые утверждали, что знают, как добиться нужного результата. Очевидным лидером этого блока и по сути дела начальником штаба Ельцина с марта месяца и до момента голосования стал Анатолий Чубайс. Рулившие вначале Сосковец и Коржаков предложили чрезвычайно эффективные меры: железнодорожникам не выплачивалась зарплата, пока они не подпишутся в пользу Бориса Николаевича, формировались безумные агитпоезда, которые должны были напомнить избирателям славные годы покорения БАМа... Если бы Ельцин не стукнул кулаком и не сказал, что подобное безобразие надо прекратить, можно не сомневаться, что в Кремле уже третий год руководил бы Геннадий Андреевич Зюганов. Тогда большую помощь "молодежи" оказала любимая дочь президента Ельцина Татьяна Дьяченко, которая стала своего рода каналом связи между ними и Б.Н. Очень похоже все выглядит в Алма-Ате. Местная номенклатура безумствует. Правда, у нее нет таких признанных лидеров, как у нас. Сформирован и штаб из людей нового поколения — в основном от 28 до 37 лет. Этот штаб во многом курирует любимая дочь Назарбаева (во всяком случае, так утверждают местные газеты) Дарига. Она является одновременно и сильным, и слабым местом для кампании своего отца. Дарига, безусловно, толковый менеджер, она сумела создать наиболее популярный телеканал в республике. Конечно, не последнюю роль сыграли ее возможности. Но в то же время сделать что-то конкретное, даже обладая суперблатом, можно только в том случае, если что-то есть в голове и работаешь часов по 10—12. Борьба с семейственностью может стать одним из любимых лозунгов оппозиционеров. Дарига предусмотрительно на время предвыборной кампании взяла отпуск. Но в то же время у Назарбаева просто нет не только желания, но и возможности отказаться от участия дочери в предвыборной борьбе, потому что Дарига за четыре года работы на телевидении приобрела необходимый опыт работы в современных средствах информации. Кроме того, на Востоке полностью доверяют только близким родственникам. Это может быть хорошо или плохо, но это так. Более того, такое положение вещей в принципе понятно каждому избирателю. Пока ситуация развивается не в пользу Дариги и ее команды. Главный оппонент президента — бывший премьер Акежан Кажегельдин — мигом попал под суд. Ему инкриминировали участие в несанкционированном митинге незарегистрированного объединения. Приговорили к административному наказанию и штрафу. Теперь, если Верховный Суд не снимет этого наказания до конца ноября, Кажегельдин уже не сможет быть зарегистрирован в качестве кандидата. Надуманность всех обвинений, конечно, не играет на руку президенту. Еще глупее была ситуация с другим претендентом, местным экологом Мэлсом Елеусизовым, который возглавляет партию "Табигат". Его тоже подловили на каком-то административном нарушении типа неправильного перехода через улицу и отправили на три дня в изолятор. После чего, собственно говоря, о нем и узнали избиратели. Попытки налетов на редакции газет, которые открыто поддерживают оппозиционеров, тоже не укрепляют авторитет президента. Руководителю Казахстана не пристало бояться журналистов. Дарига Назарбаева, с которой встречался корреспондент "МК", очень уверенно говорит, что подобные проявления "предвыборной борьбы" есть результат самодеятельности чиновников максимум среднего ранга, которые мечтают подняться чуть выше. Она уверена, что после того, как штаб будет окончательно сформирован и заработает, президент, безусловно, выступит с очень жестким заявлением по отношению к тем, кто, желая выдвинуться, по сути играет против своего президента. Пока же приходится вести долгую, нудную борьбу с ветеранами советских предвыборных кампаний. Так, ректор Казахского университета запретил принимать у студентов зачет, пока они не подпишутся в пользу Назарбаева. Как шутят молодые члены штаба, оценки за экзамены, видимо, будут проставляться непосредственно в кабинке для голосования. Правда, удалось сделать очень важное: на горах над Алматы не был вывешен огромный портрет Назарбаева 100 на 14 метров, который должен был бы стать самым большим изображением в мире. Эту атаку ветеранов удалось отбить только тем, что в декабре пойдет снег, и чистить лицо президента вениками будет не очень удобно. Доводы о том, какое это может вызвать раздражение у населения, с каким удовольствием это будут снимать все оппозиционные и неоппозиционные телекомпании, на чиновников действуют слабо. Не очень удачно Назарбаев объявил и о начале своей кампании. Вся республика знает решительный и властный характер президента. И в целом он импонирует населению. Поэтому, когда Назарбаев начал говорить о том, что решение о начале кампании ему далось непросто, что он слишком много работает и мало видит дочерей, а потому сомневается, стоит ли ему оставаться президентом, — создалось ощущение стопроцентной фальши. Как вызвало ощущение фальши и то, что убедили Назарбаева все-таки баллотироваться не кто-нибудь, а сорок заслуженных пенсионеров, которые специально для этого напросились к президенту на прием. Также Назарбаев публично высказал удивление "неожиданным решением парламента" объявить досрочные выборы. Он даже просил депутатов не принимать такого решения, но якобы те настояли. Это при том, что вся республика знает, что слуг народа при желании можно заставить ходить строем. То, что казалось приемлемым и интеллигентным году в 88-м, сейчас может вызвать только усмешку. По сути в этой кампании Назарбаев борется сам с собой. Если убрать глупости его окружения, то его авторитета вполне хватает на уверенное переизбрание. Поэтому главной интригой кампании станет даже не выяснение отношений между ним и претендентами, а выяснение отношений между старой и молодой, в основном пришедшей из бизнеса, гвардией. Если победит молодежь, это будет означать не только пристойную кампанию, которая обеспечит спокойное управление страной после 10 января, но и приход во власть новой элиты, которая, безусловно, более современна и более подготовлена к нынешним вызовам времени. Если же "ветераны восточных походов" все-таки возьмут верх, то Назарбаева выберут все равно. Но его позиции после выборов будут чрезвычайно ослаблены. Его противники неожиданно превратятся в реальные фигуры, которые будут пользоваться сочувствием населения. Кандидаты в Назарбаевы Кандидатов в президенты — много. Человек пять или шесть. Серьезных — в принципе нет. Наиболее раскручены двое: бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин и бывший спикер Верховного Совета, а ныне лидер коммунистов Серикболсын Абдильдин. Кажегельдин — человек, который провел приватизацию в Казахстане и у которого, безусловно, есть немалые средства. Чем он принципиально отличается от Назарбаева, понять невозможно. Его невозможно считать даже новым человеком. Сейчас на Кажегельдина практически работает с десяток газет, лицензии на выпуск которых он получил заблаговременно. Они восхваляют Кажегельдина и ругают Назарбаева еще сильнее, чем официальная пресса поносит Кажегельдина и восхваляет президента. Одной из вершин разоблачительной кампании стала статья, подписанная "председателем Комитета по делам соотечественников Госдумы России" Г.Тихоновым, который резко осуждает Назарбаева за то, что по нынешней Конституции в президенты Казахстана не может баллотироваться Аман Тулеев. Плохо закамуфлированные угрозы звучат буквально из каждого абзаца. Если председатель Комитета по делам СНГ Тихонов действительно говорил нечто подобное про президента суверенной страны, который к тому же имеет почти стопроцентные шансы остаться им и в дальнейшем, то ему, конечно, немедленно надо пройти лечебное обследование у психиатра. Подобная "дружба народов", которая неоднократно практиковалась патриотами, обычно кончается тем, что Россия теряет все свои позиции в бывших союзных республиках. На Кажегельдина, как утверждают в Алматы, работают многие известные российские и американские специалисты. В частности, называется имя Георгия Сатарова. Проверить это в штабе самого Кажегельдина не удалось, так как никто не захотел встречаться с корреспондентом "МК". Тем не менее начал премьер свою кампанию с весьма сомнительного покушения на самого себя. Якобы, катаясь на лошадях в своем загородном поместье, бывшем пионерлагере, Кажегельдин услышал выстрелы и вовремя упал с лошади. Потом была найдена пара гильз, и Кажегельдин лично дозвонился до министра госбезопасности, вызвав опербригаду. Через некоторое время Комитет национальной безопасности выступил с официальным заявлением, что покушение разыграно. Теперь о нем не вспоминают. На сегодняшний день, по данным некоторых соцопросов, Кажегельдин так и не сумел переломить ситуацию. Скорее, он набирает из-за чересчур ретивого давления сторонников Назарбаева. Похоже, сам Кажегельдин в результатах выборов не сомневается. В контролируемой им газете "ДАТ" вышла огромная амбициозная статья, подписанная аналитической группой, в которой есть прямые предложения для Назарбаева вступить в торг: "Единственный шанс повести страну по демократическому пути, добиться реальных положительных сдвигов в экономике для вновь избранного президента, да и просто усидеть — это нахождение компромиссаѕ Вполне готов к компромиссам и А.Кажегельдинѕ" Похоже, Кажегельдин знает, что хочет получить от Назарбаева. "Кажегельдин, уходя в отставку, не оставил в правительстве ни одного достаточно подготовленного лидера, хотя бы отдаленно приближающегося к уровню, которого сам А.Кажегельдин достиг в 1997 году. Поэтому лучшего премьера, чем А.Кажегельдин, в Казахстане сегодня нет. Нет и кандидата, хотя бы отдаленно напоминающего экс-премьера". И далее — внимание! — "то же самое, кстати, смело можно отнести и к нынешнему президенту". По сути Кажегельдин дает понять, что снова хочет стать премьером и вовсе не собирается спихивать Назарбаева с престола. Но вряд ли Назарбаев пойдет на такой риск — сделать такого противника, как Кажегельдин, вторым человеком в стране. Лидер коммунистов Серикболсын Абдильдин — фигура тоже во многом номинальная. В Казахстане коммунистов всего 18 тысяч. В республике в целом красные идеи не очень популярны, и, например, рейтинг российских демократов и президента Ельцина устойчиво высок (этим, возможно, нынешняя казахстанская элита еще больше раздражает борцов за дружбу народов из Госдумы). В Алматы говорят, что во многом партия коммунистов и существует благодаря деньгам от Назарбаева. Самого Абдильдина вдохновил успех российских коллег, которые, по его мнению, пришли к власти. Правда, Абдильдин считает, что монополия любой партии, в том числе и коммунистической, — очень опасна. Абдильдин — опытный политик, и с 1991 по 1994 год даже был спикером казахстанского парламента. Злые языки утверждают, что он поссорился с президентом Назарбаевым из-за того, кто какое место должен занимать на фоне национального флага во время официальных съемок, торжественных мероприятий и т.д. Его программа, как и должно быть, состоит из очень простых и очевидно популистских, зачастую противоречащих друг другу, положений и высказываний. Абдильдин считает, что может набрать 56 процентов голосов. Как пошутил один из высокопоставленных членов штаба президента Назарбаева: "Может, и наберет, если президент ему выделит столько средств". Пока предвыборная лихорадка не захватила широкие массы казахстанских граждан. Но уже сейчас можно делать какие-то выводы. Конечно, в предгорьях Алатау еще не наступил такой расцвет демократии, как в Англии или США. Но, с другой стороны, такое невозможно было ожидать от среднеазиатской республики. Во всяком случае, с Узбекистаном и Туркменией Казахстан не сравнить. Также ясно, что после выборов Казахстану уже не быть таким, как раньше. Сам факт их проведения не может не изменить страну.



Партнеры