ЕШЬ АНАНАСЫ, РЯБЧИКОВ ЖУИ...

20 ноября 1998 в 00:00, просмотров: 883

Эх-хо-хо... Да, было, было!.. Что отварные порционные судачки! Дешевка это, милый Амвросий! А стерлядь, стерлядь в серебристой кастрюльке, стерлядь кусками, переложенными раковыми шейками и свежей икрой? А яйца-кокотт с шампиньоновым пюре в чашечках? А филейчики из дроздов вам не нравились? С трюфелями? Перепела по-генуэзски? Десять с полтиной!.. Помните, Амвросий? Ну что же спрашивать! По губам вашим вижу, что помните. М.А.Булгаков. "Мастер и Маргарита". В начале прошлой недели Россия узнала, что находится на пороге голода. С сенсационным заявлением выступил не кто-нибудь — министр иностранных дел Великобритании Кук. Отчаявшись разглядеть на бескрайних российских просторах хоть что-нибудь похожее на средства обороны, английская разведка переориентировала свои спутники (которые уже и шпионами называть как-то неудобно) на изучение сельскохозяйственных угодий. Вот тут-то и выяснилось, что урожаи в этом году в России не удались: зерна собрали в два раза меньше, чем в прошлом, картошку не выкопали, поголовье крупного рогатого скота сократилось до 33 миллионов голов, свиней — до 17 миллионов. Ну и при этом, разумеется, "крокодил не ловится, не растет кокос!" В общем, остров Невезения... Нельзя сказать, что сами российские чиновники об этом не знали. Знали. Агрометеорологи еще летом предупреждали о возможном неурожае, с тем чтобы правительство могло грамотно выступить на зерновых торгах. Но грамотных убрали. А те, кто в конце концов занял кресла в Белом доме, раньше времени пугать народ не хотели. Тем более что последствия подобных заявлений легко предсказуемы: очереди в магазинах, вымывание относительно дешевого ассортимента, новый скачок цен и рост инфляции, которая и так мчится, как птица-тройка. Впрочем, есть и другое мнение. На Западе о голоде в России заговорили потому, что им самим наш продовольственный кризис очень выгоден. В отличие от России у них там, на Западе, в этом году урожаи зерна такие, что самим ни за что не съесть. Во Франции перепроизводство свинины. В Бельгии — сухого молока. Плюс в этом году заканчивается мораторий на торговлю мясом, объявленный в связи с эпидемией "коровьего бешенства". Ну как тут не помочь ближнему, тем более что Россия действительно нуждается. По словам вице-премьера Кулика, нам нужно в срочном порядке закупить 2,5—3 миллиона тонн зерна. В противном случае в стране начнутся хлебные бунты, которые, как правило, заканчиваются не самыми красивыми зрелищами. Однако разговоры "наверху", в думских коридорах и правительственных кабинетах, пока никак не соответствуют настроениям "внизу": по крайней мере в московских магазинах все, за исключением цен, по-прежнему. На полках, как и полгода назад, теснятся красочные пакетики и баночки. Морозильные камеры забиты. Фрукты и овощи есть. Солений и варений — что на Сорочинской ярмарке. Так будет у нас голод или нет? ЯЙЦА-КОКОТТ Вкусно, а главное разнообразно питаться мы начали недавно. Только на рубеже 1993—1994 годов в Москве стали появляться продукты, о которых прежде большинство знало лишь по рассказам счастливого меньшинства, побывавшего за кордоном. Даже йогурт поначалу был деликатесом. Его покупали по одной баночке и долго смаковали всей семьей, мечтая о лучших временах. И они настали. Как оказалось для того, чтобы на прилавках магазинов появилось изобилие продуктов, надо всего-навсего угробить собственный сельскохозяйственный комплекс. Несмотря на то что Россия реально может обеспечить себя едой лишь на 50—60%, в продаже было все. Покупатели очень быстро привыкли к тому, что молоко бывает не только вчерашним и сегодняшним, но и топленым, и шоколадным. Что сыр можно есть с плесенью. Что за "Докторской" колбасой совсем не обязательно занимать очередь с 7 утра. И по большому счету для основной массы потребителей именно это и было главным. Никто не задавался вопросом: "Откуда дровишки?", а между тем российский продовольственный рынок постепенно становился все более зависимым от зарубежных поставок. К началу нынешнего года мы "подсели" на импорт уже всерьез. В 1997 году зарубежные производители обеспечивали 30—40% потребностей россиян в мясе, 80% — в курице и другой птице, 30% — в молоке, 10% — в овощах и фруктах. На московском рынке эта диспропорция была тем более заметна, что москвичи не только больше всех зарабатывали, но и больше всех тратили на еду. Мы с готовностью экспериментировали над собственными желудками, обеспечивая устойчивый спрос даже на такие деликатесы, как перепелиные яйца и лапки лягушки. Ассортимент товаров в Москве можно было расширять безгранично. Тем более что цены у импортеров были на порядок ниже, чем у российских производителей. 17 августа все изменилось... Подорожавший доллар вмиг обвалил продовольственный рынок. Импортные товары тут же стали в несколько раз дороже российских. Впрочем, поначалу некоторые даже обрадовались... С высоких трибун зазвучали слова о том, что наконец-то пробил час отечественных производителей, что пора наконец русскому крестьянину повернуться к печи задом, к трактору передом... Но на деле все оказалось совсем не так просто. Агропромышленный комплекс требует огромных инвестиций. Чтобы мясокомбинаты перешли на отечественное сырье, нужно в срочном порядке вырастить 50—60 миллионов свиней и коров. Даже если предположить, что этот эксперимент в духе Лысенко удался и поголовье скота увеличилось втрое, совершенно непонятно, чем эту ораву кормить и где содержать. Ни для кого не секрет, что отечественные производители давно уже работают на импортном сырье и зависят от доллара не меньше остальных. В 1997 году мы закупили 864 тыс. тонн свежезамороженного мяса, 1018 тыс. тонн птицы, 162 тыс. тонн масла. По словам премьера Примакова, после кризиса импорт продуктов питания сократился в 6 раз. О чем это говорит? Вроде бы о дефиците. РАКОВЫЕ ШЕЙКИ Говорят, в декабре 1917-го в Москве праздновали Новый год так, как будто не было выстрела Авроры и Ленин не пробирался с завязанной щекой в Смольный руководить вооруженным восстанием. С яйцами-кокотт и генуэзскими перепелами (см. эпиграф). Дамы пили шампанское, дети объедались засахаренными орехами... Через пару месяцев те же самые дамы и дети выходили на улицы обменивать фамильные ценности на пайку хлеба и шматок масла. Это я к тому, что у действительности есть свойство меняться постепенно. Возможно, пока мы просто не замечаем перемен. Ну действительно, какая в сущности разница: имеется в продаже 30 сортов сыра или 15? Вот если бы приходилось выбирать из двух-трех. На самом деле разница, конечно, есть. Речь идет о сокращении ассортимента, который раньше имел стойкую тенденцию к расширению. О том, что видимость обманчива и продуктов в магазинах с каждым днем становится меньше, говорят результаты исследования, проведенного специалистами ВНИИ потребительского рынка. После обвала рубля и сокращения импортных поставок в продаже стало в 5 раз меньше наименований колбасных изделий. Ассортимент молочных продуктов снизился в 2,5 раза, масла и жиров — в 1,2. Хуже всего дело обстоит с поставками птицы и рыбы. Эти продукты мы получаем из-за границы, а поставщики, как правило, требуют 100% предоплаты. Не повезло и любителям просыпаться под "кофе "Якобс" аромат". По данным ВНИИ потребительского рынка, ассортимент кофе сократился как минимум в три раза. Впрочем, у представителей торговли свой взгляд на проблему возможного дефицита. Проверить данные ВНИИ мы решили, посетив три типичных московских магазина разного уровня. Супермаркет для богатых, крупный гастроном около метро и магазин дворового значения. СУПЕРМАРКЕТ. С виду ничего не изменилось. Та же охраняемая парковка, искусственные деревья в кадках, массивные тележки и бесплатная упаковка. В продаже есть все. При желании можно найти даже "ананасы в шампанском", столь любимые поэтом Северяниным. Цены, понятное дело, соответствующие. Запрет Лужкова на установление торговой наценки выше 20% перестал действовать 1 ноября, и многие супермаркеты тут же вернулись к докризисной практике. (Например, в "Седьмом континенте", по слухам, торговая наценка составляет минимум 70%, а на отдельные виды продуктов может доходить и до 150%.) Видно, однако, что владельцы супермаркета позаботились и о тех клиентах, у которых денег стало меньше, а привычка ходить по пафосным магазинам осталась. Рядом с американским кефиром и ряженкой по 120 рублей за бутылку продается кекс с изюмом по цене 2 рубля 60 копеек и творог по 6. Результаты исследования ВНИИ потребительского рынка подтвердились в рыбном отделе. Уж сколько здесь всегда было разной нарезки! Кусочки тоненькие и толстенькие. Белая рыба с красной и красная рыба с белой. Любого копчения. Любого посола. От одних только банок с сельдью рябило в глазах. Администрация супермаркета приняла мудрое решение. Два шкафа из четырех просто вынесли из зала. Поэтому визуально сокращение ассортимента почти незаметно. — А где угри? У вас тут всегда были угри прибалтийские. — С утра разобрали, — нашлась продавщица, прошедшая, видимо, в молодости школу советских продмагов. Впрочем, так она отвечает на вопрос каждого недовольного покупателя. В отделе "Птица" в продаже венгерские куры по 53 рубля и американские бройлеры по 70. Все. "Да-да, товар заказали, ждем. Но вы же знаете, цыплят мы получаем из Америки. Это три недели морем. Кроме того, наши поставщики осторожничают, ведь все цены привязаны к доллару, а как он себя поведет за это время, еще неизвестно". ...Однако самое яркое свидетельство перемен — кассирша, красящая губы в разгар рабочего дня. В пятницу вечером, когда народ традиционно затоваривается на выходные, из четырех касс торгового зала работает всего одна. Раньше в очередях успевали и роман завести, и по сотовому телефону контракт подписать, и памперс обкакавшемуся наследнику поменять. Продуктов набирали столько, что тележки были похожи на Гималаи. Сегодня администрация супермаркета всерьез подумывает о том, чтобы заменить их на более удобные корзинки: брать стали по минимуму. В ГАСТРОНОМЕ У МЕТРО удалось поговорить с поставщиком. "Да, спрос действительно упал. Раньше дорогой сырокопченой колбасы могли заказать и 50, и 80 кг. Сегодня хорошо, если закажут 15. То же самое с мясными деликатесами. Ящиками по-прежнему закупают лишь сосиски, сардельки и любимую народом во все времена "Докторскую" колбасу. Говорите, кто-то там обнаружил, что сократился ассортимент кофе? Ерунда. Просто из продажи полностью исчезла крупная фасовка. Если раньше москвичи охотно покупали кофе в экономичных больших банках, то теперь гораздо выгоднее покупать в маленьких. То же самое в молочном отделе: магазин просто перестал заказывать массивные головки сыра. Но ни о каком дефиците сортов пока речь не идет. Дефицит был, когда закрылись оптовики, когда невозможно было чего-то достать. А сейчас я в принципе могу выполнить любой заказ". Правда, москвичи последнее время стали гораздо менее разборчивыми. До кризиса, например, большим спросом пользовались окорочка сухой заморозки — это когда каждая нога замораживается отдельно. Сегодня с удовольствием разбирают монолиты. Возни с ними, конечно, побольше, но зато они дешевле процентов на двадцать. — Магазины стали активнее сотрудничать с российскими производителями. Значит, цены будут ниже? — Цены будут такими, как захочет магазин, — улыбается собеседник. — Даже если я продаю товар по 10 рублей за килограмм, владельцам магазина ничего не стоит выставить его в продажу по общепринятой цене 20 рублей, а разницу положить себе в карман. Кстати, лужковское ограничение на торговую надбавку что мертвому припарка. Ведь магазин всегда может создать сеть посреднических фирм, которые будут перепродавать товар друг другу до тех пор, пока его цена не поднимется до нужного уровня. МИНИ-МАРКЕТ ДВОРОВОГО ЗНАЧЕНИЯ. Еще месяц назад здесь был магазин самообслуживания. Очень маленький и очень уютный. Со всеми отделами "большого" универсама и вполне разумными ценами. Старушки из близлежащих домов радовались, что и они могут хоть чуточку пожить "при коммунизме". Но в один прекрасный день мини-маркет закрылся на неделю, а когда открылся, то никакого "коммунизма" не стало. Шкафы вновь придвинули к стенам, за прилавки поставили суровых продавщиц в синих колпаках. Причина поспешной реорганизации пространства проста: администрация магазинчика нежданно-негаданно столкнулась с дефицитом. Поначалу в дефиците оказались свободные денежные средства, потом ассортимент и, наконец, как следствие покупатели. Царицынский мясокомбинат, например, отгружает мясные изделия партиями не меньше 500 кг. Да еще требует предоплату. Для администрации маленького магазинчика это все равно что выучить за одну ночь Тору. Похоже, именно с мини-маркетов начнется возрождение традиций советской торговли. Чтоб людям в магазине было тесно, а товарам просторно. ПОРЦИОННЫЕ СУДАЧКИ Помните старый анекдот: — Гиви, ты помидоры любишь? — Кушать люблю. А так нет. Похоже, скоро все мы окажемся в роли этого незадачливого грузина. По крайней мере все без исключения представители торговли, с которыми нам удалось поговорить, уверены: голода из-за нехватки продуктов в Москве не будет. Другое дело, будут ли у москвичей деньги, чтобы любить помидоры не просто так, а в салате. Ведь стоимость продуктовой корзины в столице уже минимум на 100 рублей дороже среднестатистической. За минувший октябрь соки и фруктовые консервы подорожали на 18%, кондитерские изделия — на 10,3, сыр — на 8,9, молоко — на 8,7, рыба — на 7,8, мясо — на 4,2%. Даже хлеб, который считается продуктом политическим, вырос в цене на 1,9%. На покупку товаров и оплату услуг мы стали тратить чуть ли не все имеющиеся доходы — 97,7%. И эта тенденция, по всей видимости, сохранится, как вечные льды на пике Коммунизма. Специалисты из ВНИИ потребительского рынка подсчитали, что при падении национальной валюты до 20 рублей за один доллар рост потребительских цен в декабре составит 240—290% к уровню прошлого года. Однако, это совсем не означает, что опустеют полки магазинов. Пока будет спрос (хотя бы минимальный), в Москве всегда можно будет найти и гребешки в томате, и "Молоко любимой женщины". — Да вы вспомните советские времена! — в один голос убеждали представители торговли. — Даже тогда существовали места, например "Березки", где можно было купить такое, о чем нормальные люди даже и не догадывались. Конечно, деликатесы не будут продаваться в каждом магазине, но и дефицита не будет. Другими словами, структура продовольственного рынка будет меняться прямо пропорционально платежеспособности населения. Есть у населения деньги покупать икру и мясо, никуда они из продажи не исчезнут. А что касается введения государственного регулирования цен, то это, по-видимому, коснется только основных продуктов питания, как-то: хлеб, масло, молоко, сыр... Российский продуктовый рынок — такой лакомый кусок, что кризис еще не причина чтобы бежать без оглядки. Не случайно западные импортеры сейчас вовсю снижают долларовую стоимость своих продуктов; так, цена куриных окорочков постепенно падала с 1,7 доллара до 1. Зарубежные фирмы согласны нести убытки, только бы не потерять Россию. Тем более что свято место пусто не бывает. Таиланд, например, уже объявил о своей готовности поставлять нам птичье мясо и морепродукты на 15% дешевле, чем это делают американцы и европейцы. Голод из-за нехватки продуктов нам определенно не грозит. Это знают и британский министр Кук, и наш родной Примаков. Однако Западу надо срочно что-то делать со своими излишками продовольствия. А российское правительство нашло еще один, на этот раз беспроигрышный способ пополнить бюджет. В общем, совсем необязательно вставать завтра ни свет ни заря и мчаться занимать очередь за макаронами. Макароны никуда не исчезнут. Угроза голода остается потому, что исчезают деньги. В 1996 году взрослый москвич съедал 65 кг хлеба, в 1997-м – уже 53 кг. Повод для беспокойства? Вовсе нет. Потребление хлеба падало, потому что москвичи могли себе позволить разносолы. Питание становилось все более разнообразным. И вот теперь у нас есть все шансы вернуться к рациону эпохи развитого социализма. Это когда картошка с хлебом на завтрак, вареная колбаса на обед и макароны на ужин. Приятного аппетита.



Партнеры