МОЙ ТОЛЧОК — МОЯ КРЕПОСТЬ

3 декабря 1998 в 00:00, просмотров: 519

Приватизировать коммуналку можно — на это есть федеральный закон и решение Конституционного суда. Но сложно. Нужно разрешение прокурора или решение суда. Приватизировать же одну комнату в коммунальной квартире практически невозможно. В Комитете муниципального жилья нам так и сказали: "Таких случаев нет. Комната приватизируется исключительно в комплекте с квартирой". Вчера депутаты городской Думы предприняли беспрецедентную попытку — узаконить частную собственность на коммунальную "ячейку" и утвердить законопроект "О приватизации жилых помещений в квартирах коммунального заселения в г. Москве". Закон касается всех жителей коммуналок, кроме тех, кто живет в аварийных домах, общежитиях и домах закрытых военных городков. Для них лед тронулся, счастье привалило, и ожила надежда на светлое будущее. Теперь при переселении в отдельную квартиру можно будет остаться в том же районе или облюбовать местечко в другом районе, получше Митина или Коровина—Фуникова. Потому что собственников уважают, а нанимателей — ни в грош. Стать частником, скажет вам каждый житель коммуналки, для него — как Рио для Остапа: до тех пор пока не начнут переселять, можно будет легально пускать квартирантов без оглядки на РЭУ, участкового и соседа-стукача. Старики-старушки, до сих пор жившие в страхе, что, не дождавшись разрешения прокурора (многие и не дождались!), умрут, смогут беспрепятственно завещать (подарить), а молодые — продать свою комнату. Но этого простого решения депутатам показалось мало. Каждый обладатель комнаты получает автоматически в довесок часть территории общего пользования. И не так, чтобы тянуть на спичках: тебе кран — мне вентиль, тебе унитаз — мне бачок. А все по закону — в зависимости от габаритов комнаты. Чем больше комната, тем весомее личная часть унитаза, плиты или коридора. Правда, пока не совсем ясно, кому, в какой последовательности и какие именно части общественных мест достанутся в ходе приватизации. Но можно не сомневаться: нас заверили, что закон в конечном варианте внесет в столь деликатный вопрос ясность. Не исключено, что будет учитываться пожелание собственников. Жизнь от этого проживающих в коммуналках лучше не станет. Зато станет веселей. Однозначно! Ибо совершенно очевидно, что возникнут сложности с приватизацией, к примеру, имеющихся в квартире систем канализации и водопровода. Быть хозяином наиболее засоряемой части трубы и постоянно платить слесарю — дураков нет. Вопрос "кто платит" в случае протечки потолка, засорения труб, пожара и прочих происшествий остается открытым и стоит крайне остро. Ну а что делать хозяину личного унитаза, в который каждый день будет гадить кто ни попадя?! Не исключено также, что с первого дня после вступления его в силу особо принципиальные жители коммуналок начнут метить границы своей собственности. Депутаты стараются учесть многое. Запретить прописку в коммунальных квартирах больных туберкулезом, продавать комнату многодетным или тяжело больным людям. Чтобы ничто не нарушило привычную жизнь коммуналки. Но психологию жителя коммуналки учесть сложно. Поэтому неизвестно, каким таким задом или передом новоявленный закон в том виде, каком он сегодня представлен, повернется к людям. Не случайно для тех, кому надоест быть собственником, в законе имеется особая статья. Она разрешает деприватизировать жилье обратно и вверить себя заботам городских властей, Комитета муниципального жилья, в частности. В этом случае мечта испаряется вместе с правом приватизации. Закон сурово гласит: "Право на приватизацию жилых помещений вновь не возобновляется". В уме представителей Комитета муниципального жилья многое не укладывается. "Проблемы будут, — признает заместитель председателя Комитета муниципального жилья Михаил Скворцов. — Оптимальный вариант — разрешить приватизацию комнат и оставить места общественного пользования в ведении города". То есть, уже став собственником всех комнат, человек сможет выкупить у города недостающие толчки, раковины и коридорные пролеты. Закон постараются принять уже к Новому году



Партнеры