УЛЕТНАЯ ИСТОРИЯ

15 января 1999 в 00:00, просмотров: 585

Министр Степашин на волоске от гибели. Но об этом не догадывается. Спасти его может только одно — свободная пресса, и то если только он к ней прислушается. Погибель Степашина таится в его же самолете. У Министерства внутренних дел есть внутренние войска, у внутренних войск есть авиация, а у авиации есть самолет, специально выделенный министру, чтоб он летал на нем по своим служебным делам. Так вот, самолет этот (так же, впрочем, как и остальные самолеты авиации ВВ МВД) дышит на ладан, поскольку его уже много лет не ремонтировали, не подправляли и не обслуживали должным образом. Летчики, посвященные в сей прискорбный факт, в ужасе. Ужас крепчает, когда им самим приходится поднимать старика в воздух и лететь на нем в даль светлую. Каждый раз — как последний. Разумеется, здравомыслящие летчики возмущаются сложившимся положением и требуют от командования положить конец нарушениям в организации полетов и обслуживании техники. Разумеется, командование никакого конца не кладет, а, наоборот, оставляет реальное состояние дел в тайне. Попробуй доложи о нем министру! Денег все равно не дадут, а его, командование, тут же накажут. Отправят в отставку — и конец всей "малине". И уже нельзя будет использовать литерные самолеты как "такси" — привозить, скажем, с Северного Кавказа камни для загородного имения начальника авиации генерала Якунова. Представляете, какой изысканный каприз: камни для подмосковной баньки из самого Моздока! Здесь небось таких камней нет... Или полный самолет продуктов для свадьбы сына. Или тоннами гнать по небу каспийскую рыбу-осетрину. Или заключать договора на обслуживание самолетов с коммерческими структурами, которые не имеют на это ни лицензий, ни ремонтной базы, но тем не менее получают стопроцентную предоплату за свои мифические услуги. За что им платят? Вероятно, за то, что они щедро делятся этой предоплатой с командованием. А за что же еще? Наша газета уже писала о двух уголовных делах, которые ведет сейчас военная прокуратура. Одно — по коррупции в авиации ВВ при выполнении перевозок, другое — по посредническим фирмам, которые якобы ремонтируют самолеты внутренних войск, а на самом деле к ним и не притрагиваются. Но командование авиации не остановить происками какой-то там военной прокуратуры. Не на тех напали! Деньги падают с небес, и их надо хватать, хватать, хватать, пока есть возможность. Ну и, конечно, сразу делиться. И отмывать. И вкладывать в недвижимость. Чтоб все как у людей... Сами летчики на этом празднике жизни, понятное дело, не пируют. Семьдесят процентов офицеров — без жилья, зато командиру части Могдалеву в 97-м году купили квартиру в Москве за 600 миллионов рублей (на такие деньги можно было три двухкомнатные купить офицерам), а начальник авиации Якунов и его заместитель по тылу Куколевский построили себе дачи дворцового типа. Летчики, как это принято у военных, не жалуются, будучи в полной уверенности, что у командования "длинные руки". Но и собой рисковать тоже надоедает. Уже отказывал двигатель самолета, на котором летел сам Главнокомандующий внутренними войсками (благодаря профессионализму пилотов он, к счастью, этого не заметил). Определенно дело кончится трагедией — так зачем пилотам подвергать себя опасности? Но заставить командование изменить отношение к делу они не могут. Командование сильнее подчиненных, поэтому оно вынуждает строптивых увольняться. За последний год из экипажей литерных самолетов, осуществляющих перевозку руководства МВД (а иногда и других ведомств), ушли шестнадцать высококлассных пилотов. Шестнадцать из сорока. Причем те, кто остался, либо только-только окончили училище, либо имеют совсем другую специализацию — летали всю жизнь на бомбардировщиках, а не пассажиров перевозили. Дело дошло до того, что, когда 10 января сего года министр Степашин собрался лететь в Слепцовскую встречаться с Масхадовым, сесть за штурвал уже было некому. Командир литерного корабля сломал руку и лежал в госпитале, а равноценной замены ему в части не было. Тогда веселый и находчивый генерал Якунов принял решение посадить за штурвал самого командира части полковника Могдалева (не зря же ему квартиру купили!), хотя тот не имел документов на перевозку людей на данном типе самолетов и положенного налета часов. Чтоб подстраховать неуверенного в себе Могдалева, в состав экипажа включили еще помощника командира корабля, который в то время находился на бюллетене по причине обострившегося радикулита. Им в помощь добавили самого командира со сломанной рукой, которого по такому случаю выковыряли из госпиталя и доставили в самолет. Полагалось взять еще бортового радиста, но решили не брать. Чем-то он командиру не понравился. Вероятно, выглядел недостаточно больным. Так что весь экипаж состоял из загипсованного командира, скрюченного помощника и жертвующего собой полковника Могдалева, неизвестно как деливших между собой обязанности. К счастью, вся эта компания калик перехожих справилась с возложенным на нее заданием и доставила министра туда и обратно. И даже двигатель у самолета не отказал. Если сейчас министр, читая нашу статью, ужаснется и призовет генерала Якунова к ответу, тот, разумеется, принесет ему какие-нибудь "левые" полетные листы и документально докажет, что журналисты "опять все наврали". Но мы не наврали. Согласитесь, такое не придумаешь при всем желании. Министр, конечно, волен верить кому угодно, но тут все-таки стоит вопрос о его жизни и смерти. Он ведь не в последний раз летал по служебным делам. Ему ведь еще придется это делать неоднократно. Конечно, все мы под Богом ходим, но надо ли министру бегать за ним и просить себе увольнительную на тот свет? 




Партнеры