“ЧАЕПИТИЕ СО СДВИГОМ”

20 января 1999 в 00:00, просмотров: 287

Не стоит заблуждаться — такое возможно не только в России. Просто в России это происходит слишком часто, а потому уже не вызывает удивления. Вместо по-бюргерски скучного западного "создать и приумножить" здесь популярен другой девиз — "украсть и поделить". Но если с "украсть" у нас все в порядке, то "поделить" часто не получается. Причем чем больше кусок собственности, тем чаще его пытаются проглотить целиком, невзирая на опасность подавиться. В этом случае слишком сильный аппетит ведет даже не в больницу. А — прямиком на кладбище... В середине января эти истины были еще раз подтверждены на практике — во время внеочередного собрания акционеров ОАО "Томскнефть", крупной добывающей компании, контрольный пакет которой принадлежал "Восточной нефтяной компании" (а значит — холдингу ЮКОС или, проще говоря, одному из самых молодых отечественных олигархов Михаилу Ходорковскому). Собрание было созвано по требованию кипрской фирмы "Асирота лимитед", которой принадлежит 13% акций "Томскнефти", — из-за недовольства большинства акционеров политикой ее руководства. Управлялась же "Томскнефть" исключительно людьми ЮКОСа и, несмотря на их высокий профессионализм, постоянно "худела", постепенно передавая свои активы дочерним структурам и продавая нефть посредническим фирмам по явно заниженной цене. Акции "Томскнефти", столь желанные для инвесторов еще пару лет назад, уже потеряли в весе почти 90 процентов. К середине осени стало ясно, что люди ЮКОСа зашли слишком далеко — "ВНК" игнорировала огромный долг перед одной из западных фирм, и в результате судебного процесса на принадлежавший ей 38-процентный пакет "Томскнефти" был наложен арест. "Асирота" предложила всем акционерам, недовольным ухудшением положения "Томскнефти", воспользоваться удобным моментом и отстранить от руководства компанией людей Ходоровского. Предложение было принято, и 15 января почти все держатели акций нефтяной компании явились на внеочередное общее собрание в Москве. А там многие из них с удивлением обнаружили, что 38-процентный пакет ЮКОСа формально уже больше не существует, а фактически поделен между тремя кипрскими оффшорными "лавочками", у двух из которых нет даже почтового адреса. Это могло означать только одно — "ВНК", несмотря на арест, продала свои акции (а точнее — рассовала их по потайным карманам). Собрание вело то самое руководство "Томскнефти", ошибки которого и были основным пунктом повестки дня. Наверное, поэтому судебному приставу, пришедшему на заседание специально для того, чтобы сообщить о наложенном на акции аресте, было отказано в слове. Потом в этом же праве отказали и представителю "Асироты" — под предлогом того, что он, будучи иностранцем, почему-то говорил через переводчика. В ответ на такой лингвистический шовинизм "асиротовцы" предложили всем акционерам не признавать прав их соотечественников-"киприотов" на арестованный пакет и голосовать без его участия в другом помещении. Акционеры тут же согласились — и в зале остались только представители оффшорок, да еще несколько человек, видимо, окончательно запутанных таким оборотом событий... И вот — свершилось. В исторический для "Томскнефти" день, 15 января, в Москве в разных залах одного и того же здания состоялись два собрания акционеров одной крупной нефтяной компании, принадлежащей "киприотам" и добывающей нефть из недр Сибири. Каждое из собраний дезавуировало решения другого. Одно решило — отстранить руководство "Томскнефти" от должности, другое — одобрило его деятельность. Одно постановило — вывести "Томскнефть" из-под управления ЮКОСа, другое — это управление усовершенствовать. Абсурд ситуации усиливался и тем, что в одном из залов голосовали акциями, которые были арестованы судом 2 месяца назад. Но самое интересное, что каждое из собраний объявило: именно его решение принято абсолютным большинством голосов. Даже в "чаепитии со сдвигом" Льюиса Кэрролла было больше логики, чем в судорожных действиях соратников г-на Ходорковского. Которые так резво передвигали на столе чашки менявших стулья, что теперь в делах "Томскнефти" не разберется никто. Да теперь дела-то не наши — "кипрские". Наша здесь только нефть и деньги. Но ведь это — сущие пустяки...



Партнеры