КОЛПАК ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

20 января 1999 в 00:00, просмотров: 444

Кто может себе позволить следить за Президентом России и его семьей? Глупый вопрос, скажете вы. Как-никак за Кремлевской стеной — кодла с пушками да перьями. Федеральная служба охраны. Служба безопасности президента. Другие компетентные органы... К сожалению, вы заблуждаетесь. Люди, которые могут подслушивать президента, есть. И руководителям силовых структур — МВД, ФСБ — это хорошо известно. В курсе дела даже Генеральный прокурор. Не знает об этом только сам президент и члены его семьи. "Кто владеет информацией, тот владеет миром", — сказал какой-то мудрец. И был прав. Знать о других людях то, что они сами хотели бы навсегда позабыть, — мечта любого политического интригана. Один из них эту мечту сумел воплотить в жизнь. Его стараниями в Москве было создано частное разведбюро, которое занимается сбором "компры" на чиновников, банкиров, политиков. И даже... самых близких к Ельцину людей. Это бюро работает не хуже ФСБ или ФБР. Оно оснащено сверхдорогой и сверхсовременной шпионской техникой, активно пользуется секретными материалами спецслужб. И хотя компетентным органам это отлично известно, связываться с доморощенными "разведчиками" не решается никто. Слишком влиятельные силы стоят за ними... — А почему у тебя такие большие глаза? — Чтобы все видеть. — А почему у тебя такие большие уши? — Чтобы все слышать. — А почему у тебя такой большой нос? На этот вопрос волк отвечать отказался и призвал к разгону компартии... (Сказка) ...Когда оперативники регионального отдела по борьбе с оргпреступностью вошли в неприметное здание на 13-й Парковой улице, чувства их, наверное, были сродни тем, что испытал Али-Баба, попав в пещеру к сорока разбойникам. В офисе никому не известного частного охранного предприятия "Атолл" находился склад "шпионской" техники, которая сделала бы честь любой государственной спецслужбе; устройства для скрытых съемок, негласной аудиозаписи, прослушивания телефонных переговоров. Рации, приемники, сканирующие "силовые" радиоволны. Тут же хранились результаты "шпионского" труда: записанные аудио- и видеокассеты, стенограммы телефонных бесед, оперативные справки, секретные бумаги ГУВД и ФСБ. Целая кипа краснокожих удостоверений-вездеходов. Да, такой развязки никто ожидать не мог... А начиналось все более чем обыденно. В июле 1998 года в РУБОП Восточного округа столицы обратился некий предприниматель и сообщил, что рэкетиры вымогают у него крупную сумму долларов. Заявление гражданина было зарегистрировано по всей форме. РУБОПовцы выдали коммерсанту пачку купюр, предварительно пометив их специальным составом. Приготовились к задержанию. Однако по непонятным причинам рэкетиры денег не взяли и назначили новую встречу. Милицейская "наружка" пошла по следам вымогателей. Отфиксировала, как те зашли в здание ЧОП "Атолл". После недолгих раздумий было принято решение проникнуть в здание и... ...Первая же видеозапись, которую отважились посмотреть оперативники, подтверждала: частная структура работала не слабее спецслужбы. На кассете была заснята встреча Бориса Березовского с четырьмя сотрудниками ФСБ, рассказывающими магнату, что лубянские генералы решили его ликвидировать. Именно с этой встречи и начался впоследствии суперскандал "Березовский против ФСБ". Прочие пленки были не хуже. Как явствовало из наклеек на коробках, там были материалы на Черномырдина, Юмашева, директора ФСБ Ковалева и многих других звезд первой величины. Но все это цветочки в сравнении с еще двумя видеозаписями. Одна из них скромно называлась "Таня". Вторая — "Семья". РУБОПовцы — люди маленькие. Прекрасно понимая, что они вторглись в слишком высокие слои атмосферы, опера связались со своим руководством. "Везите все на Шаболовку", — был ответ. (Шаболовка, 6 — штаб-квартира РУБОП Москвы.) Документы, пленки, техника — все это вкупе с протоколами изъятия было переправлено в Управление. В принципе собранных материалов вполне хватало для того, чтобы возбудить дела минимум по двум статьям Уголовного кодекса (137-я — "нарушение неприкосновенности частной жизни" и 138-я — "нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений"). Использовать спецтехнику в России имеют право только восемь государственных спецслужб — субъектов оперативно-розыскной деятельности. Я уж не говорю о необходимости провести служебные расследования — кто выписывал подложные документы (к примеру, руководитель "Атолла" Сергей Соколов имел удостоверение начальника отдела Минюста, которое дает возможность разговаривать на повышенных тонах с любым судьей). Или — каким образом в "Атолл" попали документы под общим названием "сообщения источников ФСБ"; Список ежедневно меняющихся паролей Центрального адресно-справочного бюро ГУВД на июль; Секретные требования т.н. 133-й формы — запросы в оперативно-справочную картотеку Зонально-информационного центра ГУВД на наличие компрматериала и оперативных данных. Выяснить, кто именно из сотрудников милиции интересовался досье на вице-спикера Думы Светлану Горячеву или некую гражданку Самойленко, а затем передал бумаги в "Атолл", — задача несложная. Однако ничего этого сделано не было. Вскоре после проведения операции на руководство московского РУБОПа вышли генералы МВД и силой отобрали материалы. К чести москвичей следует признать, что они пытались соблюсти закон. Обратились в Генеральную прокуратуру. Предложили все отдать ей. Скуратов ответил отказом. Первый законник страны не решился связываться с могущественным "хозяином" "Атолла". В итоге изъятые вещдоки переместились в министерство. И... все. Так и не успев разгореться, скандал был потушен. Проведя формальную проверку, в МВД вынесли заключение: состава преступления не обнаружено. Одновременно было закрыто и уголовное дело по вымогательству, с которого, собственно, началась наша история. Чьих это рук было дело? Догадаться нетрудно. Забрать материалы из РУБОПа могли только два непосредственных начальника: заместитель министра внутренних дел Владимир Рушайло, куратор нашей оргпреступности, и его ставленник, руководитель ГУБОПа Владислав Селиванов. Это тем более логично, что "теплые" отношения замминистра Рушайло (а значит, и Селиванова) с исполнительным секретарем СНГ Борисом Березовским — секрет Полишинеля. Говорят, что именно по протекции Березовского этот человек занял столь почетное кресло. Ведь, как вы уже догадались, именно Березовский и был тем таинственным властелином "Атолла", связываться с которым не решился сам Генеральный прокурор. Не думаю, что "Атолл" — единственная шпионская структура, работающая на Березовского. Просто ей он доверяет больше других. В противном случае БАБ никогда бы не поручал этим людям столь щекотливые задачи. Как явствует из базы данных Московской регистрационной палаты, это частное охранное предприятие было создано в январе 1997 года. В поле зрения правоохранительных органов "Атолл" попал уже летом. Если помните, в "Новой газете" была опубликована стенограмма телефонного разговора Немцова с Лисовским. В органах до сих пор уверены, что перехват — дело рук "Атолла". Грешат на "Атолл" и в связи с другой куда более громкой историей — т.н. "книжным делом", когда группа приватизаторов была уличена в получении гонораров под ненаписанную книгу. (О том, что операция действительно была организована Березовским, я знаю не понаслышке.) Итог известен: команду Чубайса быстро отправили в отставку. А Березовский предложил директору ФСБ Николаю Ковалеву начать борьбу с "рыжим наваждением" объединенными силами: Лубянка плюс "Атолл" (этот факт я уже приводил в материале "Офицеры по вызову", вышедшем в "МК" в ноябре). Вряд ли следует объяснять, какие цели преследовал магнат, рождая на свет подобную спецслужбу. Политическому бизнесмену его уровня без карманного разведывательного бюро никуда. Компромат — оружие ХХ века. Кто владеет информацией, тот владеет миром. А поскольку в политике нет друзей и врагов — только интересы, — "ищейки" бизнесмена шпионили за всеми. Давнему союзнику Березовского, известному бизнесмену Алишеру Усманову (в прошлом одному из хозяев "МАПО-Банка"), небезынтересно было бы узнать, что записи его переговоров и посвященные ему документы также хранились на "атолловской" базе. Рекомендую послушать свои голоса и Шабдурасулову с Доренко. Не можете сами, обращайтесь — помогу. Обойдется недорого... "Березовский вложил в "Атолл" три с половиной миллиона долларов", — заявил мне один из высших чинов ФСБ. Что ж, игра стоит свеч. В ноябре прошлого года экс-начальник Службы безопасности президента Александр Коржаков созвал пресс-конференцию. Суть его выступления сводилась к следующему: Березовский шантажирует семью президента, угрожая обнародовать компрматериалы, если его попытаются "убрать со сцены". В свете нашей истории слова генерала выглядят более чем весомо. Сегодняшнее положение Березовского — не из лучших. Нет больше в Кремле его надежды и опоры — Юмашева. Уволен Савостьянов. Начинается бой с Примаковым. А Примаков, извините, это не книжный мальчик Кириенко. Матерый волк, закалившийся в аппаратных схватках. Все будущее Березовского зависит сейчас от расположения семьи. Или от надежности крючка... Не могу не вспомнить нашумевшую историю, когда Скуратов пообещал назвать "заказчика" Листьева. Впрочем, фактически он его назвал, опустив лишь фамилию. Было это вечером. А утром, выйдя из кабинета Ельцина, Генпрокурор промямлил что-то невразумительное: дескать, надо еще поработать. Что изменилось за ночь? Неужто вскрылись новые обстоятельства?.. В распоряжении редакции есть запись телефонного разговора Березовского с руководителем "Атолла" Соколовым. Приведу небольшой фрагмент: "— Борис Абрамович, это Сергей Соколов. — Да, Сереж, привет. — Можно в двух словах по телефону? Помните, я вам говорил о некоей Наташе, ближайшей подруге Тани? — Да. — Мы ее поставили на контроль, как бы там все ее проживание. Она конкретно связывалась с ПРИЕМНОЙ (выделено мной. — А.Х.) Тани... — Все, ладно, подожди, это мы потом обсудим..." А вот еще одно свидетельство двойной игры политического бизнесмена. "Борис Абрамович, есть продолжение по интересующей вас информации в отношении "Тани". Соколов". Это сообщение пришло на пейджер Березовского 15 августа 97-го года... ...Можно по-разному относиться к Ельцину и к его семье. Но нельзя не признавать одного: какой-никакой, но это глава государства. Смею предположить, государства великого. И шпионить за ним и его близкими не позволено никому. Мы все уже свыклись с осознанием всемогущества Березовского. У него на побегушках министры, вице-премьеры, генералы. Он снимает неугодных и назначает покорных. Ногой открывает дверь в любой кабинет. Под ним — телевидение, радио, газеты. Десять тысяч курьеров в приемной. Но есть вещи, которые нельзя спускать даже человеку, чья вседозволенность стала таким же символом современной России, как каски голодных шахтеров и позолоченные купола храма Христа Спасителя. Товарищ Генеральный прокурор, к вам это относится в первую очередь! Неужели вы ничего не знаете о том, что произошло с вашим заместителем Михаилом Катышевым? В таком случае расскажу: в минувшем году, в кабинете заместителя Генпрокурора, который курирует самый важный участок работы — следствие, — было обнаружено подслушивающее устройство. "Жучок" покоился в диване в комнате отдыха. Аналогичную закладку нашли и в апартаментах катышевского помощника. Неприязнь Березовского к Катышеву — самому, пожалуй, упертому из высших чинов прокуратуры — факт общеизвестный. Недаром в открытом письме Березовского директору ФСБ Путину Катышеву посвящен целый абзац: "Я имею все основания предполагать, что заместитель Генерального прокурора России Катышев М., курирующий следствие и ответственный за проведение объективного расследования (речь идет о деле "Березовский против ФСБ". — А.Х.), как минимум подвержен влиянию со стороны бывших своих коллег по работе и партии, наиболее реакционно настроенных лидеров КПРФ Илюхина В., Макашова А. и др." Юрий Ильич, следующий черед ваш. И если на базе "Атолла" не хранились кассеты с надписью "Скуратов", это вовсе не означает, что их не существует. В коридорах власти ходят слухи, что новым министром внутренних дел может стать Владимир Рушайло. Геройский генерал. Министра нынешнего — Степашина — планируют вернуть обратно в ФСБ. Если это произойдет, я окончательно поверю в то, что наш президент подвержен садомазохистским наклонностям. Не повышать надо — увольнять. Нет, возможно, Борису Николаевичу приятно осознавать, что частная жизнь его семьи является достоянием гласности. Что пейджер его дочери — между прочим, лица официального, советника президента — отслеживается посторонними людьми. (Не могу, правда, сказать, что получаю от этого прочтения колоссальное удовольствие.) Что стенограммы ее телефонных разговоров тиражируются через Интернет. В таком случае прошу простить. Продолжайте в том же эксгибиционистском духе. Если же мои догадки лишены всякой почвы и августейшая семья не желает ощущать себя в роли Мэрилин Монро, у которой даже в ванной и туалете стояли скрытые видеокамеры, примите мою статью к сведению. Благо правильность цен вы всегда можете проверить у администрации. Вызовите Скуратова, Путина, Степашина. Посмотрите им в глаза. А заодно поинтересуйтесь, в каком состоянии находится уголовное дело по хищению 60 миллиардов бюджетных рублей, выделенных Самарской области. Не у силовиков, так у Березовского. Борис Абрамович отлично знает, о чем идет речь. И еще. В это воскресенье президент был госпитализирован. Доставьте ему удовольствие — принесите в палату книгу писателя Гашека о бравом солдате Швейке. Откройте третью главу первой части и прочитайте вслух швейковскую байку про замерзшую собаку, которую сердобольная семья приютила и положила в постель, дабы продрогшее животное согрелось. Насколько я помню, придя в себя, псина перекусала весь дом. Она была бешеная. И поэтому ее усыпили. Усыпили, а не назначили исполнительным секретарем СНГ... Р.S. Прошу считать мою статью официальным заявлением в Генеральную прокуратуру России и основанием для проведения прокурорской проверки изложенных в ней сведений.



    Партнеры