Гости из будущего

3 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 930

"ДЖУМАНДЖИ" В первую очередь — никакая это не группа. "Джуманджи" — один-единственный парнишка Михей, солист и автор музыки всех программных "телег" главных рэперов страны — стародавней группы "Bad Balance". Выкрикивая в ней много лет подряд жесткие рэп-речитативы про всяких "быков — детей Сатаны", Михей в какой-то момент ощутил непреодолимую тягу петь что-то пронзительно-нежное. Соул, фанк, рэгги... Потихоньку начал сочинять подобное, иногда подсовывая кое-что рэп-коллеге Владу Валову ("Шефу" из "Bad B."). — Но мы с Владом — совершенно противоположные люди. Всю жизнь мы с ним спорим, особенно о музыке — едва до драки не доходит. Уяснив, что надо делать собственный сольный проект — "Джуманджи", Михей не пожелал распрощаться с рэперским прошлым и кинуть "Bad B.". Это, понимаешь, юность, это — наивные, но милые сердцу мечты. Под Новый год Михей отправился с группой в экзотические гастроли: "раскачивали" зал на концерте в Бангкоке (спонсировала русских рэперов таиландская золотодобывающая компания!), были хэдлайнерами на фестивале сноуборда в Петропавловске-Камчатском... На двух стульях, однако, усидеть мало кому удавалось: успех всего лишь двух песен "Джуманджи" — "Сука — Любовь" и "Мама" — за три последних месяца 98-го сделал Михея одним из самых удачных дебютантов и перевесил все навороченное альтернативными "Bad B." (а рэперы в России всегда будут проходить по номинациям "Альтернатива" и "Андеграунд") за долгие годы от Донецка до Лос-Анджелеса. Михей, как и "Шеф" Валов, — родом из Донецка (тот самый маленький город из песни "Мама"), где тинэйджеров-рэперов, говорят, больше, чем шахтеров-забойщиков. Научившись у африканских студентов, стажирующихся на местных заводах, танцевать брейк-дэнс и читать скороговорки, друзья поняли, в чем смысл жизни, и рванули в город Санкт-Петербург — поступать в Институт культуры (Валов, кстати, защитил в нем впоследствии диплом по теме "Хип-хоп — культура"). Уже в Питере замутили "Bad Balance". Чтоб набраться жизненного опыта, нахвататься рэперской сути, ездили автостопом в Европу, по полгода жили в Германии и Голландии, в сквотах, танцевали на улицах, с настоящими рэперами-неграми. Потом тусовались в Лос-Анджелесе, подружились с кучей деятелей хип-хопа. Но Россия — не жаркая Калифорния, и, дожидаясь своего звездного рэп-часа, Валов с Михеем зарабатывали здесь по большей части продажей кроссовок, ди-джейских вертушек. В последнее время — перегоном подержанных американских авто. Особой коммерческой жилки и бизнес-азарта лично Михей в себе при этом не обнаруживал, потому чувствовал себя крайне пришибленно и задавленно. Душновато парню было, короче. Потому с такой страстью он и начал писать песни уже только для себя, ни от кого не завися и ни к кому не приспосабливаясь. Что получилось — вы знаете: взлет во всевозможных чартах двух рэгги-хитов. Сейчас Михей воодушевленно дописывает альбом и запускает на радиостанции две новых вещицы — "Дорога к морю" (римейк на песню Юрия Антонова) и англоязычную "Dreams". Клип на "Суку — Любовь" был снят еще пару месяцев назад, но у Михея чешутся руки все перемонтировать по своим, а не режиссерским, ощущениям. Песня, кстати, искренняя до предела: в ней сплошная правда о михеевских любовных страданиях и печалях. Но благополучно сгинувших, поскольку нынче у парня — большое счастье в личной жизни с красавицей мулаткой по имени Кристина. Да! Собственно "Джуманджи" — загадочное африканское слово из симпатичного голливудского детского фильма. Сам Михей, прежде чем так окончательно обозваться, долго сидел на "измене": а вдруг понаедут потом из Америки чьи-нибудь адвокаты и засудят, к примеру, за нарушение авторских прав? Очень уж щепетильный он парень и очень сознательный! "Hi-Fi" С этими ребятками сплошная непонятка! Одну песенку послушаешь ("Нам не дано", "Беспризорник") — плюнуть хочется, попса стопудовая. Глянешь на другое ("Пионер", "Call Me Misha") — хорошая коммерческая танцевалка. Чего удивляться: "Hi-Fi" — детище Паши Есенина, композитора и аранжировщика Шуры, страдающего тем же: сзади он вроде попсов, спереди — феерично-стилен и молодежно-моден. Вот такая сугубая фигня — творческий есенинский почерк! Еще задолго до Шуры, на родине, в Новосибирске, Паше, играющему в кабаках, показали мальчугана Митю Фомина, в тех же кабаках танцующего. У Мити прорезался голос, и Паша от нечего делать записал с ним какие-то "болванки". Через год Есенин укатил с "болванками" в Германию, замутил с другом бизнес-проект: купить маленькую студию и штамповать, нарезать данс-трэки широким потоком! Чем мы хуже Дитера какого-нибудь Болена или безликого DJ Саш? У них — все по кальке, и мы — по ней. Только завести механизм — никто и не поймет, что товар-то состряпан на синтезаторах русскими. Пашин расчет почти сработал: "Call Me Misha" с голосом мальчика Мити вошла в танцевальный сборник, выпущенный корпорацией "BMG", возглавила чарты на берлинских радиостанциях... Потом случились всякие житейские, очень немузыкальные разборки, Есенину из Германии пришлось свалить... А здесь — чем заниматься? Попробовать тем же самым? Единственное, с чем не мог Паша смириться, — с русскоязычными текстами. Так весь из себя объевропеился! Но — убедили и стали конструировать данс-проект: в центре — модный, милый, сладковатый мальчик Митя, выписанный из Новосибирска. В унисекс-имидже (чтоб и тетям нравиться, и дядям), и поющий, и танцующий! По бокам — более скромное, молчаливое обрамление: девочка Ксюша из плюша и длинноволосый мачо Тимофей в черном берете и армейских башмаках (раньше, кстати, танцевал стриптиз в прогоревшем гей-клубе "Дельфины"). Вот вам, получите: и мужественность, и женственность, и попсовость, и стильность — все в одном флаконе, на широкий вкус. В написанном для "Hi-Fi" репертуаре хитом должна была стать, кстати, песня "Отшумели летние дожди", но Шуре срочно понадобилась новая песня — подарили, ребятки не жадные. Сейчас Есенин, впрочем, все больше отдаляется от Шуры, чтоб углубиться в музыку иную. — У меня записаны три супертанцевальные вещицы, с очень мощными артистами, не скажу какими! — похвастался он "МегаХаусу". — В каких же стилях: хаус, трип-хоп, может — драм'н'басс? — Я в этих названиях ничего не понимаю. Ну, кое-что там типа "Кэмикал Бразерс", скажем. Я стилей не знаю, но прихожу на дискотеку, слушаю ди-джея — сразу столько идей в голову лезет! — Поэтому тебя все время упрекают в заимствовании чьих-то сэмплов и даже мелодий? Грув, например, считает, что и у Шуры, и у "Hi-Fi" мелькает его "гармония"! — На месте Грува я бы помолчал. Его можно уважать за упорство и целеустремленность, но всем понятно, откуда он сам свои "гармонии" надергал. (Давний упрек в сдирании с Роберта Майлза. — К.Д.) Какое-то заимствование у всех часто происходит, не спорю: явное или замаскированное. Мой папа как-то говорит: "Ты чего же у Пахмутовой все содрал?" Ставлю "Отшумели летние дожди" — и правда: "Опустела без тебя земля"! Была такая песня в 70-е — "Нежность". Потряс меня папа, правда. Как бы там ни было, есенинский проект "Hi-Fi" — хоть и эклектичное нечто, но довольно симпатичное для глаза и местами — для ушей. По крайней мере, шансы продвинуться у ребят неплохие: "мувить бади" очень научились! "ГОСТИ ИЗ БУДУЩЕГО" Слегка обидно за ребят: ни разу я не слышала, чтоб их правильно объявили, к примеру, по радио! Бесконечная путаница: то обзовут "ГОСТЬЕЙ из будущего" (полагая, что тетенька-певица, видимо, одна), то их гиперэкстрамегахит последних месяцев "Беги от меня" представляют как... микс ди-джея Грува! Вот какая история была с ними на самом деле. Прилетев однажды расколбасить народ в городе Мурманске (на гастроли то бишь), Грув натолкнулся на уже вовсю колбасящего там питерского человека Юру Усачева, довольно известного старателя на делянке танцевальной музыки (бывший участник питерских проектов "Чугунный скороход" и "Актив-позитив"). Юра очень уважал Грува, потому кинулся показывать ему сокровенное: демо-запись своего концептуального альбома джангл- и эмбиент-музыки с женским вокалом некоей Евы, многоопытной, как говорят, девицы, подпевавшей на бэк-вокале у кучи малы разновсяческих групп. Грув, просто помешанный, как известно, на джангле, восхитился услышанным и тут же предложил Усачеву помощь: буду, мол, вас продюсировать, знакомить с нужными людьми, пропихивать в Москве. На обложку изданного вскоре джангл-альбома "Время-песок" был даже поставлен штамп "Ди-джей Грув представляет" — чтобы лучше раскупили. Но и такой гиперход не помог: на отечественную концептуальность клюнули только большие любители жанра. И в начале прошлой осени тогда в радиоэфирах всплыла песенка "Беги от меня" — уже никакой не джангл, а просто красивая и вполне коммерческая мелодия от "Гостей из будущего". Начали тыкать пальцем опять же в Грува: это же очередной "Ноктюрн", те же душераздирающие, плаксивые аккорды и даже тема та самая, храбро Грувом взятая в оборот, — про однополую, понимаешь, любовь. Грув повел себя странно: от хита не открещивался, хотя песенка от первой до последней ноты была сделана и аранжирована одним Усачевым, а сугубый волнительный текст про мучительное расставание двух девушек принадлежит вокалистке Еве. И, как уверяют сами "Гости", это вовсе не коварный бизнес-ход для привлечения внимания. Это истинная, глубинная суть, болезненные личные переживания девушки-солистки. Ева всего год назад начала писать стихи, начитавшись до упаду Сергея Есенина, — и так из нее чувственная лирика поперла, что только шляпу держи (музыкальные "болванки" подставляй). "МегаХаус" поинтересовался в связи с этим: — Если в одной песенке эта ваша Ева плачет от любви к девушке, в другой — будет рыдать по мужчинке, — это же беспринципность и даже секс-распущенность какая-то получится! Более того: разрушение внушенного народонаселению загадочного имиджа! Как будете разруливать теперь? Усачев: — Никаких песен про мальчиков и мужчинок никогда не появится, не беспокойтесь. Весь альбом, уже почти дописанный, — такого же настроения, что и "Беги от меня". Ева очень искренна в своих стихах, но и очень умна, очень тонка: там нет больше конкретных обращений — к девушке или парню. Там все обтекаемо, прозрачно, едва уловимо, воздушно! То бишь: кто знает, тот поймет! Клип на "Беги от меня" буквально на днях был доснят. Он весьма откровенен и эротично-печален (нужно ждать бурной реакции мужской аудитории, немерено возбуждающейся, как известно, от всяких сцен лесбийской любви). Грув, к слову сказать, отошел от протекционирования дуэту, и теперь "Гости" отдались в руки Евгения Орлова (продюсер "Отпетых мошенников") и, поговаривают, денежных дядек с "ОРТ-Рекордс" — самой одиозной звукозаписывающей компании. Хотя Грув страшно жаждет работать с самой Евой: они записали вместе композицию "Млечный путь" и хотят сделать еще кучу трэков. Так что девушка в случае чего не пропадет. "МегаХаус" даже слышал такое мнение от одного авторитета в шоу-бизе: "Взять и раскрутить ее надо, как эдакую женскую Шуру". Бедная девушка, будь осмотрительна, а то — неровен час — зубов лишишься из-за своей, понимаешь, искренности! Перед широкой аудиторией "Гости из будущего" дебютировали прошлым летом на "МегаХаус-Party" в Лужниках. Ева и Юра были тогда жутко застенчивы, весь день не вылезали из приспособленного под гримерку автобуса, боясь быть сожранными разгульно-горланящими паштетами, машами, медведями, мумий троллями и прочими звездными персонами. А кто уж будет звезднее к этому лету — большой вопрос. "МегаХаус", по крайней мере, однозначно считает "Беги от меня" самой эмоционально насыщенной песней 98-го, а дуэт "Гости из будущего" — безусловно лучшим дебютом года.



Партнеры