ВСЕ СХВАЧЕНО, ЗА ВСЕ ЗАПЛАЧЕНО

9 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 488

Владимира Аленикова любят очень многие актеры: Стас Садальский, Николай Караченцов, Римма Маркова, Юрий Чернов, Борис Щербаков, Ирина Розанова, Армен Джигарханян. Все они с ним работали. А то ли мальчик, то ли видение Максим Леонидов сыграл у него лучшего Беню Крика. Коронный фильм Аленикова — мюзикл "Биндюжник и король" по "Закату" Бабеля, где Ирина Розанова и Армен Джигарханян сыграли самую сексуальную сцену в мире. И еще жутко мистический триллер "Феофания, рисующая смерть", картина советско-американская, где все говорят по-английски. "Детский период" в творчестве Владимира Аленикова отмечен многими "Ералашами", что позволяет Борису Грачевскому считать себя его отцом, и небезызвестными приключениями и каникулами Петрова и Васечкина. — Володя, у вас действительно нет кинообразования? — Да, я абсолютный самоучка. — Но какое-то образование у вас есть? — На самом деле у меня их два. Я учился на филфаке в Ленинградском университете на романском отделении, знаю французский, испанский, итальянский, латынь, естественно, английский. Еще закончил режиссерский факультет Ленинградского театрального института. — Перечислите все свои таланты, я поняла, у вас их много? — Рассказываю. Я начинал как учитель русского и литературы, потом французского, был даже завучем и и.о. директора. Занимался художественным поэтическим переводом. У меня 8 сборников. В "Библиотеке всемирной литературы" в томе "Европейская поэзия Возрождения" есть мои переводы. Я постановщик первого в истории, с гордостью говорю, советско-американского театрального мюзикла "Дитя мира". В 86-м году им открылась Генеральная ассамблея ООН. В Штатах идет мой мюзикл "Белый "Мерседес". Я драматург, сценарист, писатель, поэт. — Вы музыку еще не пишете? — Нет, но песен много. Николай Караченцов пел как минимум полдюжины моих шлягеров. "А у меня все схвачено, за все заплачено", помните? В "Петрове и Васечкине" 35 песен, все мои. Караченцов замечательно спел нашу с Лорой Квинт песню "Спасатель". Она стала гимном МЧС. — В справочнике "Новое кино России" о вас есть строчка: "Живет в США". Что это значит? — Я повез "Биндюжник и король" на фестиваль в Лос-Анджелес, и он стал там бестселлером. Мне предложили остаться и снимать кино. Я застрял в США на 5 лет. Служил и работал в Голливуде, преподавал — я профессор Лос-Анджелесского университета. — Что такое снимать в Голливуде, мы знаем только по Кончаловскому. Как это было у вас? — Кончаловский работал с многомиллионными бюджетами. Я этим похвалиться не могу. Результатом моего пребывания там стал советско-американский фильм "Феофания, рисующая смерть", он стоил 3,5 миллиона долларов. Снимали его в России, доснимали там. Кроме того, я снял небольшой телевизионный вестерн "Миражи", огромное количество реклам, передач, у меня есть там мой агент. — Что произошло за эти три года, что вы здесь? — Я снял сериал "Короли российского сыска", запустил как продюсер сериал "Любовь великих" с Николаем Караченцовым и Тамарой Таной, это 12 получасовых любовных историй — Есенин и Айседора, Модильяни и Жанна, Маяковский и Полонскаяѕ Я сделал замечательный спектакль "Поиски любви" с Борисом Щербаковым, он еще таких ролей не играл. — Я слышала, вас снимал Михалков в "Родне"? — Он видел мои "Ералаши" и пригласил меня в "Родню" на роль арабского шейха, но потом эту роль вырезал. Кстати, в Америке я снимался в рекламе телефонной компании. Это стоило мне 30 тысяч долларов в год. Я стоял на вершине гигантского глобуса и говорил по телефону.



Партнеры