МЕЧТА О БЕЛОМ КОНЕ

9 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 199

Тех немногих россиян, кто смотрел вчера по иностранным телеканалам прямую трансляцию похорон иорданского короля, не оставляло ощущение полной фантасмагории: любимый белый конь монарха с прицепленными к стременам королевскими сапогами, которого вывели в прощальную процессию; пальмы на ветру; хихикающий в платок наследник престола; красные джипы с пулеметами, сопровождающие гроб, и — наш президент, явление которого в столь экзотической обстановке стало неожиданным для всех... Решение ехать в Иорданию было принято Борисом Николаевичем днем в воскресенье. Во всяком случае, боссам информагентств о нем стало известно около пяти вечера. Обычно международные визиты готовятся минимум пару месяцев с высылкой облетных групп, детальной проработкой программы и элементов протокола. Похороны, конечно, совсем другое дело. Но, кажется, еще ни в одну поездку Ельцин не уезжал столь поспешно. Президент пренебрег рекомендациями врачей: ведь перелеты были ему строго противопоказаны. Напомним, что его последним зарубежным визитом была поездка в Узбекистан — Казахстан, которая запомнилась "падениями" в аэропорту Ташкента с последующим трахеобронхитом. И казалось, что после разрекламированного, а потом отмененного три недели назад визита в Париж на президентских вояжах вообще можно было ставить увесистый крест... Так что же заставило Бориса Николаевича "сорваться" из Барвихи и лететь в Иорданию, поднявшись чуть ли не в четыре утра? Король крошечной Иордании никогда не был накоротке с русским президентом. Более того, ни в аппарате президента, ни в пресс-службе МИДа нам так и не могли вчера сказать, встречались ли Ельцин и король Хусейн хотя бы раз. Но нельзя сказать, что Ельцин хоронил вчера чужого — нет, он прощался со своим товарищем по земному ареопагу, с таким же лидером международного уровня, как и он сам. В Амман летел стареющий патриарх, которого нетерпеливые наследники и газеты уже не раз "хоронили". Глядя на стремительно мчащийся "караван" с гробом Хусейна, на хвост из репортерских автомобилей и плачущий люд по обочинам, Борис Ельцин не мог не прикидывать, как бы прощались с ним самим его собственные подданные... Но оказаться в ряду полных сил коллег-президентов на похоронах человека, моложе тебя самого на 5 лет (король Хусейн скончался в 63 года), — разве это не лучшее свидетельство собственного здоровья? Борису Николаевичу хотелось показать народу, что он не старый и больной, а мобильный, уверенный в себе (не послушался врачей и окружения) стопроцентный лидер. Это, так сказать, момент эмоциональный. Но есть и момент прагматический. Борису Николаевичу хватило бы прагматизма, чтобы попросить у Клинтона денег прямо на похоронах. Когда за спиной у него сыплется целая страна, ему не до деликатностей. Он же хочет войти в историю, причем с хорошей репутацией, а для этого как раз сейчас позарез нужны западные займы. Не случайно пресс-служба Кремля сперва пообещала, что Ельцин увидится с Клинтоном и Шираком. На момент подписания номера еще не было известно, как окончился визит российского главы. Однако из телетрансляций и сообщений агентств складывалось весьма странное впечатление. Было похоже, что чаяния Ельцина обернулись против него. Долгий перелет все-таки оказал свое влияние на президентский организм. Спуск по трапу из представительского "Ил-96" с помощью Наины Иосифовны и перил, поддерживавших Б.Н. с двух сторон, был не самым легким в его жизни. Зарубежные журналисты обратили внимание и на черное пальто до пят, в которое укутали президента, несмотря на 10-градусную жару. И уж вовсе загадочно выглядел приезд Ельцина во дворец Рагадан, где для прощания был выставлен гроб с телом короля Хусейна. Опять-таки поддерживаемый под руки двумя охранниками президент с видимым трудом преодолел несколько ступенек, с явной растерянностью обернулся назад и вяло помахал рукой, как это делают звезды кино где-нибудь в Каннах. Но для похорон это был не самый подходящий жест... Ельцин, заметим, приехал раньше всех остальных мировых лидеров и так и не подошел к гробу, в отличие от других глав государств. Побыв внутри минут десять, он с таким же трудом, буквально цепляясь за руку министра иностранных дел Иванова, погрузился в лимузин и уехал. Остальные делегации прибыли гораздо позже — и остались на дальнейшую церемонию... В общем, чуда не произошло. И мир увидел то, чего можно было ожидать: рядом с бодрым, несмотря на висящий над ним импичмент, Клинтоном Ельцин смотрелся более чем жалко.



    Партнеры