ПОЛЕТ С ХУЛИГАНОМ

12 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 780

Месяц назад мы уже писали о том, как рискует министр Степашин, покоряя в силу служебной необходимости воздушное пространство. В той нашей публикации рассказывалось, как командир "министерского" самолета Петр Климкин сломал руку, но его все равно привезли из госпиталя на аэродром, посадили в самолет, и он во время полета страховал сидящего за штурвалом командира воинской части Могдалева, не имевшего необходимой для полета квалификации, подсказывая, какие кнопки нажимать. После того как статья была напечатана, нам в редакцию позвонила бывшая супруга летчика Климкина Ольга и рассказала об авиации ВВ еще более милую историю. История отчасти семейная, но поскольку в ней участвует сам министр Степашин, мы считаем, что ее можно предать гласности. Суть в том, что несколько лет назад в семье Климкиных родился второй ребенок, который, к несчастью, страдал тяжелой болезнью. Ольга с малышом почти полтора года провела в больницах, а когда они наконец вернулись к нормальной жизни, выяснилось, что летчик Климкин крепко подружился с другой женщиной и она тоже родила от него ребенка. Единоутробная жена его Ольга, поняв, что остается без работы, без средств к существованию, с двумя детьми на руках, один из которых болен, принялась бороться за мужа. Неоднократно обращалась она ко всем его командирам с просьбой воздействовать на летчика и вернуть его в лоно семьи. Дело кончилось тем, что, как рассказывают наши источники, командир воинской части Могдалев сказал подчиненному Климкину, что его жена тут всех достала и пусть он наконец разберется с ней по-мужски. Летчик Климкин выпил для храбрости и разобрался. Единоутробная жена его поехала в больницу, сняла побои и подала заявление в военную прокуратуру. 

***

 Дело было в июне 97-го. Первого августа Московская военная прокуратура открыла дело, а второго августа его закрыла за отсутствием состава преступления, даже не вызвав Ольгу на беседу. Ей, правда, о том не сказали, она думала, дело движется, а когда узнала, что это не так, подала повторное заявление. Тем временем летчик Климкин получил очередное воинское звание — подполковник — и продолжал возить первых лиц государства по их неотложным делам. Во второй раз военная прокуратура отнеслась к Ольге более внимательно. В феврале 98-го года помощник прокурора Лагута открыл уголовное дело на Климкина по статье 213 "Хулиганство" (нарушение общественного порядка, сопровождающееся применением насилия, уничтожением или повреждением имущества) и в числе прочих мероприятий по настоятельной рекомендации авиационного командования свозил Ольгу в Институт психиатрической медицины имени Сербского. К глубокому разочарованию авиации, патологии у Ольги не обнаружили. С головой все в порядке, только нервы шалят, но после того, что ей досталось, они бы у любого зашалили. Климкины к тому времени развелись, накал страстей спал, уголовное дело висело, Ольгу уговаривали не портить жизнь отцу своих детей, и в конце концов она отступилась. Изменила показания, сказала, что претензий не имеет, и в самом конце апреля помощник прокурора Лагута закрыл дело. А летчик Климкин все летал, все возил министра Степашина, и 27 июня 98-го года, в день его рождения, министр Степашин, исполненный благодарности, снял со своей руки часы, подарил их Климкину и сказал: быть Климкину отныне уже не подполковником, а полковником — такова его министерская воля. Министр может сказать что угодно — он же не знает всей подноготной Климкина. Командование авиации ведь не докладывало, что его возит пилот, на которого открыто уголовное дело по статье "Хулиганство", и ни о каком досрочном присвоении ему звания речи быть не может. И вообще человека в его положении надо снимать с полетов с министром. Потому что если кто-то вдруг узнает, что у министра пилот — хулиган и за малым не уголовник, министру будет неприятно. Не надо так министра подставлять. ...Тем не менее 24 ноября 98-го года герой труда летчик Климкин, несмотря на все препоны и рогатки, которые расставляла ему судьба, стал полковником. Не родись красивым, родись счастливым. n n n Приняв к сведению историю, рассказанную Ольгой Климкиной, мы решили проверить ее достоверность простейшим способом. Выяснить, почему командование авиации внутренних войск в нарушение всех правил не отстранило Климкина от полетов с министром, а, напротив, присвоило ему внеочередное звание полковника, что полагается делать исключительно в качестве поощрения. Вопрос был один: "Имеется ли в личном деле Петра Климкина какой-то документ — справка, уведомление или что-то еще, — свидетельствующий о том, что на Климкина было заведено уголовное дело?" Командир литерного отряда Могдалев на этот прямо поставленный вопрос отвечать категорически отказался. Зато он рассказал, что бывшая жена Климкина Ольга — сумасшедшая и состоит на учете в психбольнице, летчик Климкин — высококлассный профессионал, а сам он, полковник Могдалев, знает, как держать штурвал и закладывать вираж, а рыться в грязном белье не умеет. То, что наш вопрос касается факта серьезного административного правонарушения, допущенного командованием авиации, а вовсе не белья Климкина, до полковника Могдалева так и не дошло, несмотря на все старания. Командующий авиацией Якунов оказался куда более сообразительным. Он сразу ушел в глухую несознанку, заявив, что понятия не имел ни о каком уголовном деле. В свою очередь, помощник прокурора Лагута подтвердил, что, разумеется, посылал уведомление об открытии уголовного дела в воинскую часть Климкина — такой порядок, иначе и быть не может. Когда я сказала: вот командование Климкина говорит, что ничего об уголовном деле не знало, Лагута опешил и несколько секунд молчал, но на мой вопрос: "Молодцы ребята?", ответил утвердительно. n n n Уведомление прокуратуры в части, разумеется, получили. Но свернули его в гудок, поскольку дефицит с летчиками страшный. Много их здесь было, строптивых, мешали шуровать по коммерческой части, пришлось выжимать, увольнять, в результате надежных пилотов осталось раз-два и обчелся, а Климкина отстранишь — вообще летать некому будет. И все было бы шито-крыто с этим свернутым в гудок уведомлением, если б не Степашин, которому приспичило одарить Климкина полковником... Интересно, конечно, как поведет себя министр, узнав, как ловко и уверенно подчиненные скрывали от него столь щекотливые обстоятельства. Впрочем, скорее всего никаких радикальных шагов предпринято не будет. Подумаешь, наврали ему немножечко. Ну и что? Летчик-то Климкин — отличный. Вот что главное.





Партнеры