МОЛЛЮСКИНА КВАРТИРА

20 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 579

– Аон кто? — Специалист по раковинам... — А-а! Так бы и сказал, что слесарь-сантехник!.. ...Стоп-стоп-стоп! Давайте внесем ясность: занятие, которым увлекается этот человек, — изучение и коллекционирование раковин моллюсков. Для обозначения подобного рода деятельности существует, оказывается, специальный термин — конхиология. Вот теперь можно и познакомиться: москвич Михаил Съянов, конхиолог, обладатель коллекции из... — ...Из скольких раковин? — Точного ответа я дать не могу, так как сам этого не знаю. Дело в том, что у нас, "ракушечников", есть примета: если начнешь подсчитывать собранные экспонаты, новые поступления в коллекцию прекращаются. Но два десятка книжных полок у меня раковинами заполнено. Конхиология нынче вошла в моду во многих странах. "Домики" моллюсков могут оцениваться от 5 до 10000 долларов, в зависимости от вида, размера, сохранности. Поле деятельности для собирателей-конхиологов огромное: на земном шаре насчитывается около 150 тысяч видов различных живых существ, пользующихся персональными убежищами-раковинами, еще почти 50 тысяч видов давно вымерших ископаемых моллюсков скрываются в отложениях земной коры. — Настоящих, серьезных коллекционеров в России пока немного. В Москве их человек 15—20, а кроме того — в Питере, Калининграде, Владивостоке, Архангельске... — в общем, в портовых городах. Это и немудрено, поскольку раковины часто привозят моряки из дальних рейсов. Экзотические моллюски (вернее, их опустевшие "квартиры") являются предметом торговли, товаром, на котором делают свой бизнес специальные фирмы и отдельные предприниматели. Иногда ситуация на "ракушечной бирже" зависит напрямую от политических событий в мире. Вот, скажем, когда были ликвидированы советские военно-морские базы во Вьетнаме, тут же в этих бывших запретных зонах стали ловить и отправлять в Европу и Америку раковины, которые прежде считались у коллекционеров редкими и имели высокую стоимость. Естественно, теперь цены на подобный товар снизились. Михаил старается не пропускать появления очередной партии заморских диковин. Сам процесс выбора раковины для коллекции — штука весьма кропотливая. Приходится осмотреть и измерить штангенциркулем десятки и сотни ракушек-близняшек. Не так давно, например, Съянову выпала удача перебрать 500 штук — и все ради того, чтобы найти наконец среди них экземпляр, который был бы хоть на 0,1—0,2 мм больше всех остальных! Обработка будущего экспоната, перед тем как поставить его на полку, не слишком эстетична: для сохранения раковины в ее первозданной красоте необходимо подождать, пока моллюск внутри "домика" сгниет и разложится естественным путем. Ни в коем случае нельзя вываривать ракушки, как это делают ловкачи-сувенирщики на черноморских курортах. При кипячении трескается и разрушается тонкий перламутровый слой, являющийся одним из главных украшений раковины. От увиденного в домашнем музее Съянова возникает чувство чего-то нереального — вот уж природа-искусница постаралась, нафантазировала! Разнообразие цветов — вплоть до совершенно "синтетических", разнообразие форм — раковины свернуты в спирали, выгнуты причудливыми загогулинами, растопырили в стороны какие-то отростки, похожие то на бивни, то на иглы, на чешую или плавники... Среди прочих экспонатов Михаил показал и несколько раковин-"коллекционеров" — это так называемые хламидницы... Нет, к болезнетворным хламидиям, которыми нас пугают врачи-венерологи, данные моллюски не имеют никакого отношения. Название их происходит от слова "хлам", поскольку хламидницы, перемещаясь по морскому дну, цепляют на свой панцирь и приращивают к нему всякую ракушечью мелочь. — Почти все раковины, которые вы здесь видите, — иностранки, привезенные из тропических стран, от берегов Антарктиды. А вот наши северные моллюски не слишком преуспели в "дизайне" своих "домиков". Даже самые, вероятно, красивые и известные россиянам раковины — рапаны, которые любят привозить с черноморских курортов, — в действительности "эмигранты" с Дальнего Востока. Когда-то их вместе с забортной морской водой в балластных цистернах кораблей завезли случайно в черноморские порты. Этим моллюскам-хищникам по вкусу пришлись местные мидии, и они расплодились у берегов Крыма, Кавказа... Наши доморощенные рапаны на фоне тропических красавиц действительно кажутся замухрышками. А если бы меня спросили, какая из съяновских раковин произвела наибольшее впечатление, я указал бы вот на эту — на гигантскую тридакну. Ее створки, похожие на челюсти огромного капкана, весят около 60 кг и имеют диаметр более 70 см, — так что еще недавно маленький сынишка Михаила вполне мог умещаться внутри этой импровизированной ванны!




Партнеры