ЗИМОЙ СЕДЛАЙ ВЕЛОСИПЕДЫ

27 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 437

На выпавшей за ночь пороше у подъезда тонкий след велосипедных колес смотрится как-то... виртуально! А на проезжей части, между прочим, ледок кое-где намерз бугристыми лепешками, у обочин — грязно-белая снежная каша колесами перемешана... Эх, сейчас велосипед на этих-то наледях крутанется, и я со всего размаха ка-ак... Но нет, ничего — едем, не падаем. И стараемся прижаться поближе к правому тротуару, насколько это позволяют сделать выросшие там сугробы. Автомобилисты реагируют на нашу кавалькаду по-разному. Некоторые уже издалека начинают забирать левее и объезжают нас на почтительном расстоянии, опасаясь, видимо, что кто-нибудь из "чумовых спортсменов" вот-вот грохнется поперек дороги. Другие откровенно "притирают" к обочине, загоняя в снежное месиво, или норовят окатить соленой грязью, веером летящей из-под колес. Неподалеку от площади трех вокзалов видим гибдэдэшника, надзирающего за порядком. Он нас заметил, сделал было какое-то судорожное движение жезлом в нашу сторону, но тут же ухмыльнулся — что, мол, с этих "блаженных" взять! — Инспектора нас, "вело-зимников", практически никогда не останавливают. Ведь в Правилах ни слова нет о том, что велосипедная езда зимой запрещена, — замечает по этому поводу "аксакал" Георгий Черных. — Правда, я однажды отправился по Пятницкому шоссе прокатиться. Туда проехал мимо поста ГАИ нормально, а на обратном пути меня инспектор тормозит: нельзя зимой по трассе ездить! Оказывается, незадолго перед этим на Пятницком случилась автомобильная авария, вот гаишники и активизировались. Пришлось мне добираться до Москвы в объезд... Путешествуя по зимним дорогам в велосипедном седле, чувствуешь себя в центре всеобщего внимания. Пешеходы оглядываются. Пассажиры автобусов и троллейбусов прилипают к окнам. На перекрестке, пока ждем у светофора, из соседнего "жигуля" некто черноусый пытается нас образумить: "Вы что?! Разве можно сейчас на "велике"?! Скользко же и холодно — всё на свете отморозите!" Едва остановились у магазина, попали под перекрестный допрос любопытствующих граждан. "Ребята, вы откуда и куда?" — "Зачем?" — "Много ли платят за эдакую каторгу?" — Объяснять, что мы катаемся просто для своего удовольствия, бесполезно, — поучает меня Гена Абрамов, — люди не верят. А если в ответ скажешь: ездим за деньги, по 100 рублей в час платят, то даже вопросов не возникает, кто платит и за что. Или другой вариант, тоже очень "достоверный": тренируемся перед экспедицией на велосипедах к Северному полюсу. Срабатывает безотказно! Кстати, об экспедициях... В Московском клубе велотуристов есть несколько заядлых любителей зимних марафонов. Андрей Финоченко в феврале—марте "наматывает километры" по глухим краям России: по Колымскому тракту до Магадана, вокруг озера Байкал, через Татарский пролив на остров Сахалин, по Архангельской области... В прошлом году Андрей за полтора месяца одолел более 4 тысяч километров по Иркутской области и Якутии — добрался на своем "стальном коне" до города алмазодобытчиков Мирного, побывал (и уже не впервые) в Якутске, а финишировал в "столице БАМа" Тынде. — В традиционное для велотуризма время подобные маршруты пройти нельзя, — поясняет Финоченко. — Летом в тех краях дорог практически нет. Зато зимой можно пользоваться автозимниками, проложенными по замерзшим болотам и рекам. К концу путешествия веломер нащелкал около 60 км. За все время, пока мы гарцевали по заснеженным дорогам, лишь один человек высказал явное одобрение нестандартной затеи: "М-мужики!.. Отлич-чно!.. М-молодцы!.." Хочется верить, что сей комплимент появился отнюдь не по причине средней степени опьянения этого самого гражданина.



    Партнеры