Евгений ПРИМАКОВ: ЛЕГЕНДА О “ПРИМУСЕ”

3 марта 1999 в 00:00, просмотров: 606

Кажется, потенциальных кандидатов в президенты пресса "обсосала" уже со всех сторон. Однако есть один до сих пор не особо засвеченный момент: как эти политики ведут себя в кругу подчиненных? Каков их "образ начальника"? Ведь на заседаниях своей партии, фракции, всяческих летучках и планерках люди могут выглядеть совсем иначе, чем на широкой публике... Поэтому мы и решили составить несколько мини-портретов тех, кто прочно занимает места в рейтинге грядущей президентской гонки-2000. Черномырдина правительственные чиновники по-свойски именовали Степанычем. Прозвище нынешнего премьера гораздо двусмысленнее — Примус. С одной стороны, вроде бы обидно. А с другой, "примус" по-латински — это "первый"... Когда во время своего недавнего визита в Петербург Евгений Примаков уже было совсем приготовился вручать юному математическому гению свой личный компьютер, в самый последний момент в премьерской свите возникла суматоха. Никто нигде не мог найти виновника торжества. Узнав о том, что его "кинули", Евгений Максимович аж осунулся от огорчения. Ну а на вице-премьера Валентину Матвиенко и местное начальство и вовсе было страшно смотреть. И тут вдруг на одного из членов премьерской свиты снизошло озарение: "Все понятно, мальца к нам, наверное, просто не пустили!" Эта имевшая счастливый конец история замечательна сама по себе. Но особую пикантность ей придает то обстоятельство, что в правительственном аппарате Примаков уже успел прославиться своей недоступностью. Евгений Максимович явно предпочитает работать через своих ближайших соратников: Юрия Зубакова и Роберта Маркаряна. И в Белом доме уже который месяц по этому поводу можно слышать громкие крики. Впрочем, очень может быть, что большинство жалобщиков просто не очень понимает, чего они лишились. Если ты плохо подготовился к докладу премьеру, то общение с Евгением Максимовичем — удовольствие ниже среднего. "У него не голова, а настоящий компьютер!" — с восхищением говорят о Примакове в его окружении. И очень похоже, что это действительно так. Евгений Максимович досконально прочитывает абсолютно все бумаги, которые кладут ему на рабочий стол. И не только прочитывает, но и отлично помнит их содержание. Так что на устных докладах подчиненных премьер практически никогда не удерживается от целой кучи вопросов. А если ты не знаешь на них ответа, то примаковский гнев может быть ужасен. В отличие от своего предшественника Черномырдина, соленых словечек Евгений Максимович не употребляет. Но задать подчиненному первостатейную трепку это ему не мешает. Известен даже случай, когда будущий премьер специально примчался на другой конец Москвы, чтобы выплеснуть на провинившегося свой гнев. В обычной обстановке на принятие решения Примаков тратит довольно много времени. Сначала Евгений Максимович старается получить максимум возможной информации по интересующему его вопросу. Затем — буквально разбирает ситуацию по кирпичикам. И только потом выносится вердикт. Но если припрет, то премьер способен и к мгновенным решениям. Когда, например, в 1994 году в Штатах поймали супершпиона Эймса, американцы решили использовать это для мощного удара по нашей разведке. Клинтон чуть ли не увязал дальнейшее предоставление экономической помощи России с прекращением ее разведдеятельности в США. А в Москву выкручивать Примакову руки прикатила целая делегация ЦРУшников. Ситуация была такой деликатной, что малейшая заминка или неосторожное движение могли иметь очень плачевные последствия. Но Евгений Максимович сумел выкрутиться практически без потерь. Совещания Примаков в принципе не любит. Во всяком случае все его подчиненные твердо знают: лучше быть кратким и конкретным, а то попадет от начальника. Впрочем, это касается только закрытых тусовок. А вот на расширенных совещаниях Примаков напоминает скорее не жесткого босса, а юморного политаксакала. Таких перлов, как Виктор Степанович, он, конечно, не выдает. Но все равно о высказываниях Примакова среди чиновников уже ходят легенды. Так, в Белом доме до сих пор не могут забыть эпизод, когда на предновогоднем аппаратном совещании Евгения Максимовича осмелились спросить о зарплате. "Могу пообещать одно: понижения не будет!" Надеявшимся на повышение чиновникам впору было огорчаться. Но почему-то вместо этого они начали хохотать. Впрочем, как выяснилось недавно, неагрессивная манера поведения на заседаниях может сослужить Евгению Максимовичу и дурную службу. Так, во время того же визита в Петербург премьер попробовал было сказать пару слов в течение речи новгородского воеводы Михаила Прусака. "Я никого никогда не перебивал и никому перебивать себя не позволю", — заявил на это губернатор. Примаков был так поражен, что даже не нашел слов, чтобы как следует ответить хаму.



Партнеры