МАНТО ПОД ПРИЛАВКОМ

6 марта 1999 в 00:00, просмотров: 314

Идея была такая: встать за прилавок роскошнейшего бутика и посмотреть через него на мир. На тех, кто приходит сюда, принося с собой аромат сигар, тончайшего парфюма и кожаной обивки "Мерседесов". Кто и что покупает (или не покупает). И кто как себя ведет. И что говорит. И жалуется ли на кризис. И потом мне было вот еще что интересно — атмосфера магазинов подобной категории. Как выдерживают продавцы капризы своих клиентов, сколько вещей может себе позволить "среднестатистический" обеспеченный покупатель, и каково это — продавать дорогущую одежду, а потом погружаться в общественный транспорт с мыслью, что никогда не сможешь себе позволить платье за четыре тысячи долларов, — ну? Я полагала, сюда вообще редко кто заходит. Особенно после 17 августа. Но мне сказали, что это совершенно не так, и я лично смогу в этом убедиться: "Только вы лучше раньше полудня не приходите. Наши клиенты в это время только просыпаются". n Большой красивый магазин. Несколько костюмов справа, несколько костюмов слева. Сумочки, туфли и флаконы утопают в сине-фиолетовом свете. Едва открывается дверь, навстречу устремляются сразу три продавца. Продавцы видят во мне потенциального клиента и пристально изучают мои покупательские способности по моей обуви, сумке и прочим мелочам. Они ждут — куда я посмотрю, как я скажу "здравствуйте" и какую вешалку первым делом возьму в руки. Я говорю им: "Здравствуйте, мне бы вашего директора". И ко мне теряют интерес. Наверху, в директорском кабинете, среди аквариумов, рекламных плакатов и фотографий коллекций Великого Дизайнера (чей, собственно, бутик я и посетила) меня поят кофе. Рядом на столе — мониторы. На мониторах то, что я только что видела: большой красивый магазин, несколько костюмов справа, несколько костюмов слева. Директор, общаясь со мной, периодически смотрит на экраны. Мне тоже очень хочется посмотреть, но неудобно. Спиной к собеседнику поворачиваться неудобно. Потом меня представляют тем, кого я только что встретила внизу: продавец, продавщица, кассир, менеджер и два охранника. "Мне с вами рабочий день предстоит провести", — сообщаю я новым знакомым. Меня берут под белы рученьки — и вперед, на экскурсию по залам. n Здесь продают одежду высокого класса, прет-а-порте де люкс, самую дорогую линию марки ("выше" только "от кутюр"), которую лично рисует Великий Дизайнер. Коллекция обновляется четыре раза в год. Несмотря на сумасшедшие цены, абсолютно все продается: если не в сезон, то по сейлу. И никакой кризис не мешает — те, кто может себе позволить оставить в бутике несколько тысяч долларов, судя по продажам, 17 августа ничего не потеряли. Они исправно заходят в бутик и балуют себя новыми вещичками. Если здесь и снизился объем продаж, то очень и очень незначительно, за счет среднего класса, который в принципе погоду никогда не делал. Ну разве что запонки или какой-нибудь браслет мог себе позволить купить. Запонки, браслет... Вот стоит манекен: на шее манекена — ожерелье. Красивое ожерелье. Железные нити с чем-то таким необыкновенным: висюльки — не висюльки. "Сколько же такая красота стоит?", — спрашиваю своих "коллег". "В долларах? Восемьсот", — говорят продавщицы и смеются: видимо, у меня слишком удивленное выражение лица. — Покупают, покупают, — предупреждают мой вопрос. — Наших клиентов кризис не напугал. На прошлой неделе мы сняли с манекена браслет — клиентке очень понравился, он тоже прилично стоил. Мне непонятно: почему люди, могущие позволить себе костюмчик за две тысячи долларов, обслуживаются здесь, в Москве, а не в том же Париже, куда они регулярно летают. И мой наивный вопрос о том, что это даже дешевле, кроме улыбки, ничего не вызывает у собеседников: "Разница в цене между московским бутиком и парижским невелика: НДС, налоги, транспортировка". Все-таки я наивная, действительно для клиентов такого магазина никакой разницы. Поэтому, находясь где-нибудь в Вене, или Нью-Йорке, или Париже, они звонят сюда: "Мы сейчас в бутике на Рю дю Бак, нам понравилась одна модель... Отложите нам в Москве такую же, мы приедем, купим". — Что ж они ее там-то не покупают? — Да потому, что каждый бутик заказывает себе разные размерные группы. Америка и Франция, например, заказывают вещи с 36-го по 42-й размер. Как будто не бывает женщин 46-го размера. А у нас можно модели и 48-го размера купить. n В зале появляется женщина в роскошнейшей норковой шубе. Мы толпой идем помогать ей. Никто еще не знает, что она проведет здесь около двух часов, выбирая "какой-нибудь костюм". Никто не знает, что она хочет. Она, похоже, и сама этого не знает. — Вот, посмотрите эту юбку. Женщина — далеко не худышка Кейт Мосс, настоящая русская фигура. Норковая шуба висит на вешалке рядом с кабиной для примерки. Женщина выходит в лифчике и юбке. Ей подают вешалку с очередным жакетом. Очень скоро на креслах, на витрине и в кабине скапливается весь бутик: клиентке ничего не нравится. Мы ублажаем ее новыми вещами. Вот она ураганом проносится по залу — к большому зеркалу. На ней жакет и юбка с разрезом. Следом за ней бегут все служащие бутика. Они говорят ей, что фактура "верха" и "низа" ничем почти и не отличается, что юбка вообще сумасшедшая и очень хорошо на ней сидит. Но женщина сомневается. Я подумала: "И чего вокруг нее столько людей вертится? Все равно же ничего не купит, уже столько вещей перемерила". И в этот момент она поворачивается ко мне (вероятно, мы все в черном — я и девочки-продавщицы — для нее на одно лицо): "Посмотрите, ну разве не видно, что фактура тканей разная?" В зале повисла тишина. Директор бутика отрывает от уха трубку телефона. Замирает даже охрана. Все с напряжением смотрят в мою сторону. — Не знаю, какая там фактура, — говорю ей. — Знаю только, что костюмчик этот вам невероятно идет. Атмосфера разряжается всеобщим выдохом. Покупательница вынимает из сумочки сначала пухлую пачку долларов, потом еще более пухлую пачку рублей. Отдает рубли, еще раз проводит холеной ручкой по костюму и говорит на прощание: "Я зайду за ним позже". Потом ко мне подойдет директор магазина и, благодарно улыбаясь, скажет: "Ваше слово было решающим". Капризные клиенты для бутиков не редкость. Задача продавца не обращать никакого внимания на поведение покупателя и исполнять любой каприз. "Каприз клиента — это его желание, а желание должно выполняться", — так здесь говорят. К этому быстро привыкаешь: ну, подумаешь, перемерил весь бутик, психанул гражданин, ничего не понравилось, а вдруг в следующий раз чего-нибудь да и купит? Вот была здесь дамочка. Себя любит — аж медом не корми. Дамочка первым делом скинула прямо в торговом зале всю одежонку и начала расхаживать в нижнем белье: "Давайте этот костюм — буду мерить, давайте-ка тот!" Но особенно любовно она смотрела на себя полуголую в зеркало и особенно лихо виляла бедрами, когда перед охранниками проходила. Казалось, ничего из перемерянного эта особа не купит, просто эксгибиционистский талант негде реализовать. Но все-таки не удержалась: какую-то мелочь из аксессуаров приобрела-таки. Решительной походкой в магазин заходит представительный мужчина в зеленом пальто нараспашку. "Это наш постоянный клиент", — шепчут мне девочки, и мы все устремляемся за зеленым пальто. Мужчина оглядывает мужской зал и спрашивает: "А где трикотаж?" Перед ним на витрине растут стопки женских свитеров. "Нет, — говорит он, — что-нибудь полегче, без рукавов". Через несколько секунд искомая вещь найдена. Зеленое пальто подхватывает портфель и направляется к выходу: "Отложите, я потом зайду". — Вообще-то он первый раз что-то для женщины покупает. Обычно для себя, — говорит продавщица Лена. — Но скоро Восьмое марта. Скоро мужчины женщинам начнут покупать. И вот тогда можно заняться психоанализом: где любовница, где жена. Говорят, это легко. Та, которая, померив платье, со страхом смотрит на спутника: "Тебе нравится?" — понятно дело, не жена. А та, которая, набрав гору костюмов, кричит: "Дорогой, берем все?" — и шепчет продавщице: "Пока платит, нужно брать", — это жена. n — Девушка, а что, так и должно быть, чтобы линия талии так сильно выделялась, — это мне женщина с полиэтиленовым пакетом в руке. — Вообще да, — отвечаю я новой посетительнице. — Но вы поподробнее у продавца спросите. Ее уводят в другой зал — сначала покажут по видео последнюю коллекцию Великого Дизайнера и расскажут, что у него вообще всегда акцент на талии, это его "трейд марк", его стиль. Потом женщина сделает заказ — ей понравилось какое-то желтое платье, его закажут в Париже и доставят для нее прямо сюда. — А почему вы так долго с ней занимаетесь, разве она похожа на вашего потенциального клиента? — Конечно, — скажет мне продавщица Лена. — Посмотри на ее манеры, как она держится. — Да, а как же этот пакет полиэтиленовый? — Пакет! Иной раз сюда такие личности заходят, что охрана сомневается: пускать — не пускать. А эти личности покупают по несколько костюмов, тысяч на десять долларов... Для продавца главное — с первых минут определить, что за клиент перед тобой. Женщина с пакетом смотрит на экран телевизора. Оттуда ей навстречу выпархивают модельки. А за окном падает снег. И какая-то бабушка в очках и платочке проходит мимо, опираясь на руку внучки. Через минуту эта парочка появляется в магазине. Бабуля уверенно направляется к двум белоснежным брючным костюмам. Как будто она заходит в этот бутик каждый день! Платочек, очочки... И длинная цветастая юбка выглядывает из-под норковой шубы. Вот те и бабуля. Не знаю, понравились ли бабуле брючные костюмы, она долго их мяла, рассматривала бирки и спрашивала о цене, — в это время стеклянная дверь распахивается, и в зале появляется тинэйджерка. Курточка "дудун", рюкзак на спине — все это нелепо смотрится на фоне совершенства из мрамора и металлического блеска витрин. Тинэйджерка интересуется, когда новая коллекция будет. Я говорю: "Ну ни в жизнь не поверю, что она себе может что-нибудь позволить из этой новой коллекции!" — "Ну и что? — говорят. — К нам часто на экскурсию ходят. Особенно те, кто Великого Дизайнера любит. Иногда, правда, и несведущие люди заглядывают. Ходят и ругаются: почему, кричат, такой большой магазин и всего несколько костюмов висит? Приходится объяснять, что это не просто магазин, это бутик, здесь дорогие коллекционные вещи продают". n — Знаете что, — говорю, — а ведь еще больше людей никогда не заходят в такие магазины, потому что... — Знаем, знаем! — смеются девчонки. — Фильм "Красотка" все смотрели. Но мы себе такого позволить не можем. Если к нам зашел человек, он для нас — потенциальный покупатель. Даже неважно, купит он что-нибудь, не купит. Ведь к нам может зайти мама, у которой, например, очень богатая дочь. И если мы обслужим маму плохо, нагрубим ей или нахамим, то дочь уже вряд ли к нам зайдет. А вообще, продать вещь мало. Нужно, чтобы клиент полюбил марку и Дизайнера, чтобы потом вернулся еще раз. Иногда мы работаем с клиентом по три-четыре часа: показываем, объясняем. Многие приходят и сами не знают, чего хотят. Бывает, что процесс затягивается на несколько дней, но это нормально, покупку нужно обдумать. И продавец должен быть терпелив, оставить свои проблемы дома, улыбаться и не быть навязчивым... Ой, к нам и звезды часто заходят: Азиза, Долина, Газманов. Маша Распутина как-то купила много костюмов и обуви. Она вот в таких сапожках всегда выступает... Хочешь померить? Где находят продавцов в столичные бутики? Говорят, в основном по рекомендациям. Отбирают по нескольким параметрам: во-первых, чтобы похожи чем-то были, во-вторых, чтобы разбирались в моде, в-третьих, желательно образование гуманитарное, чтобы могли общаться с клиентурой на хорошем русском языке. Среди работников бутика можно встретить искусствоведов, начинающих дизайнеров, аспирантов. — А сами-то вы можете позволить себе — да вот хотя бы этот трикотажный свитерок? — Нет, конечно. Эта модель 13 тысяч рублей стоит, — говорит Лена, убирая с прилавка "свитерок". Лена живет в Подмосковье. У нее за плечами иняз. Она с трудом нашла работу и говорит, что счастлива. Ей нравится работать в этом магазине. Конечно, она бы пошла работать туда, где мог бы пригодиться язык — даже в школу, учить детей французскому, но на зарплату учительницы разве сейчас проживешь? И Лена переводит бирки. И еще иногда звонит в Париж, чтобы заказать для клиента какую-нибудь модель. n Бутик закрывается в 21.00. Но за десять минут до закрытия в зале появляются покупатели. Магазин не скоро закроется. И никто из него не уйдет — будут заниматься клиентами. До тех пор, пока клиенты что-нибудь не купят. А потом девочки снимут свою дорогущую форму — черная юбка, черный жакет. И повесят на вешалочку, стряхнув пылинки. Еще бы, ведь черная юбочка и черный жакет — произведения Великого Дизайнера. Единственные вещи, которые могут себе позволить работники бутика — с 11 утра и до 21.00 ежедневно.




Партнеры