Карла дель ПОНТЕ: “МЫ СО СКУРАТОВЫМ ХОТИМ ВЕРНУТЬ В РОССИЮ ПРЕСТУПНЫЕ КАПИТАЛЫ”

25 марта 1999 в 00:00, просмотров: 312

Пророка нет в отечестве своем. Мысль банальная, старая, но до сих пор актуальная, доказательством чему служит ажиотаж вокруг приезда в Россию федерального прокурора Швейцарии Карлы дель Понте. Дель Понте прилетела спецрейсом на военно-транспортном самолете в Москву во вторник днем. Помимо охранников и помощников с собой она привезла ряд документов, которые были переданы Генпрокурору Юрию Скуратову и его подчиненным. По имеющейся у нас информации, документы, которые Генпрокуратура приобщает сейчас к уголовным делам, подтверждают наличие у ряда высокопоставленных российских сановников огромных банковских счетов. Речь идет о хищениях и злоупотреблениях чиновников при заключении контрактов, поставке на экспорт сырьевых ресурсов, незаконной торговле оружием. Суммы — неимоверные. Вообще же, по оценкам полиции, на сегодняшний день в швейцарских банках лежит порядка трехсот (!) миллиардов "черных" российских долларов. Конечно, вернуть назад все эти капиталы практически невозможно. Но побороться стоит. Хотя бы за один процент для начала. С самого начала визита официальный Кремль всячески демонстрировал свое прохладное отношение к дель Понте. В субботу посол России в Берне Степанов по-дипломатически ненавязчиво заявил адъюнкту прокурора Хансйоргу Штадлеру, что Москва не заинтересована в этой поездке. Проволочки с выдачей въездной визы тянулись до последнего дня, пока руководство Генпрокуратуры не обратилось в правительство и лично к министру иностранных дел Иванову. Тем не менее, несмотря на все просьбы, г-же дель Понте так и не была выделена охрана ФСО. Ее безопасность пришлось обеспечивать силами самой Генпрокуратуры. Обращения в ФСО не блажь Скуратова. У себя на родине дель Понте является одним из немногих охраняемых лиц. Перечень разоблаченных ею преступников огромен. Недаром ее сравнивают с комиссаром Каттани и Робин Гудом. Мафиозные группировки многих стран мира совершенно справедливо занесли прокурора в число своих злейших врагов. "Жизнь прокурора действительно под угрозой?" — спросил я у шефа охраны дель Понте, сотрудника швейцарской ФСО Андре Питте, поджарого здоровяка и большого ценителя пива. "Разумеется. Вы наверняка знаете, что среди прочего дель Понте участвует в борьбе с итальянской мафией. При этом живет она в Лугано, в итальянской части Швейцарии, и для преступных синдикатов большой разницы нет — Италия, Швейцария. Печальный опыт судьи Фальконе и его коллег, павших от рук мафии, не дает нам права на спокойствие". Парадокс: для дель Понте "секьюрити" не нашлось. В то же время несколько недель назад ФСО обеспечила круглосуточную охрану управляющему делами Президента России Павла Бородина (в число охраняемых лиц он не входит). Это произошло вскоре после начала великого противостояния Кремль — Генпрокуратура. Хотя весь визит проходит в обстановке строжайшей секретности и в бешеном темпе (скажем, во вторник переговоры шли семь часов кряду до глубокой ночи), а Карла дель Понте наотрез отказывается беседовать с репортерами, обозревателю "МК", единственному из всех российских журналистов, тем не менее удалось задать несколько вопросов борцу с коррупцией. Чего это стоило — рассказ отдельный. — Г-жа дель Понте, с чем в первую очередь связан ваш визит? — Год назад мы подписали меморандум о сотрудничестве с прокуратурой России. Я приехала в рамках этого меморандума. Работаем очень конкретно, у меня даже нет времени посмотреть ваш прекрасный город. Мы в Швейцарии очень серьезно относимся к сотрудничеству с иностранными государствами. Дело в том, что деньги преступного происхождения из разных стран вносятся на счета в швейцарские банки. Наша задача — вернуть их обратно. Сегодня мы с моим коллегой Юрием Ильичом Скуратовым полны решимости. Мы хотим возвратить в Россию преступно нажитые капиталы. — Насколько обоснованна информация в СМИ о том, что на счетах в швейцарских банках обнаружены деньги российских сановников? Не могли бы вы назвать некоторые имена? — К несчастью, я не могу вам ответить. Существует тайна следствия, и мы делаем все, чтобы ее сохранить. Это отвечает интересам всех сторон — и прокуратуры, и государства, и интересам подозреваемых. Только на судебном заседании — а в Швейцарии они свободны для посещения— можно будет окончательно узнать, что было найдено и раскрыто. Однако слухи есть слухи. Необходимо лишь отделять зерна от плевел. — Известно, что на вашем счету — обнаруженные секретные счета премьер-министров Пакистана Бхутто, Украины Лазаренко. Вы также вскрыли преступные связи президента Мексики и его семьи с подпольными картелями. Есть ли в делах, которые привели вас в Москву, аналогии с вышеперечисленным? — Хороший вопрос. (Смеется. Вместе с ней смеются и все остальные члены рабочей группы, внимательно следящие за диалогом. Думаю, рано или поздно причины их оживления станут известны всей стране. — А.Х.) Но я хотела бы внести поправки: все это делала не я. Это результат работы целой команды, и не нужно вычленять отдельные личности. Не могу еще раз не отметить, что огромную помощь в подобных делах оказывают нам прокуроры других государств. Мы сами, без их участия, сделать ничего не можем. Да, мы сидим на огромных горах денег. Но если нет никого, кто помог бы нам определить происхождение этих капиталов, мы беспомощны... Между прочим, г-н Скуратов отлично справляется со своей работой, и, пользуясь случаем, я хочу через газету его поблагодарить. Ваш Генпрокурор — великолепен. Что же касается сути вопроса, мне кажется, аналогии не нужны. Каждое дело имеет свои особенности, каждое следует рассматривать отдельно. — Последний вопрос. Как вы прокомментируете попытки российских властей не пустить вас в Москву? В частности, я знаю, что о разговоре между вашем адъюнктом и послом Степановым. — Если не секрет, откуда? — Секрет. — Ну... Я хочу привести вам чисто объективные факты — только в воскресенье вечером было подтверждено, что я еду в Москву, однако мои службы говорят: визы еще нет. Российский посол довел до сведения, что он ждет ответа из Москвы. В понедельник ответ пришел, и вот я здесь. Не думаю, что мне хотели помешать. Попросту не хочу в это верить. В конце концов то, чем мы сейчас занимаемся, идет во благо России. На момент подписания номера оставалось неясным, когда федеральный прокурор Швейцарии покинет Россию: либо в среду вечером, либо в четверг. В любом случае основную часть своей миссии она уже выполнила — отныне прокуратура располагает неопровержимыми доказательствами коррупции среди высшего российского звена. На уголовные дела, о существовании которых еще месяц назад знало лишь ограниченное число людей, брошены самые мощные прокурорские силы. А тем временем в Управлении делами Президента России полным ходом идет выемка документов. Что, впрочем, свидетельствует пока лишь об одном: Юрий Скуратов перешел в наступление. Назад хода нет...





Партнеры