ЛИЗАВЕТИН ДОМ

30 марта 1999 в 00:00, просмотров: 194

В своем просторном доме за железной дорогой Елизавета Петровна — полноправная владычица, словно ее царственная тезка. Елизавета Петровна закручивает осенью декалитры компотов и солений. Вырастила троих детей, вынянчила племянника. Ухватив под мышку крошечного внука, громогласно зовет домашних: "Дите хочет посикать!". Словом, классический пример удавшейся женской жизни. Чего еще к шестидесяти двум годам душеньке угодно? Первым прибился к ее дому местный, ореховский пацан. Юркин папа и его кореша трудились долбежниками — поездными карточными шулерами на южном направлении. "Командировка" на каком-нибудь ялтинском или симферопольском поезде, где чистили отпускников, называлась "каток". Юрка был близко знаком с "водярой", "планом" и "Моментом", восемь раз сбегал из детских домов и нажил хроническую язву от бивачной жизни. У Елизаветы Петровны беспризорник подхарчился неделю, месяц... Затем она оформила опекунство и принялась лечить пацана... За пять лет Юра вымахал в лояльного статного парня с румянцем на твердых щеках. Мечтает об армии, но навряд ли туда попадет: язва-то осталась. Мамой Елизавету Петровну зовет обыденно и без напряга. Если б не Юрка, мысли бывшего главного экономиста ДСК закрутились бы в другом направлении. Может, ларек бы открыла. Или нашла иной выход бурлящей энергии. И соседи не крутили бы пальцем у виска. А она — в Москву, выискивать по детским домам еще одного сиротку. Это после 17 августа! В детдоме же предложили сразу троих. Семью. У Маши, Сережи и стриженной под нулевку Наташи уличный опыт был большой, а детдомовский — совсем коротенький. Одна развязна, другой — вороват, третья в 10 лет еле первый класс тянет... Елизавета, свято верящая, что родные стены всех исправят, рискнула. И в прошлом году привезла троицу в дом. С детским домом она заключила договор и получает на каждого по тысяче рублей. По орехово-зуевским меркам деньги не столь малые. Но подозрения в корысти улетучиваются, стоит зайти на кухню. В день приезда корреспондента "МК" на плите томилось: 8 литров борща, 2 ведерные кастрюли каши и макарон, сковородища подливки. Юра каждый день приносит из магазина по 8 батонов хлеба. Под столом вертятся два пушистых песика: один — давнишний, другой — щенок, взятый специально для детей. В загородке — ручной кролик. Бывают же чудеса... Прошлой осенью Юра за каким-то делом зашел в отдел опеки. Вернулся сам не свой: — Мама, мой брат нашелся... Точно, был у Юры младший брат Денис. В полтора годика брата передали в детдом куда-то в область, потом в другой, в третий. Следы затерялись. Кому было искать? Юра спешно собрался и уехал к брату. О чем попросит сын, когда вернется, мать знала заранее: забрать Дениса. Так в декабре прошлого года у Дроновых появился еще один новичок. За 11 лет он ни разу не видел электричек, бананов, московского метро. На лестнице эскалатора с ним от страха случился нервный припадок. Врачи говорят: олигофрен. Елизавета уверяет, будто за три месяца жизни в семье Денис изменился неузнаваемо. Может, оно и так... Родные дети посмеялись, когда мать повела новичка к психиатру: "И сама, мама, тоже проверься..." Но шутки шутками, а мать они понимают: то один сын подкинет деньжат для "короедов", то другой. Русская душа не черствеет. Дефолты и сложная международная обстановка не в состоянии изгнать добро и милосердие из сердец простых людей... Орехово-Зуево.



Партнеры