СОЮЗ ХУДОЖЕСТВ

31 марта 1999 в 00:00, просмотров: 375

В Союзе художников России — скандал. Не за горами съезд, а на поверхность всплыли делишки, которые в течение многих лет творились руководителем Союза В.Сидоровым. На днях стало известно о письме, которое направила Президенту РФ Борису Ельцину группа знаменитых художников. Среди них такие имена, как Шилов, Орехов, Лапин и многие другие. В чем же обвиняют Сидорова? А в том, что, став руководителем СХ, он либо втихую распродал недвижимость Союза, либо полностью приватизировал финансовые потоки от сдачи ее в аренду. По мнению подписантов послания президенту, выглядело это так. В свое время государство очень любило своих "официальных" художников. Члены Союза, мало того что имели право на солидные льготы (например, на дополнительные метры при получении жилплощади или творческие мастерские), пользовались домами отдыха, санаториями, выставлялись в принадлежавших ему залах. Те времена кончились, но имущество Союза в принципе никуда не делось. Вернее, делось, но уже потом. При Сидорове. Но давайте по порядку. В начале 90-х годов все художники России, собравшись на съезд, назвали единственным правомочным преемником Союза художников СССР Союз художников России. Дело в том, что в ту пору развернулась нешуточная борьба между художниками и Худфондом — за право обладания многочисленными выставочными залами в самом центре Москвы. Кусок был более чем лакомый, приватизировать который хотели многие... А дальше было так. Оставшись со всем добром СХ один на один, Сидоров, видимо, понял, что управлять имуществом он не умеет. У аппарата Союза, брошенного государством в самостоятельное плавание по рыночной экономике, не оказалось ни умения, ни опыта управлять своим многочисленным добром. Союз художников беднел, средств становилось все меньше. Что в этой ситуации делают разумные люди? У которых мало денег, но есть много хорошо оборудованных зданий и помещений, да еще и в центре столицы? Они ищут партнеров, которые — на взаимовыгодных условиях — помогут им получать от этой собственности прибыль. Пошел по этому пути и Сидоров. В какой-то момент на его пороге возникли некто Вадим Шувалов и Владимир Павлов, владельцы коммерческой фирмы "Р.Э.Д. Проджектс". Которые предложили: мы помогаем Союзу художников отсудить несколько спорных зданий, но взамен, поскольку денег у вас нет, хотим получить в них 50%. Такие условия были, мягко говоря, не самые выгодные, однако после недолгих размышлений Сидоров согласился. Для начала Шувалов и Павлов взялись отсудить Союзу здания поликлиники и магазина "Художник РСФСР". О том, насколько хорошо это у них вышло, можно судить хотя бы по тому факту, что процесс тяжбы за магазин тянется по сей день! Видимо, половины собственности Союза художников компаньонам показалось мало. Следующим шагом "Р.Э.Д. Проджектс" по захвату собственности СХ стало предложение учредить некую "Управляющую компанию". Управляющую, естественно, имуществом Союза художников России. Ее президентом стал Сидоров, гендиректором — Павлов. И понеслось! Не хочется утомлять читателей пересказом всех событий, поэтому скажу лишь итог: в результате тонкой экономической деятельности "Управляющей компании" из Союза художников фактически исчезли: два выставочных зала на Тверской, выставочный зал на ул. Усиевича, зал на Беговой (вы можете представить, сколько сейчас стоят помещения на этих улицах?). Плюс салоны на Украинском бульваре и Украинской улице, известная многим поликлиника на Петровско-Разумовском проезде. Это, кстати, не считая такой "мелочи", как дома творчества Союза в Хосте и Сенеже. В зале на Беговой обосновались банки. В поликлинике — коммерческие фирмы. И так далее... Наверное, художники могли бы согласиться с таким положением, если бы они знали, куда уходит вся прибыль от сдачи помещений в аренду. И прибыль, судя по всему, немалая. Доподлинно известно, что до 50% от нее сразу достается "Р.Э.Д. Проджектсу". Из оставшихся денег вычитаются расходы на "Управляющую компанию". Еще 10% по договору отходит ей же — в виде "вознаграждения". При этом никто и никогда в Союзе не видел ни бюджета "Управляющей", ни хотя бы ее расходных смет. Любая финансовая информация здесь — тайна за семью печатями. И никого это даже не удивляет — потому что за последние 5 лет Сидоров со товарищи умудрился ни разу (!) не утвердить финансовый план своего Союза. Еще большая тайна — судьба знаменитого некогда Мытищинского завода художественного литья им. Е.Ф.Белашовой. В свое время на его строительство и реконструкцию угрохали более 15 миллионов долларов. В результате получили пустующие цеха, разваливающиеся административные корпуса, ржавеющие мостовые краны, зарастающую бурьяном железнодорожную ветку. Это, кстати, тоже собственность Союза художников. Точнее сказать, бывшая собственность. По некоторым данным, "Управляющая компания" умудрилась продать уникальный комплекс за... 200 тысяч долларов США. Большие деньги — сразу несколько иномарок купить можно... Возможно, кто-то скажет, что литейный комплекс в Мытищах оказался сегодня не нужен, не выгоден своим хозяевам — вот те и постарались сбагрить его побыстрее. На это есть довольно четкий ответ. Во-первых, в искусстве нет понятия "выгодно—невыгодно". Тут надо пояснить, что Мытищинский завод был действительно уникальным местом, где могла воплотиться в металл любая фантазия творца. Но сегодня Москва, в которой появляется много новых памятников, вынуждена заказывать их в мастерских Санкт-Петербурга. В Мытищах теперь будут делать заготовки для пластиковых бутылок. Единственное место на заводе, которое имеет хоть какое-то отношение к художественному промыслу, — это небольшой участок по производству... могильных памятников. Хороший символ для итогов работы руководства российского Союза художников... Ситуацию мы попросили прокомментировать Эдуарда Дробицкого, президента Международной федерации художников при ЮНЕСКО, и Валентина Сидорова, председателя Союза художников России. Валентин СИДОРОВ: — Только что я вернулся с допроса в налоговой полиции. Ну что сказать по поводу этого письма? Мы его рассматриваем как начало предвыборной кампании. А на меня-то наскоки всю жизнь были, я на них не обращаю никакого внимания. Что нами сделано — об этом отчет дадим на съезде. — В этом письме вас обвиняют в продаже этих самых помещений. — Все дома творчества, к примеру, сохранены. Они, правда, не функционируют так, как в советское время, но они у нас есть. Ну, господа-товарищи, не видеть этого нельзя. Кстати, покорный ваш слуга недавно избран действительным членом Академии художеств Киргизии. Наверное, это не просто так. — Одно из главных обвинений — союз потерял Мытищинский завод художественного литья... — Это целая история. Где-то в 87-м году нам правительство приказало строить новый завод. А этот, где отливались все эти монументы с протянутой рукой, по экологическим соображениям должен был быть переведен. Построили огромный ангар (как три Манежа) — и все. Дальше кончились деньги. И принял тогда секретариат союза решение, чтобы с этим недостроем расстаться. А мы вырученные средства сейчас кидаем на строительство Тверского бульвара, 26, — там у нас тоже недострой, который, наверное, еще с 70-х годов тянется. Сам я лично свои деньги тратил, чтобы крышу покрыть от дождей рубероидом. — Последний вопрос. Вы будете выдвигать свою кандидатуру на третий срок? — Это от меня не зависит. Но со всем желанием я бы хотел сказать: вот вам хомут и дуга, и больше я вам не слуга... Эдуард ДРОБИЦКИЙ: — Мне известно об этом письме. К нему прилагаются еще пояснительные записки. Одна — о положении дел на Мытищинском заводе художественного литья. Рукавишников отливает своего Баженова в Австрии, Бурганов — в Германии, Церетели — еще где-то. Второе: в Художественном фонде у Сидорова скопилось громадное количество работ — аж с 20-х годов. Куда делись целые три коллекции, никто не знает. Выставочные залы, салоны — где они? Проданы. Но ведь это имущество не Сидорова, даже не его "Управляющей компании", а всех членов союза. Только съезд может решать вопрос о купле-продаже. При этом в письме изложены факты только по Москве. А сколько всего уплыло по всей России? Один выставочный зал в Пензе — почти ЦДХ — чего стоит! Художники возмущены: почти 80% имущества союза сегодня продано. Неделю назад Валентина Матвиенко сама говорила: Союза художников России больше нет. — А где же были проверяющие органы, та же ревизионная комиссия союза? — Так ведь председатель ревизионной комиссии Греков является вторым после Сидорова человеком в "Управляющей компании". Вот такая схема. Сидорову не только нельзя руководить. А он собирается выбираться на третий срок. — Как отнеслись к вашему письму на местах? — Ну вы ж понимаете — художники боятся. Был съезд московского отделения на днях, избрали Сидорова делегатом на большой съезд. А нам известно, что там не было кворума. Сегодня собирается Московский союз художников. Так ведь его председатель Бубнов тоже боится зачитывать это письмо, боится, как бы обвинения в его собственный адрес не посыпались. Вот такая ситуация. Но на место Сидорова должен прийти новый человек, незапятнанный. Мне кажется, все художники должны это поддержать... С творческими союзами происходит то же, что и со всей страной. Свои катаклизмы, разборки, обливание друг друга грязью пережили союзы кинематографистов и театральных деятелей. Еще свежи на памяти бои местного значения за Гоголевский бульвар, 10, между Конфедерацией союзов художников и Международной федерацией художников при ЮНЕСКО. Битва с участием ОМОНа в выставочном зале на Кузнецком мосту, 11. Бандитские нападения на мастерские художников, которые еще несколько лет назад носили почти массовый характер. Но, похоже, главные разборки — в самом мощном художественном союзе — еще впереди. Причина ясна — буквально через три недели должен состояться съезд Союза художников России, на котором будет решаться основной вопрос — вопрос о председателе союза, в руках которого будет сосредоточена большая власть и большая до сих пор собственность.



    Партнеры