НЕРВНЫЙ СМЕХ ГЛАВНОГО КОММУНИСТА

2 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 316

Во время прочтения президентского послания, в момент, когда Ельцин заговорил о борьбе с привилегиями, ТВ крупным планом показывало смеющегося Зюганова. "Человек со лбом Сократа" даже покраснел от напряжения — то ли смех был натужный, то ли почувствовал, что на самом деле в этот момент речь президента коснулась коренных интересов компартии. По некоторым данным из администрации, говоря о привилегиях, Ельцин прежде всего имел в виду возможность парламентария оставаться депутатом без перевыборов. Чем ближе дело к избранию нового состава Госдумы, тем больше людей, так или иначе связанных с ней, — депутатов, работников аппарата, многочисленных помощников, бизнесменов, имеющих в Думе прикормленных лоббистов, — пытаются ставить вопрос о переносе сроков выборов. Причем если с рядовыми депутатами все понятно (кто из них вернется в Москву в парламент следующего созыва — неизвестно), то поведение руководителей крупнейшей фракции — КПРФ — требует объяснения. Во-первых, все опросы показывают, что больше 30 процентов мест в Думе коммунистам и их союзникам не светит (правда, без учета югославских событий, истерия вокруг которых работает на КПРФ). А это меньше, чем сейчас. Кроме того, перенести срок выборов можно только в одном случае — добившись сейчас импичмента президента. По сути, даже больной Ельцин является последним препятствием на пути зюгановцев к абсолютной власти в стране. Без президента, контролируя большую часть регионов и правительство, они легко могут добиться нужного им решения: например, в связи с "критическим экономическим положением и внешней угрозой" на совместном заседании Думы и Совета Федерации для начала объединить парламентские и президентские выборы, назначив их, допустим, на июнь 2000 года. До июня они, безусловно, сумеют укрепиться, как сейчас им даже не снилось. Кроме того, с таким вариантом наверняка не будет спорить и премьер-министр, так как по этому плану он тоже будет переизбираться не через месяц, как положено по Конституции, а через год фактического президентства. То есть его позиция в грядущей схватке за "трон императора" тоже весьма усилится. Кроме того, внутри КПРФ идут довольно сложные процессы. Радикалы — Илюхин, Макашов и другие — постоянно давят на Зюганова, Купцова и прочих умеренных. Причем среди основной массы рядовых партийцев и "среднего звена" авторитет Илюхина и Макашова постоянно растет. Недаром в предполагаемом списке КПРФ именно радикалы занимают все первые номера (Зюганов не в счет). Естественно, после выборов, когда возможный успех будет достигнут именно за счет антисемитских выходок Макашова и очередных бредней Илюхина, их позиции внутри партии окрепнут настолько, что Зюганову будет с ними трудно справиться и отстоять свое безусловное лидерство. Больше других среди коммунистов незаинтересован в выборах спикер Селезнев. Верхушкой КПРФ уже принято решение, что он не будет выдвигаться вновь на пост спикера — нечего баловать парня, и так он уже думает, что главный. Поэтому то, что потеряет лично спикер, не идет ни в какое сравнение с потерями любого другого депутата. Селезнев из четвертого лица в стране, который напрямую участвует в формировании правительства и выработке практически любого решения, превратится в рядового коммунистического заднескамеечника. А между тем именно Селезневым сформирован весь аппарат Думы, который тоже решает вопросы немалой стоимости, а следовательно — имеет большое влияние. Все эти соображения делают сам факт проведения выборов в срок чрезвычайно невыгодным для руководителей КПРФ. Единственное препятствие — Ельцин. С ним они попытаются разобраться в ходе импичмента. Но вряд ли Б.Н., который специально для Зюганова ставил эти закамуфлированные строки в послание, уйдет без боя — было бы очень глупо. А раз так, то, может быть, "дядюшка Зю" смеялся напрасно — ведь хорошо смеется тот, кто смеется без последствий.



    Партнеры