ЛАБУХИ ИЗ КРЕМЛЯ

3 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 840

По узкой лестнице поднимаюсь на Кремлевскую стену и, лавируя между расставленными там прожекторами подсветки, добираюсь до Троицкой башни. На двери в необъятный кирпичный монолит блестящая табличка "Президентский оркестр Российской Федерации". За 60 лет существования у него были разные названия: оркестр Управления коменданта Московского Кремля, Кремлевский оркестр, Образцово-показательный оркестр Комендатуры Московского Кремля... 11 января 1993 г. Борис Ельцин подписал распоряжение о переименовании оркестра в Президентский. С той поры наряду с Президентским штандартом, Президентским полком он является одним из "фирменных" символов верховной власти в стране. Так что у Бориса Николаевича по музыкально-церемониальной части все обстоит "на уровне мировых стандартов" — не хуже, чем у руководителей других стран. Хотя у того же Клинтона в Штатах аж четыре президентских оркестра! Правда, все они духовые, а вот наш... — Его нельзя даже охарактеризовать как-то однозначно, — рассказывает художественный руководитель и главный дирижер, народный артист России Павел Овсянников. — Если нужно — он духовой, при необходимости выступает как большой симфонический, в других случаях становится эстрадно-симфоническим... Мы из своих музыкантов иногда даже биг-бэнд составляем! Только не путайте нас с Оркестром роты почетного караула, участвующим в торжественных встречах, которые демонстрируют в телерепортажах. Президентский оркестр задействован на официальных церемониях, происходящих в Кремле. Несколько раз они сопровождали Бориса Николаевича во время визитов в другие страны — в Швецию, Германию, США. Играли там на приемах, которые давал президент в российских посольствах. В свое время Павел Овсянников закончил теоретико-композиторский факультет Московской консерватории. Сочинительское дарование весьма пригодилось ему, когда довелось возглавить "придворный" оркестр: Павел Борисович написал специальные "протокольные" произведения: "Музыкальная эмблема Президента" и "Президентская фанфара". Согласно принятому протоколу "Фанфара" исполняется духовыми инструментами при торжественном входе президента в зал во время официальных встреч с руководителями других стран. Во всех остальных парадных церемониях с участием президента оркестр исполняет "Музыкальную эмблему". Это уже настоящее симфоническое произведение. — Необычность "ритуальной" музыки в том, что ее звучание должно зависеть от самой процедуры официальной встречи, — рассказывает Овсянников. — Вот президент появился в дверях зала. Мы начинаем играть — громко, торжественно... и ровно столько по времени, сколько будет идти Борис Николаевич навстречу своему высокому гостю. Пока руководители государств здороваются, обмениваются первыми любезными фразами, оркестру нужно звучать приглушенно, а потом вновь "воспрянуть" — до того момента, пока главные действующие лица не приблизятся к месту, где установлены микрофоны для торжественных приветствий. И все эти музыкальные переходы должны завершаться гармонично для слуха присутствующих... Задача усложняется тем, что наш оркестр размещается обычно в стороне от "основной сцены" — как правило, на хорах между Георгиевским и Владимирским залами. Оттуда не видно, как разворачиваются события, поэтому приходится ставить в зале своих помощников, которые по ходу церемонии подают условные сигналы. "Персональный" оркестр президента участвует в церемониях награждений, обеспечивает музыкальное сопровождение официальных приемов, о которых говорят: "Президент дал обед в честь..." На такой прием оркестранты берут с собой толстые нотные тетради — в них записано около 300 произведений самых разных жанров. Конечно, существует некая "тактическая" основа. Начинают обычно с классики: Чайковский, Глинка... Потом переходят к чему-то более легкому, обычно к фрагментам из оперетт, дальше может наступить очередь джазовых композиций, а "на десерт" вновь звучит популярная, легко узнаваемая классическая музыка. Однако в каждом конкретном случае Павлу Борисовичу нужно проявлять навыки дипломата и психолога. Он заранее наводит справки о музыкальных пристрастиях будущих высокопоставленных гостей, обязательно учитывает их национальные вкусы и соответственно корректирует репертуар. — Вот, скажем, когда приезжал президент Франции, мы специально для него включили в свою программу произведения Бизе, мелодии песен Эдит Пиаф и Мирей Матье... Приходится улавливать и настроение присутствующих на приеме. Скажем, думаешь, что обстановка в зале будет сухой, натянутой, а вместо этого среди хозяев и гостей после удачно проведенных переговоров начинает царить благодушное настроение — тут нужно и соответствующую музыку исполнять. Для простоты у нас все произведения в репертуаре обозначены цифрами. Говорю, к примеру: "Играем номер сто шестьдесят четыре!" — и сразу начали. Павел Борисович и его оркестранты следят за всеми новинками популярной музыки. Не пропустили они и появление знаменитого "Титаника". Фильм еще на экраны не вышел, а Овсянников уже раздобыл саундтрек к этому "оскароносцу", вот "друг Билл" удивился-то во время визита! — Неужели все всегда так гладко проходит? А Его Величество Случай? — Один раз возникла ситуация действительно критическая. Нас не предупредили заранее, что оркестр должен участвовать в церемонии подписания договора. Лишь в 9 утра мне вдруг позвонили и "обрадовали": через два часа предстоит исполнять в Кремле гимны обоих государств. А в стране прибывшего к нам президента совсем недавно поменялся гимн. Срочно связались по телефону с Оркестром роты почетного караула и выяснили, что нужные ноты у них есть, но они находятся в кабинете начальника, на Красноказарменной улице. Мой помощник помчался туда, приехал, а его караульный на входе не пропускает — забыли предупредить! В конце концов он заветные ноты все-таки добыл и, чтобы назад побыстрее вернуться, попросил для сопровождения машину Военной автоинспекции с мигалками и сиреной. В центре города — пробки. Лавируя в толчее, автомобиль ВАИ налетает на столб... Привезли нам ноты за 15 минут до начала церемонии! Мы успели только один разок по ним "пробежаться" — прямо там, возле зала... Как нарочно, и гимн-то оказался довольно сложным! Но ничего, отыграли как следует. Потом президент-гость сказал, что такого замечательного исполнения своего национального гимна он еще ни разу не слышал... Приятно, конечно, только нам пришлось потом ремонт машины ВАИ обеспечивать... В Президентском оркестре — около ста музыкантов. Отбор сюда строгий. Берут только выпускников Московской консерватории и Института им. Гнесиных. Обращают внимание на внешний вид, на характер человека. Случалось, Овсянников вынужден был отказывать классным музыкантам лишь из-за того, что они лицом или фигурой "не удались": ведь для парадных церемоний это тоже важно. Каждая кандидатура проверяется "компетентными органами" — оркестр-то в структуре ФСО числится. Большинство подчиненных Павла Борисовича — военнослужащие. Даже представительницы прекрасного пола — а их здесь около двадцати — стремятся получить такой статус. Службу в Президентском оркестре не назовешь сахарной. Трудовой день у музыкантов ненормированный, так что приходится быть в постоянной "боевой готовности". — Однажды, помню, вызвали на работу утром 1 января! — вспоминает Овсянников. — Помимо всего прочего оркестранты по очереди заступают на дежурство, а каждый будний день состав духовиков, облачившись в армейскую форму, играет на церемонии развода, проводимой ротами Президентского полка на одной из внутренних площадей Кремля. Тут приходится и навыки строевой подготовки демонстрировать. Послушать "оркестр Ельцина" могут не только избранные. — Сейчас, например, мы выступаем в Государственном Кремлевском дворце, совместно с труппой "Кремлевский балет" исполняем балетные спектакли "Лебединое озеро" и "Щелкунчик", "Дон Кихот", "Том Сойер"... Много раз участвовали в концертах с нашими лучшими оперными и эстрадными певцами: Евгением Нестеренко, Ириной Архиповой, Филиппом Киркоровым, Львом Лещенко... Неоднократно выезжали гастролировать в другие страны. — Но как же вы можете отлучаться из Москвы? Вдруг в это время здесь, в столице, какой-нибудь официальный раут будет намечен... — У нас в штате достаточно музыкантов, чтобы выступать одновременно двумя составами. Вот, скажем, когда часть оркестра отправилась в Швецию, куда Борис Николаевич поехал с официальным визитом, другая часть в столице участвовала в торжественных мероприятиях, проводимых премьер-министром... Бывают ситуации, когда гастроли не удаются из-за "накладок" с официальными мероприятиями. Вообще, "добро" на любое мероприятие "вне Кремля" согласуется с самим президентом. Однажды король Таиланда пригласил оркестр выступить у них в стране на празднике, однако эту поездку не разрешили: музыканты нужны были в Москве. В гардеробе у Павла Борисовича и его оркестрантов чуть ли не десяток разных концертных костюмов и мундиров. Помимо обычной армейской формы в их распоряжении фраки, белые смокинги... При участии специалистов в области геральдики музыкантам сшили еще и парадную церемониальную форму по аналогии с мундирами царских времен. ...Входя через Троицкие ворота на территорию Кремля, трудно представить, что где-то там, среди могучих стен старой боевой башни, оборудованы помещения для записей Президентского оркестра: аппаратная, компьютерная студия... И тем не менее они репетируют именно там, над головой у президента.



Партнеры