ВЛАСТЬ НЕДЕЛИМАЯ

14 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 245

Президент бьет все рекорды. За последний месяц он уже несколько раз встретился с мэром Москвы Лужковым, чего не случалось уже много лет. Судя по всему, никаких серьезных тем между двумя политиками не поднимается. Но каждая встреча должна в очередной раз показать Примакову, что у Ельцина еще есть карты в колоде. Дескать, не на одном Максимыче свет клином сошелся... На прошлой неделе скрытое противостояние Ельцина и Примакова впервые выплеснулось на ТВ. Президент на встрече с главами республик заявил, что Примаков сегодня — полезен, а там — будет видно. Телевидение эту фразу многократно процитировало. Премьер тут же парировал: "Я не держусь зубами за свое место. Тем более когда устанавливаются временные рамки: сегодня я нужен, а завтра — посмотрим". Впервые кто-то из российского политистеблишмента позволил себе напрямую противоречить Борису Николаевичу. Фактически Примаков заявил, что он по-прежнему готов обеспечивать Ельцину гарантии пребывания на посту президента до выборов 2000 года, но не ценой своей будущей победы на этих выборах. Огрызнувшись публично, премьер, видимо, прекрасно понимает, что ситуация для президента безвыходная... Долгая интрига, с отставкой Скуратова, близится к концу. Ее итогом стал обмен кресла Генпрокурора на "голову" Березовского. Балканский кризис развивается своим чередом. Чем сильнее беснуются левые, тем шире у Примакова поле для игры, тем больше у него шансов стать президентом-2000. Во всяком случае, выбор будущего хозяина Кремля уже сместился в плоскость — Зюганов или Примаков. У Ельцина, в свою очередь, выбор действий невелик. Либо смириться с главенством премьера и тихо досидеть свой срок. Либо отправить кабинет министров в отставку и установить диктатуру. В случае демократичных и хотя бы на 50% честных выборов после отставки Примакова ни у Ельцина, ни у "семьи" шансов на выживание просто не останется. Но чтобы установить диктатуру, надо иметь как минимум тысячу лично преданных бойцов. Ни Путин на Коржакова, ни Сергеев на Грачева никак не тянут. Нет сомнения, что Ельцин попытается использовать вариант 1993 года. Но нет также сомнения и в том, что вариант этот возможен только в форме фарса, как и любое повторение истории. Око за око. Клык за клык Чтобы хотя бы приблизительно понять суть происходящего, надо представлять себе тот излом, на котором сталкиваются интересы правящей элиты страны. Излом этот — президентские выборы двухтысячного года. А сталкиваются на нем интересы представителей прежней (ельцинской) элиты и пришедшей ей на смену нынешней (примаковской). Остальное частности. К сегодняшнему открытому противостоянию президент и премьер шли давно. Весь нынешний год проходит под знаком плавного перетекания власти от Ельцина к Примакову. Особенно явно этот процесс обозначился в январе, когда премьер выступил с предложением заключить пакт о политическом ненападении между всеми ветвями власти. Понятно, что это была личная, никак не согласованная с Ельциным инициатива Примакова. По сути, премьер покусился на самое святое в представлении президента — на его право вершить политику. Примаков подставился, чем не преминули воспользоваться силы, жаждущие реванша. Первой стартовала "Независимая газета", которая фактически обвинила премьера в попытке узурпации власти. Ее хором поддержала вся пресса. Примаков на истерику СМИ ответил просто и изящно — объяснил Б.Н., что его инициатива преследует прежде всего цель сохранения Ельцина президентом до конца отпущенного Конституцией срока. В былые времена такое объяснение вряд ли удовлетворило бы президента. Ельцин обладает фантастическим властным инстинктом. И еще буквально год назад при малейшей угрозе собственной власти он повырывал бы капельницы из вен. А на следующий день страна в очередной раз узнала бы, что она опять живет без правительства. Но на этот раз Б.Н. вынужден был проглотить пилюлю. Старый волк обнажил клыки, но пустить их в дело так и не решился. Единственное, на что отважился — это попугать Примакова. За время отпуска премьера Б.Н. встретился при закрытых дверях со Строевым и Явлинским. Мол, смотри у меня! В случае чего есть и для тебя замена — парочка, которая вполне может пройти утверждение в Думе. Примаков не испугался клыков. Он прекрасно понимает, что Дума нового премьера не утвердит. А роспуск парламента и новые выборы обеспечат коммунистам подавляющее большинство в нижней палате. Понимает это и Ельцин. Даже осторожный, на грани трусости, Зюганов — и тот наслаждается прелестью ситуации, позволяя себе угрожать президенту стачками и забастовками. В общем, стоят два бойца друг против друга ощерившись и ждут, кто первый опустит голову, подставляя шею. Сила Ельцина в конституционной незыблемости его положения. Сила Примакова — в поддержке Госдумы и Совета Федерации. Акела промахнулся За спиной у Ельцина по большому счету остались только Таня, Валя и БАБушка. Остальные реформаторы — Чубайс, Гайдар, Кириенко и Немцов — готовы примкнуть к Б.Н., но лишь в том случае, если Примаков опустит голову и подставит шею. Лишнее тому свидетельство — отказ Чубайса и Кириенко занять пост секретаря Совета безопасности. Попытка Ельцина в очередной раз заручиться поддержкой генерала (предыдущими были Коржаков и Лебедь. — Авт.) закончилась отставкой Бордюжи. За спиной у Примакова — коммунистическое большинство в Думе и симпатии сенаторов. Отсюда и следующее направление удара по премьеру, после того как лобовая атака не удалась. Кампания против Маслюкова стала, пожалуй, самой заметной и долгосрочной за последнее время (не считая бомбежек Югославии) акцией прессы. Не будем говорить, кто выступил в ней застрельщиком. Первого вице-премьера "пинали" прямо-таки с садистским наслаждением. Дескать, экономику завалил. А в качестве аргумента приводили неспособность Маслюкова договориться с МВФ о кредите. Мы не собираемся оценивать экономические таланты 1-го вице-премьера. Но с каких это пор умение вести переговоры относится к области политэкономии. Хотя и цель, и тактика атаки были выбраны безупречно. О тактике, то есть о кредитах МВФ, ниже. Пока о цели. Премьера вынуждают отправить в отставку Маслюкова, потому что за этим неизбежно последует разрыв "теплых" отношений Примакова с думским большинством. И, как следствие, политическое похудание премьера примерно до габаритов Ивана Рыбкина, которого, кстати, снова прочили на пост секретаря Совбеза. На месте нынешнего премьера пойти на отставку Маслюкова мог только психически ненормальный с суицидальными наклонностями человек. По сведениям "МК", Примаков пациентом "Кащенко" никогда не был. Идти на сдачу своих позиций со стороны премьера глупо еще и потому, что противник демонстрирует полную беспомощность. Понятно, что ситуация противостояния с Примаковым и Думой раздражает Ельцина. Но нанести прямой удар он не решается. Б.Н. бьет по сторонам, а не по противнику. Попытка уволить Березовского закончилась конфузом. Формально БАБ продолжал занимать пост исполнительного секретаря СНГ еще долгое время. Указ об отставке Скуратова уперся в неприятие этой отставки Советом Федерации — пришлось Генпрокурора "временно отстранять". В бессильной ярости ЕБН уволил Бордюжу — единственного человека, напрямую подотчетного президенту. Человека, которого Ельцин пестовал в противовес Примакову. По сути, Ельцин, пытаясь доказать свою силу, ослабил собственные позиции. Пост главы президентской администрации занял Александр Волошин. И хотя в прессе Волошина называют вторым после Чубайса экономистом на этой должности, особых экономических "подвигов" нового главы Администрации Президента назвать никто не может. Единственное, что приходит на ум, это участие Волошина в перекачивании денег "Чары" на счета Объединенного коммерческого банка в обмен на акции AVVA. Дело даже не в масштабности личности Александра Волошина. Глава администрации всегда был силен только в том случае, если за его спиной раздавался рык Ельцина. Вывод печальный. У Ельцина нет сильных кандидатур на два самых ключевых поста в системе президентской власти. Даже назначение на эти посты людей Березовского не спасает, а лишь усугубляет ситуацию. Сегодня всем очевидно, что у Б.Н. нет резерва, нет "свежей крови". "Свежей крови" — и в буквальном, и в фигуральном смысле этого слова. Примакову до фактической узурпации власти (а в России власть можно только узурпировать. — Авт.) оставалось сделать всего один шаг. У стаи должен быть один вожак Чтобы стать реальным правителем России, Примакову надо было вернуться из поездки в США с кредитом от МВФ. Всем понятно, что условия выдачи кредита вовсе не определяются размером профицита российского бюджета или увеличением налоговых поступлений в казну. Кредит МВФ обуславливается чисто политическими мотивами — поддержкой того или иного главы правительства. В данном случае — поддержкой будущего президента. Это своеобразный ярлык на княжение в России. Не случайно в программу визита Евгения Примакова в США были включены встречи с Биллом Клинтоном и Альбертом Гором. Не случаен также и перенос Примаковым встречи с Масхадовым. Если бы Евгений Максимович вернулся из Америки с политической поддержкой Вашингтона, то из премьера ельцинского правительства он превратился бы в президента постельцинской России де-факто. Если рассматривать ситуацию не с эмоциональной, а с чисто технологической стороны, то к началу бомбардировок Югославии во внутрироссийском раскладе сил сложилась ситуация выбора. Политическая и деловая элита делала свои ставки. На выбор у элиты было всего три игровых поля: нынешний президент Ельцин и Лужков с Примаковым — два наиболее вероятных кандидата на победу в выборах-2000. Ставка на Ельцина — чистый проигрыш. У Б.Н. нет возможности сохранить за собой пост гаранта Конституции, для этого необходима поддержка силовых структур. Нет у него и хотя бы мизерного шанса привести к победе в двухтысячном году своего преемника, потому что это будет означать превращение России в корпорацию имени Березовского. Ставка на Лужкова чревата другим. В случае победы в президентской гонке московского мэра к власти придет его собственная команда — как политическая, так и экономическая. Все остальные будут отдыхать. Примаков же выполнял роль зеро. Понятно, что в случае победы Евгения Максимовича и при его склонности к администрированию денег станет меньше. Но совсем отказаться от рынка он не сможет. А значит, есть все шансы сохранить долю пусть и в изрядно усохшем, но общем пироге. Судя по всему, российская элита свою ставку уже сделала. Проблема заключалась только в заокеанском хане: выдаст ли он Примакову ярлык на княжение или вернет его голову на блюде? Собственно, в этом и заключалась последняя надежда "либералов" на реванш. На это были направлены все рекламные слоганы: "Правительство Примакова — коммунистическое!", "Россия — родина воров!" и "Белый дом — убежище для коррупционеров!". Тем не менее накануне натовских бомбардировок вопрос: "Дать или не дать России кредит?" — стоял перед МВФ и администрацией США не менее остро, чем перед Примаковым. Для Примакова кредит был единственной возможностью стать правителем России. Для США и МВФ — возможностью влиять на политику России. "Торговля" Примакова с МВФ напоминала старую притчу об утопленнике, которого выловил бедный рыбак. Когда к рыбаку пришли родственники и предложили продать тело за 100 рублей, тот запросил двести. Вывод: обе стороны могут смело настаивать на своей цене. Родственникам больше негде купить тело своего близкого, а рыбаку — некому его продать. Но все это было до примаковского разворота над Атлантикой. Кто с деньгами к нам придет, от того и погибнет Если российская элита к началу бомбардировок Югославии фактически определилась в выборе, ожидая только одобрения своего выбора со стороны США, то в Вашингтоне с принятием решения затянули. К началу визита российского премьера в Вашингтон ситуация складывалась таким образом, что будущее Примакова было поставлено в прямую зависимость от прихоти администрации Клинтона: дадим кредит — будешь президентом, не дадим — не обессудь. Фактически Примакову выкрутили руки до хруста костей, но, похоже, перегнули палку. Один из самых уважаемых и влиятельных конгрессменов Америки республиканец Боб Доул предложил смягчить позицию и развести по времени визит Примакова и решение о начале бомбардировок Сербии. Но к его голосу никто не прислушался. В клинтоновской администрации посчитали, что российский премьер загнан в угол и деваться ему некуда. Но даже кошка, загнанная в угол, превращается в тигра, а Примакова котенком никак не назовешь. На секунду представим, что Примаков не развернул самолет на пути в Америку, а прекрасно добрался до Вашингтона и даже получил кредит. На президентских амбициях Евгения Максимовича в этом случае можно было ставить крест. Начавшиеся вслед за этим бомбардировки Югославии моментально сделали кандидатом в правители России №1 Юрия Лужкова (в случае активной поддержки московским мэром сербов). А в случае неполучения кредита у Ельцина появился бы прекрасный повод снять Примакова "в связи с переходом на другую работу". Таким образом, если бы Примаков не развернулся над Атлантикой, он при любом раскладе терял шансы на победу в выборах-2000. В такой ситуации Евгений Максимович принял единственно верное с точки зрения личного выживания во власти решение — вернулся в Москву. По сути, он выбил патриотическое знамя из рук Зюганова и не дал подхватить его Лужкову. Сегодня альтернативы президенту Примакову нет. Это прекрасно понимают и в США. Решение премьера совпало в данном случае и с интересами России. Штаты, понадеявшись на то, что Примакову деваться некуда, сами себя загнали в угол, завязнув в конфликте на Балканах. Теперь уже не Москва выступает в роли просителя денег у МВФ в обмен на одобрение бомбардировок, а Вашингтон вынужден задабривать Россию, чтобы смягчить ее позицию и выпутаться из югославской авантюры, сохранив честь мундира. Единственное, что вызывает недоумение, — так это обвинения Примакова со стороны отечественных наблюдателей в том, что он заранее знал весь расклад, когда отправлялся в Вашингтон. Исходя из подобной логики, было бы лучше, если бы Примаков его не знал. А потом администрация Клинтона не только сама карты сдавала, но и прикуп успела посмотреть. Просто Примаков, видимо, лучше умеет играть, чем Клинтон. Радоваться бы надо, что в России наконец-то появился политик, который мыслит временными категориями хотя бы чуть-чуть большими, чем ежеквартальная премия от МВФ. Столь грамотные действия Примакова в очередной раз заставили Вашингтон обратить свое внимание на Лужкова, как это было накануне разворота над Атлантикой. Однако дело в том, что сегодня любая попытка сделать президентский рывок на основе даже закамуфлированной поддержки НАТО заранее обречена на провал. Премьер это понимает. Лужков наверняка тоже. Остается единственный вариант преградить Примакову путь к президентству — отставка с поста премьера. Вариант этот, как уже отмечалось выше, ведет к последующему роспуску Думы и политическому хаосу. Можно не сомневаться, что Ельцин, как и Волк Ларсен, готов, умирая, поджечь под собой матрас, чтобы китобойная шхуна никому не досталась. Но после югославского кризиса практически не осталось сомнений в том, что даже при подобном развитии событий и при нормальных выборах Примаков все равно победит. Альтернативой может быть только диктатура. Может быть, именно этот вариант устраивает США. Во всяком случае, превращение России в "империю зла" гарантирует Америке поддержку любых ее авантюр со стороны европейских стран. P.S. "Смешались в кучу кони, люди..." — так вкратце можно охарактеризовать политическую обстановку в стране. Комментарии прессы также не отличаются особой стройностью мысли. Газетные и телеобозреватели умудряются уместить в рамках одной статьи (сюжета) две взаимоисключающие мысли. Постулат первый: правительство Примакова по менталитету и по факту является прокоммунистическим. Вывод: коммунисты недовольны нынешним положением вещей и сознательно ведут дело к политическому кризису, раскачивая нашу общую лодку. Постулат второй: прежнее правительство (реформаторское. — Авт.) разворовало кредит МВФ и играло золотовалютными резервами Центробанка на рынке ГКО. Вывод: не давать денег нынешнему правительству, пока в кабинет министров не вернут прежних, честных, его членов. Наличие двух взаимоисключающих мыслей в одной голове психиатры называют шизофренией. Между тем решение у сознательно накручиваемой прессой загадки одно. Реванша требуют не коммунисты и (или) Примаков, который и без того сегодня является фактическим правителем России. Реванша требуют те силы, которые "поднялись" на приватизации, залоговых аукционах и пирамиде ГКО. А впереди когорты спекулянтов "авантюрист №1" — Борис Абрамович Березовский. Последнему в этой битве отведена роль смертника. Причем отведена, похоже, обеими сторонами конфликта.



Партнеры