КЛЯТВА НАЧИНАЮЩЕГО ЮМОРИСТА,

7 мая 1999 в 00:00, просмотров: 422

Пару лет назад некто Питер Анспак составил и поместил в Интернете "Список злого властелина" (Evil Overlord List). Вдохновил его на это просмотр кино- и телесериалов типа "Геркулес", "Тарзан", "Конан", "Робин Гуд" и т.д., а конкретнее, поведение их главных злыдней, которые из серии в серию делали одни и те же ошибки, из-за чего неизбежно давали добрым героям возможность восторжествовать над собой. В результате раздражения от такой тупости родился свод из 100 правил, которым должен следовать любой нормальный Кощей Бессмертный, шериф Ноттингемский, Дон Корлеоне и прочая крупная сволочь, если у нее хватает мозгов учиться на чужих ошибках. Например: "Я не буду превращаться в змею. Это никогда не помогает". Или: "Когда я схвачу моего врага и он скажет: "Слушай, прежде чем ты убьешь меня, скажи: в чем же было дело?", я отвечу: "Нет", — и застрелю его. Нет, пожалуй, я сначала застрелю его, а уже потом скажу "нет"... В общем, очень правильный список: сколько ж можно наступать на одни и те же грабли? "Список злого властелина" вспомнился мне в связи с подарочком, который ТВ преподнесло нам на Праздник весны и труда: три часа кряду в самый прайм-тайм по ОРТ шел спектакль Евгения Петросяна "Когда финансы поют романсы". К злым властелинам означенный юморист, конечно, не имеет никакого отношения. А вот к граблям — самое прямое. Патентованный петросяновский юмор еще кое-как переносим в передаче "Смехопанорама", где выступления Евгения Ваганыча и двух его протеже разбавляются другими персоналиями, но на протяжении трех часов на одной сцене он создал такую густую концентрацию, что стук грабельного черенка о чугунный лоб слышался ежеминутно, а я впала в вегетативное состояние. Смеяться, плакать или критиковать я не могла, поскольку все это суть проявления высшей нервной деятельности, отличающие человека от животного. Остались только инстинкты — в частности, инстинкт самосохранения. Который сначала заставил выключить телевизор, а потом шепнул: одного Петросяна более чем достаточно. А если их будет много? Возможно, в эту самую минуту какой-нибудь молодой сатирик раздумывает, с кого делать стиль, — и не ровен час решит принять за образец Евгения Вагановича. Такую возможность необходимо исключить в корне. Посему рада представить вам "Клятву начинающего юмориста", которую предлагаю сделать обязательной для произнесения каждым, кто решит посвятить себя этой профессии. Конечно, соблюдение всех пунктов "Клятвы" еще не гарантирует, что вы станете гением искрометности: очень может быть, что ваш юмор все-таки останется унылым, пошлым или глупым. Но совместить все эти черты, то есть стать Петросяном, вы не сумеете. А это уже немало. Итак, "Клятва начинающего юмориста". 1. Я оставлю в покое слова "дистрибьютор", "менеджер", "брокер" и "дилер". Если они до сих пор кажутся мне очень смешными, я поборю ложный стыд и попрошу сына-второклассника позаниматься со мной и объяснить их смысл и происхождение. То же касается сникерсов, памперсов, ксероксов и тампаксов. 2. Я буду стараться разнообразить свою мимику. Чтобы публика не подумала, что я страдаю тяжелой формой нервного тика, мне придется чередовать хотя бы три гримасы. Двух — "глаза выпучены, рот раскрыт" и "взгляд исподлобья, нижняя губа на верхней" — все-таки недостаточно. Придется экспериментировать перед зеркалом... 3. Я буду остерегаться словосочетания "но дело не в этом" и употреблять его не более одного раза за монолог. Безусловно, это очень трудно, поскольку, чтобы перескочить с одной темы на другую без его помощи, придется включать фантазию и придумывать другие связки. Но ведь в один прекрасный момент зритель может поинтересоваться: так в чем же, собственно, дело? И что я тогда ему отвечу?.. 4. Герои моих монологов будут выглядеть как обычные люди. То есть интеллигент не будет носить шляпу и авоську, а домохозяйка — мечтать о дубленке как верхе достатка. Если мне будет трудно вспомнить какие-нибудь другие предметы одежды и аксессуары, я обращусь за консультацией к жене. А если жены у меня нет, то срочно ею обзаведусь — кстати, может быть, тогда на меня перестанут оглядываться на улице. 5. Когда я захочу исполнить монолог старой бабки, я предварительно спрячусь в кустиках у своего подъезда и послушаю, как изъясняются бабульки на скамейке. Так я узнаю, что они не говорят "тады", "куды", "полятел", "сусед". И уж тем более они не говорят "коммерсрант", "письнесмен" и "бизнесюк". Года у них уж не те, чтоб шутить. 6. Я буду особенно внимателен к себе, если захочу пошутить над молодежью. Раз я не умею танцевать рэп, я не буду пародировать рэп-танцоров. Раз я путаю молодежный сленг с ботаньем по фене, я не буду пытаться изобразить речь тинэйджера. Вообще, заготовив репризу на молодежную тему, я проверю ее на подростках. Если они не будут смеяться, я похороню идею. Если они будут кататься от хохота, я похороню ее тем более: над собой так не смеются... 7. Я не буду хихикать над словами "конец", "член" и "одномандатный". Они не смешные. 8. Я всегда буду помнить закон отделения мух от супа. Коли я юморист, я должен смешить людей и не пытаться заодно пробудить в них добрые чувства. Это поможет мне избегать двусмысленных ситуаций. Например, дом престарелых — вообще не лучший объект для насмешек, но если уж я произношу монолог о том, как полумаразматические старухи мечтают переспать с Сергеем Ястржембским, я не буду под занавес вставать по стойке "смирно" под песню "А значит, нам нужна одна победа". 9. Клянусь, что осведомлен о существовании понятия "политическая корректность", и потому буду избегать шуток типа "Продам 10 тонн гуталина в Зимбабве под вывеской "Африканский тональный крем". Даже не потому, что какой-нибудь чернокожий может подслушать и обидеться. Просто все белые зрители понимают, что чернокожий может подслушать и обидеться. 10. А если на эстраде у меня все-таки вырвется сокровенная шутка: "Утром пил горячий чай, лопнул мочевой пузырь, ошпарил ноги", я вырву себе язык и навсегда уйду из Большого Юмора. u u u Злые властелины неизменно гибнут — даже жалко их, недотеп. А вот дело Петросяна живет и процветает — и будет жить вечно, поскольку надежды на принятие предложенной мною "Клятвы", к сожалению, катастрофически мало. Ведь петросяновский способ пробиться в юмористы — самый простой. Собственно, если в вышеперечисленных пунктах поменять знак с "минуса" на "плюс", это и будет рецепт "Как стать Петросяном", ни убавить ни прибавить. Если по-другому — это уже напрягаться надо, а напрягаться одни дураки любят. Народ-то и так смеется. Так зачем придумывать что-то еще?



Партнеры