НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК!

21 мая 1999 в 00:00, просмотров: 220

Спортсменов, побеждавших на трех Олимпийских играх, в мире — по пальцам перечесть. Среди борцов, занимающихся греко-римской борьбой, Александр Карелин такой единственный. Его уже 11 лет подряд (после Олимпиад-88, 92 и 96) называют самым сильным человеком планеты. Вдобавок небожитель Карелин обладает еще массой титулов, один другого звонче: Герой России, заслуженный мастер спорта... "Мир" (чемпионат мира) выигрывал 8 раз, "Европу" — 11. О Карелине ходит множество разных историй. Например, что в своей кандидатской диссертации Александр подробно рассказал, как защититься от изобретенного им самим страшного фирменного броска. А на вопрос: "К чему такая щедрость?" будто бы ответил: "Пускай учатся". На самом деле его "диссер" действительно написан о бросках. Но об обычных, не фирменных. А коронный прием Карелина — действительно очень зрелищный — называется "обратный бросок с колен", и его никогда ни один из тяжеловесов не повторил. Но поговорить с Карелиным хотелось не только о спорте. Внешность известного силача... разочаровывает. Не глыба, не необъятный человек-гора — видали и повыше. Молодой парень с экономными рассчитанными движениями. Двигается очень мягко. Глаза прячет в мощных бугристых надбровьях. Но когда поднимет их, окажется, что глаза у него — серо-голубые и ясные. — Саша, везение существует? — Да, мне везет. - Все время? — Говорят: сильным везет. Самое главное — четко знать, чего хочешь. Для начала. Во-вторых — себя не жалеть. И уже после начинается везение. Я не знаю, куда можно заскочить по инерции и чего можно достичь хитростью. У меня такого не было. Действую не прямолинейно, но последовательно. Поступательно. Если ты настолько твердолобый, что надеешься пробить стену, — можешь колошматить. Но если у тебя нормальные физиология с анатомией, лучше подумай, как стенку перелезть, подкопать, обойти... Разрушить, в конце концов. Но не лбом же! К стенке тоже нужен избирательный подход. — А вы суеверный человек? В какие-нибудь приметы — в вашей родной Сибири они называются забавно, "запуки" — верите? — Помните фильм "Рокки-4" со Сталлоне? На боксере уже поставлен крест, а он долбится, просит тренера подготовить его к матчу. Тот отказывает. И боксер тренеру угрожает: "Если не станешь тренировать, я всем расскажу, что все годы, пока я боксировал, ты — из суеверия — ходил в одних и тех же трусах!" Понимаете, о чем речь? Такого нет, чтоб трусы и носки не менял, выбирал, с какой ноги шагнуть. Но немножко... да. Когда невыгодно на приметы обращать внимание, то лучше и не обращать. Отвлекают. Зато когда не находится других аргументов, кроме суеверия, — уверенность можно и приметой подкрепить. Если ты не болен перед соревнованием — не простужен, нет травмы — это обычно хорошая примета. Никогда нельзя смотреть, как тренируется соперник. Мы сидим за столом на спортбазе олимпийского резерва в Подольске. Мне налили чаю с травками и лепестками роз, поставили банку с невиданным розовым желе из сибирской ягоды кислицы — от "золотого врача" Охапкина, который много лет следит за Сашиным здоровьем. На подоконнике загорает банановая гроздь. — Существует особая чемпионская диета? — Люблю повеселиться, люблю пожевать. Для моей категории — свыше 97 килограммов — верхний порог, по последним правилам, 130. Я, к сожалению, возле него нахожусь. Сегодня не взвешивался, но вчера был 127. Правда, за тренировку килограмма два с половиной можно сбавить. Особой диеты нет. Нарезки эти не люблю. Салатики ... может быть, но не так, чтоб очень. А нравится вку-у-сная домашняя еда. Мясо — куском: большим, красивым. Сочным. Чтобы вонзиться зубами. Почувствовать связь с естеством предков. Первобытные инстинкты — они самые главные. — Скажите, вам знакомо чувство ярости и каким вы бываете в гневе? Не опасен ли ваш гнев для тех, на кого он обрушится? — Я еще не встречал людей, вызывавших у меня ярость. — Правда ли, что один приятель, живущий теперь за рубежом, однажды прислал вашей маме рецепт хлеба. На отзыв. Мама испекла хлеб и рецепт одобрила. Тогда ваш приятель назвал хлеб "Карелин" и наладил его выпуск. Хлеб пользуется популярностью у шведов, но за имя вы не получили ни кроны? — Случай был. — Из данных вами многочисленных интервью почему-то ничего не узнаешь о вашей жене и маленьком сыне. Кто ваша жена? Почему вдруг такая таинственность? — Такое пристальное внимание к моей персоне тяжело влияет на близких. Кому-то будет трудно начинать с такой фамилией в спортивном зале или в школе. А кому-то сейчас тяжело. Начиная с родителей, которые страдают столько лет из-за того, что меня и дома не бывает. А второе... слишком часто потом рождаются досужие домыслы. — Какой хотя бы у вашей супруги рост? — Метр шестьдесят семь. — Она худенькая или полненькая? — Тайну не выдам... — А у жены такого звездного мужа... соперниц нет? — Нет. — Вы — верный муж? — Я считаю, что все должно быть последовательно. И не одномоментно. — К вопросу о верности, но несколько иного рода. Вас привлекали к участию в предвыборной кампании Ельцина, вы были его доверенным лицом. Действительно ли ваше отношение к нему с 96-го года осталось прежним? — Для меня Борис Николаевич — последовательный человек. Увидал меня впервые и начал объяснять членам правительства, что вон тот парень выиграл Олимпийские игры меньше чем за 6 минут. Да об этом не знают даже многие спортивные журналисты! И я видел, как он цифрами оперирует, — я же с ним ездил. Их невозможно запомнить, обязательно что-нибудь перепутаешь. Можно только знать. Одно то, что из его рук я получил Звезду Героя за мужество... Меня, может, воспитывали неправильно, но для меня это — инъекция патриотизма, если хотите. — Неслыханный жест: после победы в Атланте вы собрали журналистов и извинились за то, что... были в плохой форме! Почти три года позади. Напомните, что случилось? — У меня на Европе (чемпионат Европы 1996 года. — М.М.), за три месяца до Олимпиады, оторвалась большая грудная мышца, сочленение. Правая рука повисла и не поднималась. А я — правша. Под мышкой образовалась гигантская гематома в полтора килограмма: я еще финал боролся. На следующий день после финала прооперировался в Будапеште. В спортивном госпитале. Думал, минут за 20 подошьют, но операция длилась почти 2 часа. А связки ног — незначительно — порвал чуть позже. Мне повезло на самом деле — успел восстановиться. Врач, который делал операцию, прислал телеграмму прямо в Атланту: "Когда я видел тебя на столе, не считал, что это возможно. Сейчас признаю". — Вы будете участвовать в Олимпиаде-2000? — Если доверят. Нужно соответствовать. Мне 31 год. Хотя... в апреле я выиграл чемпионат России, несмотря на то, что оппоненту в финале было 20 лет. Долго говорили, что в России нет борцовских резервов. Да, был провал в 93—95-х годах, даже до 96-го года, когда будущее борьбы казалось мутным и непрозрачным. А сейчас юниорскую команду возглавляет Мнацакан Искандарян — мой товарищ, олимпийский чемпион, многократный чемпион мира. Каких ребят он выпустил — это команда! Молодые, но обоснованно амбициозные, претенденты на ведущие места на чемпионатах Европы и мира уже в этом году. Не говоря об олимпийском резерве: есть 3—4 человека... — Саша, пожалуйста, просветите невежду. Когда я была маленькой, говорилось: классическая борьба. Ну, еще вольная. Откуда же всплыла греко-римская? — Она теперь называется так, греко-римская (греко-роман стайл), а прежде звалась классической, еще раньше — французской, когда-то — цирковой. Как я отношусь к переименованию? Думаю, нас разделили на греков и римлян по внешним признакам: нос, уши. (Шутка.) А я — ортодокс... Мы, конечно же, классики. Классиком был еще Сократ, Аристотель был олимпиоником по борьбе; Иван Максимович Поддубный, наш идеал, прославлял цирковую борьбу. Я, например, горжусь, что выигрывал мемориал Поддубного — раз 7 или 8. А вольную придумали американцы. Ей чуть больше пятидесяти лет. Это хороший вид, синтезированный, очень популярный в Америке. — Еще вы — самый знаменитый полковник налоговой полиции в стране. Чем вы занимаетесь в Федеральной службе? Вас не называют "свадебным генералом"? — Случается. Но еще говорят, что я — чистый. Мне нравится формулировка "чистый". — То есть всамделишный? — Я готовлю сотрудников Управления физической защиты. Но не только. Помните, Маргарита, как зубрили обществоведение? "Советские спортсмены — это один из отрядиков ...э-э... в передовом отряде советской молодежи, который своими достижениями на международных аренах пропагандирует социалистический образ жизни..." Это я о пропаганде. — Знаете, забыла совсем. И слава богу... А вы что, вспоминаете? — Я пропагандирую. И не я один. Победами даем хороший повод говорить о налоговой полиции. А это институт рыночный, новый... — Что за приемная открыта у Карелина в Новосибирске — по спортивной линии или по налоговой? — Время экспериментов! Мы с местными журналистами открыли общественную приемную: стоит телефон, девушка принимает корреспонденцию и отвечает на вопросы. Еще есть фонд Карелина. Называется пышно, но это просто маленькая региональная спортивная лаборатория. В спальном районе Новосибирска есть даже клуб Александра Карелина по... спортивной аэробике. Потому что, когда я стал чемпионом Олимпиады в первый раз, своим именем открыл двери клубу. В нем выросло уже два десятка девчонок — мастеров спорта. На соревнованиях клуб не воспримут всерьез, а с таким названием... Ну, хотите еще раз "свадебным генералом" назвать — ради бога! — Откуда ваши корни? — Я — коренной сибиряк. Родители — дальние потомки каторжников, высланных из центра России: нормальная история, у многих предки не по своей воле в Сибирь попали. Папа-то мой по рождению колыванский: деревня Колывань, Чаусский острог — место легендарное, первая прописка за Уралом. — Как — прописка? — Я не о советской прописке. В царской России почтовых адресов долго не существовало, и первыми присваивать их начали... острогам. (Остроги да каторги — форпосты цивилизации, вся Сибирь осваивалась с острогов.) За Уралом первый адрес, который был дан государем, и указ особый о том выпущен, — Чаусский острог. Колывани, по-моему, — лет 250, старше Томска, так что мой папа имеет непосредственное отношение к сибирской истории. — Саша, вы — уникальный спортсмен. Но понять, что вы за человек, куда интереснее. За спортивную карьеру ни разу не сменили тренера. Верны не только тренеру, но и стране, и родному Новосибирску: даже в Москву не перебрались. Из патриотических соображений? — Не понимаю, чем для меня лично Новосибирск отличается от Москвы. Отдаленностью от общепринятого центра? Коммуникации менее устойчивые? Что значит для меня Новосибирск, могу сказать. В прошлом году меня назвали почетным жителем города. Понимаете, за всю его историю набралась двадцатка. И я ее замыкаю. Не зря существует формула: "малая родина". — Вас обожают журналисты. Ваши ответы становятся фольклором. "Верно ли, что Карелина пригласили сниматься в Голливуд?" — "Верно. Играть бородавку на морде динозавра". А в Швеции, говорят, вас однажды достали: не приходилось ли русскому медведю охотиться на настоящего мишку, бурого? "Выхожу с фанеркой и молотком, — не выдержали вы. — Медведь замахивается лапой на фанеру, когти застревают, остается только стукнуть его молотком по голове". "Может, правда?" — подумали журналисты, и вашу байку перепечатали все шведские газеты... Не одолжите эксклюзивной историей от Карелина? Пожалуйста, что-нибудь пока нерастиражированное... — Истории — сплошь и рядом. Сегодня разыскивал пошивочный комплекс, куда обязан явиться на примерку. Это мне в налоговой полиции к 9 мая шьют новый мундир. Вижу: люди пьют пиво рядом со входом в Министерство обороны. Спрашиваю одного: не подскажете дорогу? А он: "Если не ошибаюсь, Карелин? Бороться-то еще будешь, Саня?" — "Готовлюсь", — отвечаю. "Ой, мы тут тоже готовимся. Пиво будешь?" Я говорю: "Если так буду готовиться, боюсь, вы завтра на меня плевать станете. За то, что надежд не оправдал". — "Это правильно. А ВОДКИ, К СОЖАЛЕНИЮ, У НАС НЕТ!" С моим лицом трудно избежать вопросов: почему битые уши? почему короткие волосы? Раньше, пока не был настолько узнаваем, в каждом аэропорту забирали в милицию. Особенно, когда служил в армии или был курсантом (была и такая полоса в жизни). Военный билет на руках, а ты идешь в спортивной форме. Тебя под белы ручки: "Ваши документы? А почему, товарищ солдат, вы такой ловкий?" И быстренько в линейный отдел. Ну, спасало, что я — из "Динамо".



Партнеры