ТВАРИ

21 мая 1999 в 00:00, просмотров: 305

Мало того что сама Россия все больше напоминает общемировую свалку, куда в скором времени начнут свозить для захоронения еще и ядерные отходы со всей планеты. Мало того что наш т.н. политический бомонд все больше напоминает стаю крыс, которые регулярно дерутся между собой за право отхватить самый лакомый кусок. Так еще и самые натуральные крысы, с хвостами, зубами и прочими мерзкими атрибутами, начали наступление на людей. История учит: самый точный показатель того, что в доме, селе, городе или стране что-то не так — это количество серых тварей, живущих под нашим боком. Которые с незапамятных времен стали символом людского неблагополучия. Завороженно взирая на политическую грызню, россияне почему-то оставили без внимания все последние сообщения московских санэпидемиологов о том, что поголовье крыс в России растет с ужасающей быстротой. Что именно это значит и к чему может привести — читайте 3-ю страницу. БОЛЬШИНСТВО ЖИТЕЛЕЙ СТОЛИЦЫ — ХВОСТАТЫЕ! Крысы появились на Земле на 50 миллионов лет раньше, чем человек. И погубили больше людей, чем все войны, вместе взятые. Сейчас их на планете — почти 8 миллиардов. Сегодняшняя Москва для серых тварей — что дом родной. Поголовье крыс в столице в последние месяцы принимает все более угрожающие размеры. Как утверждают городские биологи, противник нам достался похлеще Рэмбо... А нюх как у собаки, а глаз как у орла... — Прошу вас, не пугайте народ! Метровых крыс-мутантов в природе не существует, — заявил корреспонденту "МК" ведущий специалист Московского городского центра дезинфекции Михаил Самуров. Это, конечно, радует. Но не очень. Поскольку даже обычные 10—20-сантиметровые "крошки" — весьма одаренные природой создания. "Городские" серые крысы бегают со скоростью 10 км/час, прыгают в высоту до 80 сантиметров, а в случае опасности — и до 2 метров. Шикарно плавают (рекорд — 28 км!), ныряют, лазают. За день набегают до 50 километров. Выживают и размножаются в любых условиях: от холодильника до котельной. К тому же, едва достигнув 3—4 месяцев, хвостатая самка готова производить потомство. При идеальных условиях крыса может рожать каждые 23 дня. Если бы в городах прекратили борьбу с ними, за пару лет потомство каждой крысиной пары могло бы достигнуть 20.155.332 особей! Главная опасность для людей, исходящая от крыс, — эпидемическая. Через помет, мочу, шерсть, укусы крысы могут наградить человека крайне опасными заболеваниями. Некоторые из них приводят к летальному исходу. Например, лептоспироз. А еще: геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, псевдотуберкулез, иерсиниоз, бешенство. Даже единичный случай такого заболевания — для медиков настоящее ЧП. Но, как правило, одним больным дело не ограничивается. На своих носах, лапах и хвостах крысы разносят инфекцию на километры. Кроме того, серые твари зарекомендовали себя как злостные вредители городского хозяйства. Своими "стальными" резцами они прогрызают даже бетон. А телефонные и прочие кабели для них просто семечки. Ежегодный ущерб, наносимый крысами Москве, по подсчетам специалистов, составляет миллионы рублей. Более точно просто посчитать невозможно. — Ясно, что городу выгоднее последовательно бороться с грызунами, нежели устранять последствия их жизнедеятельности, — говорит Михаил Самуров. — К сожалению, крыс сейчас в Москве становится больше обычного. Авторитетному мнению вторят и читатели "МК". "У нас по дому бегают крысы", "Наглые твари беззастенчиво разгуливают по двору", "Моего малыша укусила крыса" — такие звонки в редакции не редкость. Что же все-таки происходит? Отравители в законе Наверное, читатель помнит историю про сказочного мальчика Нильса, который спас город от полчища крыс с помощью волшебной дудочки. Но такое возможно только в детской литературе. Науке же известно всего три способа борьбы с грызунами. Первый — механический. Давилки (так профессионалы называют мыше- и крысоловки) и клеевые покрытия. Второй — биологический. Природные пожиратели крыс — кошки и собаки. Но, по наблюдениям биологов, в последнее время эти животные стали брезговать грызунами. Похоже, зажрались — еды в Москве им и так хватает. Ну ладно, кошку ловить крыс не заставишь. А вот собаку научить можно. Особенно ловко получается это у фокстерьеров. Но все-таки вырастить собаку-крысолова — дело дорогое. Подходит, пожалуй, лишь владельцам загородных особняков. Кстати, история про "крысиного короля" (крысу-каннибала, обученную пожирать своих же сородичей) не более чем легенда. В сельском хозяйстве применяют и так называемый бактериологический способ. Выращивают специальную жидкую сальмонеллезную культуру. Ее добавляют в приманку, и грызуны заболевают сальмонеллезом. Но самый распространенный способ — химический. Когда крыс элементарно травят. Яды бывают двух видов. Острые и кумулятивные. Первые действуют мгновенно. Вторые — накапливаются. Каждая отрава имеет свои плюсы и минусы. Крысы чрезвычайно чувствительные и совсем не всеядные существа, как принято считать. Они не станут питаться гнилью и отбросами. В свой рацион крысы включают только свежие, качественные продукты. Они обожают сладенькое. Но, едва заподозрив неладное, серая тварь, во-первых, больше не притронется к предлагаемому "лакомству", а во-вторых, особым сигналом предупредит своих сородичей: "Стой! Опасность!" Удивительная особенность крысиного организма — устойчивость к ядам, которую они передают потомству. Иными словами, одна и та же отрава не повалит крысу дважды. Поэтому ядами острого действия обычно пользуются максимум два раза в год. Иной раз крысы напрочь отказываются есть приманки. Тогда дератизаторам (так называют на профессиональном языке крысоловов) приходится проявлять чудеса изобретательности. Например, использовать липкие покрытия. Пробежав по такой "липучке", грызун получает свою порцию зелья прямо на лапки. Несмотря на серую шкурку, крыса чрезвычайно чистоплотное животное и бесконечно умывается. Яд с лапок попадает в рот... Кстати, некоторые москвичи против того, чтобы в подвалах их домов раскладывали отравленные приманки, считая, что их могут съесть и другие четвероногие питомцы. Это предрассудок. Каждая ядовитая порция рассчитывается на граммы веса. То есть убийственна именно для крысы, но не для кошки. В последнее время для подстраховки в подобные ловушки добавляют горечь, которую крысы просто не различают, а остальных животных это отпугивает. Отраву для грызунов столицы готовят на специальной кухне — фабрике "Родемос". "Крысиные повара" ежегодно "варят" более двух сотен тонн такого фаст-фуда. Причем вся пища исключительно свежая. Ведь, как уже говорилось, крысы даже в голодный год не позарятся на тухлятину. Крысиные трупы потом собирают в мешки, свозят сначала в холодильники, а затем на подмосковный завод "Эколог", где их сжигают. Крысоловки для ДЕЗов Итак, вроде бы ничего мудреного в деле борьбы с грызунами нет. Тогда почему крысы в Москве плодятся все активнее и активнее? Оказывается, как и в любом другом профессиональном клане, у московских крысоловов, объединенных в кучу крысоловных организаций, есть своя "мафия", свои "разборки" и свои "сферы влияния". До 1991 года в городе заправляла всем единая служба с дочерними конторами в каждом районе. Все столичные крысы были на их совести. А под контролем ни много ни мало — 94313 объектов площадью 313.688.000 квадратных метров. Эта структура, пожалуй, одна из немногих, которая при любых режимах находилась на хозрасчете и самоокупаемости. С грызунами боролись методично и согласно всем санитарным нормам. Они не изменились и до сих пор. В частности, крысиные гнезда, взятые на карандаш, необходимо периодически "протравливать": от 4 до 36 раз в год. Состояние каждого объекта определяют по так называемым полевым площадкам. Это коробка с невысокими бортами, по дну которой рассыпан тальк или мелкий песок. Как любого опасного преступника, крысу ловят по отпечаткам лап. Наследила — значит, надо трубить тревогу. Так предписывают правила. Но следуют им в последнее время, увы, далеко не все. Особенно расплодившиеся коммерческие конторы. Каждый год дирекции единого заказчика, на чьих балансах находятся жилые дома, овощные базы, продовольственные магазины и прочие "лакомые кусочки" для крысоловов, проводят тендеры. На них, как на рынке, выбирают борцов с грызунами. По какому принципу? По такому, что не до жиру. Лишь бы дешевле. Хотя известно (и не только профессиональному борцу с грызунами), что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И ДЕЗы каждый раз в нее попадаются. Борьба с крысами стоит денег. Чем качественнее методы, тем дороже. Проверить же работу дератизаторов невозможно. Приходится верить на слово. "Мы убили 100 крыс!" — рапорт сдал, рапорт принял. Тут два варианта: либо на самом деле их было 300 (в таком случае коммерсанты скрывают объем работ от налоговой инспекции), либо, наоборот, 20 (в этом случае обманывают ДЕЗ, чтобы вытянуть больше денег). Конечно, все тайное рано или поздно становится явным. Обнаглевшая крыса, не нюхавшая пороху (читай — отравы), выходит из подполья на божий свет. А где-то в норах подтачивают зубки сотни ее детей и внучат. Из последних выявленных халтурщиков — фирма с жюль-верновским названием "Восточный грот", обрабатывающая большие площади в Северо-Восточном округе. Как оказалось, лишь на бумаге. А сколько таких еще? Московские крысы могут пить шампанское за здоровье горе-чиновников и гуманных коммерсантов. Не до пьянки лишь москвичам, которые, сами того не ведая, подвергаются серьезной опасности. Есть и другая сторона медали. Все предприятия обязаны согласно санитарным нормам города Москвы проводить дератизацию и оплачивать такие услуги. Но многие предпочитают этого не делать. Мол, сами нищие как церковные крысы. А за "спасибо" крысоловы не работают — ни копейки из бюджета на борьбу с грызунами не предусмотрено. — Михаил Алексеевич, а если на какой-нибудь магазин нападут полчища крыс, а он не сможет вам заплатить, вы что, будете сидеть и наблюдать? — интересуюсь у г-на Самурова. — А что делать? Одна отрава стоит огромных денег, — отвечает он и, видя, как вытягивается у меня лицо, добавляет: — Ну, конечно, в Москве есть особый эпидемиологический фонд. Если есть сигнал, что грызуны разносят инфекцию, работы будут оплачиваться из городского бюджета. Но только в самом исключительном случае. В общем, ситуация более чем странная. На крыс бросились все кому не лень (между тем в подобных организациях должно быть хотя бы два профессионала-дезинфекциониста). ДЕЗы предпочитают работать со своими. Городская дезстанция без денег объекты не обрабатывает. У префектур до всего руки не доходят. Управление городского хозяйства в роли третейского судьи выступить не желает. И как результат — поголовье крыс живет и процветает. На 1998 год количество контролируемых объектов по сравнению с 1990 годом сократилось в 3,8 раза, а объемы обрабатываемых площадей — в 1,8 раза. Более 500 тысяч квадратных метров обслуживались в одноразовом порядке. А значит, крысам создали самые благоприятные условия для размножения, что может привести к непредсказуемым последствиям (см. начало). Дело — чума! В последние годы и особенно месяцы (весна на дворе) крысы, пользуясь смятением в рядах противника, перешли в контрнаступление. Каждый год в Москве фиксируется более 200 случаев укусов человека крысами. Настало время вспомнить, что именно серая тварь является переносчиком одного из самых опасных заболеваний для человека — чумы. И если вы думаете, что чуму победили сразу же после революции, то глубоко заблуждаетесь. В конце 80-х годов в Аральске (Казахстан) зарегистрировали два случая чумы. Расходы же по ликвидации очага зараженности составили около 80 тысяч долларов. 1994 год — вспышка заболевания в индийском городе Сурат, когда от чумы умерло около тысячи человек. Только прямые расходы перевалили за 800 миллионов долларов. Скажете, это все от нас далеко? Совсем недавно, в 1997 году, в Москве, на территории, арендуемой вьетнамской фирмой "Салют", поймали на первый взгляд обычную крысу. С ее шкурки собрали блох, родом из Юго-Восточной Азии. Именно эти насекомые — активные переносчики чумы. Для того чтобы распространяющаяся со скоростью света инфекция загуляла по столице, достаточно было бы нескольких дней. Напомним, что от чумы в средние века вымерли Лондон, Париж, Лиссабон. Да разве был город за земном шаре, которого бы не коснулась костлявая рука смерти, принесенная на крысиных хвостах? Неужели из-за чьей-то нерадивости чума может вспыхнуть на пороге XXI века, да еще в столице недавней супердержавы? Справедливости ради стоит сказать, что грызуны разных мастей и калибров — серьезная проблема для любого города мира, особенно мегаполиса. Видимо, человеку придется сосуществовать с этими малоприятными тварями всегда. Но не мирно, а в состоянии постоянной войны. И как любая другая война, она требует средств на вооружение. Как и всякий "военный" бюджет в России, финансирование борьбы болеет хронической дистрофией. Точнее, его в виде единого сокрушающего грызунов кулака больше не существует. В ответ на вопрос "Вы можете сказать, сколько же в Москве крыс?" специалисты приводят в пример Англию. Там в начале века власти предприняли попытку сосчитать поголовье серых тварей. И оказалось: на 1 человека приходится 1 крыса. Более точных подсчетов с тех пор никто нигде не проводил. Вероятно, поэтому масштабы грозящей опасности ни простые люди, ни градоначальники даже не представляют. Вывод неутешительный: пока крыса не укусит (не дай бог, конечно) кого-нибудь из ответственных столичных чиновников, на хвост ей власти не наступят. Надеяться остается лишь на чудо — в свое время символ Москвы Георгий Победоносец, говорят, со змеями разобрался...



    Партнеры